Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

«Театр купит новые хромовые и яловые сапоги». Смоленск — город ответственного туризма и бумажных объявлений

2020 год обещает стать лучшим для развития внутреннего туризма в России. Но пока большинство граждан рассматривают путешествия по стране исключительно через призму южных регионов. Как результат — переполненные пляжи Краснодарского края и Крыма и тревожная статистика по коронавирусу. А что если не все любят греть бока на солнце и драться за лежаки? А если нет возможности взять длительный отпуск? На самом деле, региональные столицы ЦФО точно так же рады туристам из других субъектов, а спланировать поездку на выходные дни — дело нехитрое. Поэтому нашей целью в этот раз стал один из древнейших городов России — Смоленск. В результате мы влюбились не только в золото Успенского собора, но и в местную дисциплинированность: смоляне точно знают толк в прилежном соблюдении всех антикоронавирусных правил.

«Театр купит новые хромовые и яловые сапоги». Смоленск — город ответственного туризма и бумажных объявлений
Фото: Daily StormDaily Storm

«А вы что сюда приехали смотреть?»

Видео дня

Из Москвы до Смоленска мы домчались на «Ласточке»: четыре часа в пути — и вот уже около полудня 1 августа мы были готовы гулять вдоль старых крепостных стен.

— Простите, это на санаторий «Красный бор»? — спрашивает нас пожилая женщина.

— Это «Ласточка» из Москвы, — бодро рапортуем мы, не понимая, о каком таком «Красном боре» идет речь.

Но прежде чем женщина успела задать нам другой вопрос, ее подозвала к себе некая группа людей, который непосредственно туда и направлялась.

Наш отель был тоже где-то за городом, но мы туда не торопились, решив бросить вещи в камере хранения и ехать в центр. Однако попасть в здание вокзала оказалось чуть сложнее, чем мы себе это представляли: «Сначала надеваете маски и только потом ставите сумки на ленту. Без масок никого не пустим», — сообщили нам в зоне досмотра. Учитывая, что маски мы уже успели убрать по карманам и сумкам, пришлось невольно создать небольшую пробку на входе. После московской расслабленности требование показалось даже суровым.

От вокзала до центральной улицы города — Большой Советской — около получаса пешего хода. Мы бы и прогулялись, но погода диктует свои правила: несмотря на 1 августа на календаре, в Смоленске идет дождь и дует холодный ветер. У нас в планах обед и горячие напитки, но водитель возвращает нас к реальности:

— А вы уверены, что это кафе работает?

— Конечно, работает, почему нет?

— Так зараза же новая тут гуляет, закрыто все. Вы им звонили?

Конечно же, мы в кафе предварительно не звонили, а это оказалось хорошей идеей — ведь заведения общепита в городе в большинстве своем действительно не работали на посадку. Как выяснилось, ограничения действуют до 3 августа. И может быть, их продлят, что впоследствии и случилось: особый режим в регионе сохраняется до 10 августа.

— А вы, вообще, что сюда приехали смотреть? — продолжает водитель.

— Город! — в один голос отвечаем мы.

— Тогда вопросов больше не имею, — слышим в ответ.

А город уже заждался, но на голодный желудок гулять не хотелось. И навынос брать еду тоже не хотелось. Совсем расслабились в своей Москве.

За столиками сидеть запрещено

Судя по , на Большой Советской было предостаточно открытых заведений, но каждое следующее встречало нас объявлением вроде «Только самовынос».

«Самовынос? Может самовывоз? А почему не просто «навынос»?» — странное слово долго не давало нам покоя, но по какой-то причине владельцы кафе использовали именно его. Тут на горизонте показалась кофейня с диванчиками и как будто бы сидящими в помещении людьми. Но нет, показалось. «За столиками сидеть запрещено» — вот что на самом деле было внутри. Присесть не получится, даже если ждешь свой «самовыносный» заказ.

— Да мы так-то не против, но правила есть правила, — вздыхают сотрудники.

Мы рассудили, что хватит заниматься ерундой, и спросили у местных бариста, есть ли у нас шансы хоть где-то присесть. Хорошая новость состояла в том, что Смоленск, по крайней мере, открыл веранды для посетителей. Плохая все еще была в погоде.

Так как мы уже один раз облажались, с этого момента мы решили предварительно звонить во все места, которые мы собирались посетить, будь то ресторан или музей. Это в итоге оказалось действительно правильным подходом, который сэкономил нам немало драгоценных минут.

Тем временем голод окончательно победил, и мы приземлились на террасе местной раковарни. Хотя террасой это можно было назвать с большой натяжкой: на улице вдоль здания кафе было выставлено буквально три стола. Но мы были рады и такому, тем более что еда оказалась очень вкусной.

Куда приводит навигатор

Следующим пунктом программы было посещение квартиры , расположенной в одном из старых кирпичных домов Смоленска. Шли мы туда уверенно, так как договорились о визите еще будучи в Москве. Но отыскать квартиру оказалось непростой задачей: «Google Карты» знают город ничуть не лучше нашего. Навигатор завел нас на территорию больницы скорой помощи, где мы какое-то время ходили кругами вокруг пищеблока, то и дело упираясь в забор. Со стороны мы явно выглядели странно, поэтому пришлось вернуться в исходную точку и пойти в обход.

По пути мы отметили интересную городскую особенность: большое количество бумажных объявлений на столбах, стенах зданий, витринах магазинов, остановках общественного транспорта. Все это очень напомнило Петербург, с ног до головы обклеенный разноцветными бумажками. Но если Северная столица в основном «предлагает» двусмысленный досуг, то в Смоленске висят объявления гораздо более оригинального содержания.

«Театр купит новые хромовые и яловые сапоги» — наш абсолютный фаворит. Причем этот текст попадался на глаза настолько часто, что в какой-то момент захотелось помочь бедному театру или по крайней мере позвонить и спросить, нашлась ли нужная обувь.

Нашлась и квартира Твардовского, вот только оказалась закрыта. Попытки дозвониться оказались тщетны. А сосед снизу и вовсе сначала уверял нас, что она уже год как закрыта.

— Или не закрыта… Не знаю. Я просто на первом этаже живу, а они на втором, — уже не так уверенно добавил он.

Но городу было еще чем нас удивить. По пути в художественную галерею Смоленского государственного музея-заповедника нужно было пересечь подземный переход, где не было живого места от граффити и разных надписей. Сразу несколько гласили, что — главный организатор убийства собственного мужа . Это подкинуло новую тему для размышлений: «Почему смолянам есть дело до этой истории? Круг разве был родом из Смоленска? Ведь из Твери же. Вот и так же говорит. А Ирина Круг и вовсе из Челябинска».

Загадки загадками, а картины сами себя не посмотрят. В художественной галерее все тоже подчинено новым правилам: экскурсии только маленькими группами и строго по 45 минут.

— Если раньше наши гиды могли водить и час, и даже дольше, то теперь только так. Что касается стоимости, то для вас четверых цена будет 1800 рублей, — сообщила нам сотрудница на входе.

Самостоятельный осмотр стоит всего 200 рублей, поэтому мы выбрали этот способ, чтобы не выбиваться из бюджета. Помимо билетов нам выдали подробный инструктаж по мерам безопасности:

— Сначала подойдете к соседней стойке и обработаете руки антисептиком. Потом — за колонну направо в гардероб. Там обязательно наденьте бахилы и сдайте верхнюю одежду.

В случае с художественной галереей тоже было чему удивиться. Музей обладает очень внушительным собранием работ известнейших русских художников: Шишкина, Васнецова, Серова, Дейнеки, Коровина, Куинджи, Репина и других выдающихся мастеров.

Гостиничная бюрократия

Наш отель оказался не иначе как в том самом Красном бору. Оказалось, что это не только название санатория, но и целый поселок — популярная зона отдыха с огромным лесопарком, озером и большим количеством мест для оздоровления и приятного времяпрепровождения на природе.

Мы почти опоздали на массаж в отельный спа-комплекс, потому что и здесь коронавирусные ограничения выразились в дополнительных процедурах. При заселении нам выдали не только стандартные анкеты для заполнения, но и указ губернатора области о введении соответствующего режима, с которым также надо было ознакомиться и подписать его. После следовала процедура измерения температуры, которую собственноручно нужно было занести в специальный журнал, расписавшись.

Завтраки тоже претерпели изменения: никаких больше шведских столов, только по меню. А те, кто опасается принимать пищу вместе с другими людьми, пусть даже и с соблюдением дистанции, может заказать завтрак в номер, предварительно позвонив на ресепшен.

Ограничен пока и функционал спа-зоны: очень хотелось нырнуть в большой красивый бассейн, но пришлось ограничиться массажем. Водные процедуры все еще под запретом.

«Очень сильно много церквей»

2 августа погода в Смоленске заметно наладилась, поэтому мы решили посвятить все оставшееся время прогулкам и посещению символа города — Успенского собора.

В этот раз таксист не спрашивал нас, что собрались смотреть в Смоленске, а, наоборот, охотно делился информацией, что еще стоит посмотреть:

— Залезть на крепостную стену? Нет, уже не получится. В прошлом году оттуда упал мальчик и разбился насмерть. Успенский собор — это обязательно. Вообще, церкви у нас тут везде. Очень сильно много церквей! А вот тоже одна из главных улиц с историческими зданиями — по ней еще все депутаты ездят. Вот только дорогу никак не починят.

В Лопатинском саду очень оживленно, даже несмотря на неработающие аттракционы. Мы бы и сами прокатились на чертовом колесе, но и тут коронавирус все испортил. Сами смоляне уже второй месяц ждут, когда его запустят, и по этому поводу создали даже паблик во «ВКонтакте» «Крутится ли колесо обозрения в Смоленске?». Пока каждый день ответ один: «Нет».

Но детям и так весело: перед пустующей сценой встречаем юных футболистов, которые привлекли к своему важному матчу даже бабушку. Раз уж такое дело, почему бы и не прокомментировать:

— Нападающий обходит одного, второго… Удар! Ой, тренер в игре! Еще удар по воротам, которых нет…

Играющий тренер-бабушка парирует:

— Я у них за ворота.

Последний пункт плана — посещение Успенского собора. Мы ничего не знали о его внутреннем убранстве и не смотрели никаких фотографий в Сети, поэтому Смоленску удалось удивить нас в последний раз. В тот момент, когда мы попали внутрь, мы поняли, почему все местные жители говорили о соборе с таким придыханием.

Перед нашим отъездом из Смоленска наша масочная дисциплина становится практически идеальной: на вокзал мы заходим уже подготовленными.

Удивительно убедительный город.