«Выездные визы» из России — какими они могут стать? 

«Выездные визы» из России — какими они могут стать?
Фото: HotLine.travel
В турсообществе обсуждают варианты новых ограничений зарубежных поездок, которые могут ввести под предлогом коронавируса
Пока границы России закрыты для туризма из-за пандемии коронавируса, а  считает «только теорией» все разговоры о рассмотрении перечня стран для приоритетного снятия барьеров, — в турсообществе обсуждают вероятность появления аналога выездных виз — перечня новых условий, выполнение которых станет обязательным для гражданина, желающего выехать за пределы страны.
Инициатором дискуссии в профессиональной группе Фейсбука «Трэвел Президиум» стал Геннадий Котов. В туризме он работает с 1971 года.
Котов напоминает, какими были условия выезда за границу в СССР. Он пишет в своем посте: «Вообще, это была привилегия очень ограниченного контингента (как правило, это представители партийных, профсоюзных, комсомольских и советских органов и особо отличившиеся представители остального трудового народа). Коротко о процедуре:
— путевка выделялась коллективу предприятия или учреждения, и кому ее выделить, решали партком, местком и комитет комсомола. В первую очередь, конечно, сами себе, но иногда доставалось и другим;
— начальник подразделения писал характеристику на кандидата на поездку (передовик производства, член добровольной дружины, регулярно выступает на политзанятиях, вредных привычек не имеет…);
— ее должен завизировать „треугольник“ — партком, местком, а если ты молодой, то и комитет комсомола;
— кандидат заполнял огромную анкету (не был, не привлекался, награждался, родители…) и автобиографию (родился, учился, работал…);
— прежде чем визы появятся на характеристике, человек должен был предстать перед этими „углами“, где ему пытались припомнить все его промахи по работе, высказывания в курилке и выспрашивали его понимание текущего политического момента (знание решений партии и правительства — обязательно), поэтому кандидат должен был значительное время провести за изучением этих документов;
— затем нужно было пройти медицинскую комиссию (не дай бог заболеешь за кордоном);
— затем все эти документы передавались в райком партии, который назначал встречу с так называемой „выездной комиссией“, состоящей в основном из партийных пенсионеров. Эта категория граждан, которым, скорее всего, еще не удалось в жизни ни разу побывать за границей, с изощренным пристрастием проверяли идеологическую благонадежность кандидата. Много сложено анекдотов на эту тему;
— после получения положительного заключения от райкома партии документы передавались для оформления загранпаспорта, в котором делалась отметка о том, что выезд разрешен;
— потом документы передавались в посольства. Про отказы посольств в те времена я не слышал;
— затем длительное стояние в очереди в единственную контору для обмена рублей на валюту. Разрешалось менять для простых смертных что-то в районе $50 для недельной поездки на карманные расходы (по путевке с полным пансионом);
— поэтому следующей обязательной процедурой был поиск дефицитных товаров (для той страны куда выезжал, у нас все было в дефиците). Их нужно было незаметно для нашей таможни вывезти в своем чемодане и там незаметно для остальных участников поездки продать, чтобы что-то купить для себя и своих родственников;
— после пересечения границы, в течение трех дней нужно было обязательно зарегистрироваться в российском консульстве».
Некоторые участники обсуждения, так же, как Геннадий Котов, знакомые с советской системой выездных виз и разрешений, не исключают новых ограничительных мер. Сергей Дельсаль («Дельсаль Груп») пишет: «Из молодежи мало кто знает (на фоне культивируемой в нашем обществе тоски по нему), каков был „выездной туризм“ тогда — как убога и унизительна была эта система, когда подавляющее большинство граждан жило по факту в изоляции от всего мира, как в резервации, и когда за них решали, можно ли им выезжать или нет, когда путевка в Югославию была верхом счастья и престижа и была доступна единицам. И такого допустить нельзя — а поползновения, как видите, есть, и они не безобидны. Одного этого депутата Дегтярёва взять. А пандемию, похоже, сейчас просто используют, как удобный момент, чтобы переориентировать народ на внутренний рынок — пока „попилить“, что осталось, — потому что видим, как почему-то уж очень медленно развивается туризм на родине (я лично горячо ЗА это развитие!..)»
(Web Palace) предлагает версию ограничений на выезд в современной России: «Будет паспорт здоровья. Укололся — и пошел. Не укололся — сиди дома. Заведут мониторинг соответствия доходов со стоимостью поездки. Будут оформлять электронное разрешение на выезд по состоянию здоровья».
Алена Ливинская (руководитель турагентства из Тулы) дополняет: контроль возможен через электронные путевки, при оформлении которых станет видна исчерпывающая информация о гражданине для принятия решения о разрешении на пересечение границы.
Ирина Юзова тоже видит возможности для пересмотра условий международного туризма: «Друзья, после прочтения требований на право работать я в очередной раз порвала Конституцию на британский флаг». И приводит аналогию с медициной: на сайте mos.ru уже успешно тестирует электронные медкарты. Что помешает ввести куар-коды в любом другом случае, когда нужен контроль над гражданином?
Впрочем, дискуссию в сообществе венчает фраза Татьяны Толстых, обращенная к Геннадию Котову: «Вы — динозаврище! Вы в туризме на год дольше, чем я на белом свете =D ».
Кто окажется прав — «динозавры», которые усматривают в происходящих событиях вокруг коронавируса новое окно возможностей системного регулирования выезда, или представители поколения молодых предпринимателей, уверенных в восстановлении прежнего порядка? Что думаете вы?
Видео дня. Что происходит внутри самого густонаселенного города
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео