Ещё

«Последняя возможность кормить семью пропала». Как в Мурманске добиваются изменений закона 

«Последняя возможность кормить семью пропала». Как в Мурманске добиваются изменений закона
Фото: ТАСС
И Анастасия Перфилова, и ее муж Леонид — неисправимые оптимисты. Ей — 35, ему — 38. Оба мурманчане, закончили «высшую мореходку» — Мурманский государственный технический университет, по дипломам он — судоводитель, она — экономист. Но это только по дипломам. Оба занимаются совсем другим.
"Я пошла в мореходку, потому что так захотели родители, хотя я хотела либо на юридический, либо в туризм. Папа настоял на мореходке, на экономическом. У Лени это тоже была мечта папы, он хотел, чтобы сын стал капитаном. Но против судьбы не попрешь!" — смеется Настя.
"Это просто не мое. Я в свое время сходил три раза на больших судах и понял, что хочу чего-то другого. Потом еще закончил , но тоже понял — и это не мое", — включается в беседу Леонид.
В мореходке Настя с Леонидом и познакомились, поженились, а потом придумали и создали семейный бизнес, связанный и с морем, и с туризмом — возить на катере туристов — охотников за яркими впечатлениями и «морскими чудовищами». Договорились, что в бизнесе будут учитываться интересы всех в семье.
Так или иначе, судьбу и профессию, впрочем, как и шансы реализовать бизнес-идею подарил Перфиловым отец Насти, известный в Мурманске бизнесмен, рыбак , человек смелый и творческий. Кстати, он автор «Лучшей песни о Мурманске», где в трех куплетах и его душа как на ладони, и город, и море, и порт.
Небольшое судно, точнее корпус от него, Казаков купил лет 15 назад, отдельно заказал двигатели, а всю «начинку» решил делать сам. Он дал и название — «Картель», а потом подарил детям. Теперь «Картель» для них — и предмет гордости, и источник дохода.
Но недавно начались проблемы, которые коснулись не только Перфиловых: запреты и ограничения на выход маломерных судов. Для многих это значит, что исчезла последняя возможность прокормить семью.
Выйти в море нельзя остаться на берегу
Где поставить запятую в этой фразе, каждый рыбак-любитель в Мурманской области теперь решает сам. Многолетние споры вокруг любительского и прибрежного рыболовства, стареющий флот, а теперь еще запреты и ограничения на выход в море для маломерных судов из-за пандемии, и это в самый разгар тресковой путины (время, в течение которого производится лов трески — прим. ТАСС).
В апреле-мае в Мурманскую область всегда съезжались рыбаки со всей России, ехали на машинах, прицепами везли лодки, запасались рыбой на год вперед. Но в этот раз в сезон путины на протяжении десятимильной зоны у мурманских берегов ни одного рыбака-любителя, ни одного туриста. Бизнес встал, даже жители поморских поселков рисковали остаться без рыбы.
"Это даже не пандемия виновата. Пандемия — это проблема мирового масштаба, она рано или поздно пройдет. У нас беда другая. Раньше таким маломерным судам, как наше, длиной до 20 метров, стоящим на учете в ГИМС, разрешалось заниматься хозяйственной и коммерческой деятельностью. Потом этот закон отменили. Чтобы продолжать официально свою деятельность, нам надо уходить в Морской регистр. Для нашего корабля это невозможно, он слишком маленький, у команды должны быть совсем другие документы и допуски, средства навигации, в общем, там такой свод правил и стандартов и такие неподъемные суммы нужно вложить, что нам проще закрыть «Картель» на ключ.
Говорит Анастасия резкии фразами, и сразу понятно — характер железный. Никогда не сдаваться — это у них семейное. Пандемия? Туристов нет и в море нельзя? Ну что ж, решили объединиться и отстаивать свои интересы: «Держали совет с опытными рыбаками, бизнесменами, депутатами — последняя возможность кормить семью пропала. Что делать? И решили написать большое письмо от жителей Териберки, Ура-Губы, Мурманска и Мурманской области с фамилиями, подписями и номерами телефонов с просьбой дать возможность выходить в море, работать и зарабатывать. И это письмо мы отправили. Мы писали губернатору в личку, забросали его СМС: „Любительская рыбалка, помогите спасти!“ Чибис, когда начался „бунт“ в интернете, вышел напрямую на рыбаков, местных жителей для разговора. Результатом стало ослабление мер! Мы за это благодарны».
Что с рыбалкой? Почему стоим?
Прибрежникам-любителям рыбачить разрешили, а ограничения для выхода в море на маломерных судах остались. Уходить от причалов разрешено только жителям прибрежных поселков, предъявив в местной администрации паспорт с местной пропиской для получения разрешения. На борт судна можно брать только половину от допустимого количества человек, разумеется, соблюдая при этом все необходимые санитарно-эпидемиологические требования.
"У нас разрешено 12 человек, получается, что взять на борт я имею право только шесть. Но у меня судно длиной почти 20 метров от носа до кормы. Расстояние между бортами 3,5 метра. И, в принципе, с учетом того, что экипаж (два человека) у меня находится в рубке, а рыбаки стоят по сторонам и ловят, я соблюдаю всю дистанцию. А как может соблюдать дистанцию резиновая лодка, на которой вышли три человека, она длиной не больше трех метров? И у кого больше соблюдается закон: у меня на большом катере или на маленькой надувной резиновой лодке?" — негодует Настя.
Однако она придумала, как без туристов поддержать свой маленький бизнес, сохранить команду и продолжить ходить в море. Вместо туристов она стала вывозить на рыбалку местных рыбаков.
Ловят спиннингами, забрасывают леску, на ней — множество крючков, длина лески может быть разной, в зависимости от места лова и глубины. За один рейс с помощью спиннинга, если повезет, можно добыть полтонны рыбы, так что в разрешенные нормы укладываются: в сутки каждому рыбаку разрешено ловить не больше 100 кг.
"Выходим не так часто, только когда позволяет погода. И улов каждый раз разный. Можно и больше 700 кг взять, а можно вернуться с тремя хвостами, — говорит Леонид. — Так и живем пока".
Сейчас «Картель» стоит в Трех Ручьях под Мурманском. Здесь надо платить за причал, а это дополнительные расходы.
"Получается в среднем по 2,5 рубля за метр корабля в сутки плюс электричество — в месяц около 45 тысяч получается. По факту за то время, которое мы стоим. Когда мы в море, плата не идет. Здесь счетчики стоят, видеокамеры, сторож есть круглосуточный — все совершенно безопасно, заключен официальный договор и все легально", — одсчитывает Анастасия.
Небольшие, но сильные
В команде «Картеля» — два человека. Капитану Илье Бойцову 33, он отслужил в ВДВ, вернулся в Мурманск, выучился сначала на газоэлектросварщика, потом на матроса, потом и на капитана.
Работал в разных компаниях, у Перфиловых третий год водит «Картель». Таких «самоучек», говорит Анастасия, в Мурманске много, но толковых и ответственных среди них найти очень трудно. А тут еще постоянно туристы на борту, надо чтобы не только технарем хорошим был, но и вежливым. Илья ее дополняет.
"Я очень добрый капитан, но могу и рявкнуть так, что мало не покажется. А как до человека донести истину? Море — это не шутки, здесь нельзя вести себя небрежно. Море — оно вообще оттачивает характер и укрепляет человека, душу, не знаю, как правильно сформулировать. Нужно быть очень ответственным и смелым, да. Я был в разных ситуациях, и в шторма попадали на таких вот маленьких «пароходах», и всегда благополучно возвращались".
Не раз других рыбаков доводилось в море выручать из беды. А однажды пришлось спасать спасателей. Илья тогда работал в Лиинахамари, на судне компании «Русский лосось».
"Двое мужчин рыбачили на резиновой лодке, потом решили выйти на берег, стали подходить, их выбросило волной, лодку порвали, хорошо связь была в том районе, вызвали спасателей . Те стали подходить к берегу на своем небольшом катере, их тоже выбросило на берег, — вспоминает Илья. — Но ничего, все обошлось, мы всех забрали, никто, к счастью, не пострадал".
Матроса мы застали в трюме. Он в команде «и мозг, и плечо, и золотые руки», как говорит Анастасия. В его обязанности входит швартовка, обслуживание механизмов, работа с туристами. Когда требуется, может подменить капитана. Они выросли в одном дворе и всю жизнь дружили. Антон на вопросы отвечает сдержанно.
"Кем только не доводилось работать, и на железной дороге, и грузчиком, и продавцом, и барменом, всякое было".
На вопрос, есть ли у него при выходе в море какие-то приметы, говорит, что «надо верить не в приметы, а просто делать свое дело».
Из Академии госслужбы — к «мартену»
Хозяин судна Леонид Перфилов — фигура яркая и неординарная. Семья, друзья и команда любят его вовсе не за профессиональные качества, а за его юмор и, как говорят, космические кулинарные таланты.
"Получив два высших образования, закончив «высшую мореходку» и Академию госслужбы, я понял, что мое место у «мартена». Я чувствую блюда, без рецептов знаю, сколько и чего нужно, чтобы вкусовой букет раскрылся", — говорит Леонид.
Свои авторские рецепты Леонид выкладывает в Instagram в виде коротких видеороликов, которые снимает Настя. Специально в Москве получил еще и поварское образование, имеет квалификацию «повар VI разряда». И сейчас всерьез задумывается о том, чтобы проводить мастер-классы. А в будущем, может быть, и открыть свой ресторан.
Будущее есть
Очень часто, признается Настя, на севере штормит — и в бизнесе, и в море. Край и люди с характером. Особенно трудно ей было вписаться в мужской коллектив рыбопромысловиков, да и в турбизнесе начинать было непросто. Зато теперь с ней часто советуются в принятии решений и коллеги, и представители профильных министерств региона.
"Я выступала еще в прошлом году по просьбе правительства Мурманской области на встрече за круглым столом, был съезд на ледоколе «Ленин», меня пригласили. Были главы разных отраслей, связанных с туризмом, из других регионов. Когда я вышла с докладом, говорила, что нам надо развивать наш город, нашу область, что мы готовы вкладывать не только деньги, мы готовы вкладывать мысли и идеи. Но мы не готовы вкладываться в пустоту! Мы хотим отдачи и поддержки от государства. Участники форума потом просили вывезти их на морскую рыбалку, показать Кольский залив, Мурманск с Баренцева моря. Но, пока действует запрет на движение маломерных судов по Кольскому заливу, это, конечно, невозможно".
Как быстро сможет восстановиться после пандемии туристическая отрасль на севере — конечно, никто не прогнозирует. Пока остается только вспоминать и мечтать.
"Я очень люблю Мурманск и люблю его любым, но особенно с воды, когда полярная ночь! Я очень соскучилась по видам ночного Мурманска, когда весь город в огнях, светятся портовые краны и «Алеша» наш мурманский так красиво подсвечен (так в Мурманске называют мемориал защитникам Советского Заполярья в годы Великой Отечественной войны), окна домов ярусами на сопках — это волшебное зрелище! Когда разрешено было, мы выходили и любовались на город с моря. И ведь есть что туристам показать! Поэтому мечтаем, чтобы там, наверху, нас услышали. А идей у нас — хоть отбавляй! У нас тут у всех нервы как канаты и характер, который может развернуть в нужную тебе сторону даже ветер".
Сейчас Анастасия и ее коллеги собираются добиться, чтобы закон «О любительском рыболовстве», действующий в России с 1 января 2020 года, разрешал маленьким рыболовным хозяйствам добывать рыбу не только для «удовлетворения личных целей», но и на продажу. Данную поправку уже рассматривает .
Эльвира Серга
Видео дня. В Абхазию больше не попасть на круизном лайнере
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео