"Барнео" — это вам не Борнео. О работе шеф-повара на дрейфующей станции

"Барнео" и Борнео — отличие всего в одной букве, но вас моментально переносит с жаркого острова в Южной Азии в холодную Арктику — прямо к Северному полюсу.
"Барнео" — это вам не Борнео. О работе шеф-повара на дрейфующей станции
Фото: ТАССТАСС
Именно холод предпочитает палящему солнцу наш герой. С 2000 года он дрейфует на льдине, где ежегодно разбивает лагерь для путешественников .
Пока туристы со всего мира приезжают в "Барнео" ездить на собачьих упряжках, кататься на мотосанях или заниматься подледным дайвингом, Иван размораживает для них солянку, варит пельмени и даже организует банкеты в условиях холода и полного отсутствия любых магазинов в радиусе тысяч километров.
Давай так: Иван рассказал нам о том, как Барнео посетил , едят ли иностранцы гречку и разрешается ли на Северном полюсе выпивать.
Как полюбить готовить в путешествиях
Самоизоляция стала нелегким испытанием для большинства людей по всему миру. Для Ивана, который около двух месяцев проводит в лагере экспедиции "Барнео" и еще по паре месяцев в год ходит на яхте: летом — в Арктике, зимой — в Антарктике, — самоизоляция и минимальное количество контактов — дело привычное.
Под парусом на протяжении трех-четырех месяцев он постоянно находится в составе экипажа из четырех человек, в который периодически вливаются небольшие туристические группы. В "Барнео" же в течение 21 дня команда живет и вовсе в информационном вакууме, имея возможность лишь иногда звонить родным по спутнику.
"Если я с яхты приезжаю, то еще недели две сижу дома, никуда не хожу. Надо привыкать к людям, потому что мы ходим по тем местам, где в принципе нет народа. В общем, активное общение для меня становится непривычным, привыкаешь к нему потом только через месяц-два", — говорит Иван.
В "Барнео" Иван впервые попал в 20 лет. Его отец — путешественник и полярник — тогда работал в лагере гидом и предложил сыну попробовать свои силы на собеседовании в команду тогдашнего шеф-повара экспедиции, и Иван согласился.
К тому времени он уже понял про себя важную вещь: перемена мест — одна из главных составляющих жизни сегодня, а умение сорваться и в один день уехать — необходимое условие для этого.
Именно так, "случайно", в 2013 году уехал с другом работать в ресторан в прямо перед Олимпиадой. А еще раньше примерно так же неожиданно и опять же с подачи папы в жизни девятиклассника Вани Симонова появилось поварское искусство.
Симонов-старший тогда руководил известным в детским палаточным лагерем "Большое приключение" и позвал своих сыновей поработать помощниками повара: нужно было драить котлы, делать прочую грязную работу.
"Мне было все равно в то время — отдыхал потом на свежем воздухе. Затем пару раз мне пришлось подменить повара, потому что он уезжал. В девятый класс я пришел с мыслью, что что-то надо делать. Я учился в химико-биологическом классе, то есть перспективы были — либо химик-биолог, либо врач, а мне не было это по душе. И после девятого класса я решил, что надо поступать на повара", — вспоминает Иван Симонов.
Два года Иван учился лучше всех на курсе, а на третьем году вдруг оказался первым на отчисление, потому что начал работать. Но и здесь, на земле, в родном городе, проявлялся характер путешественника. Дольше чем полгода на одном месте Симонов находиться не мог, его тянуло к новым впечатлениям.
"Это, мне кажется, родительские гены. У меня с детства случались путешествия: отец — турист, мама — туристка, поэтому с детства я ходил в походы", — объясняет Иван. Он все же нашел для себя идеальное "постоянное" место, объединившее работу и постоянное движение.
Работа в "Барнео"
В первое самостоятельное путешествие Иван Симонов отправился в 18 лет: во время учебы в профессиональном лицее он уехал на стажировку в Чехию, что продолжал делать до 2008 года.
Именно тогда, говорит, понял, что может выжить без постоянной заботы родных рядом, что границы открыты и можно уехать туда, куда захочется. В 2011 году Иван Симонов впервые отправился в "Барнео".
Иван говорит, что, несмотря на опыт работы в полярных экспедициях у его отца, каких-то собственных ожиданий от жизни на дрейфующей льдине у него не было. Возможно, поэтому он оказался не готов к большому числу стрессовых ситуаций, к тому, что приходилось много работать, к общению с разными людьми.
"После поездки я еще полгода был на таком эмоциональном позитиве. Я рассказывал всем, кого встречал, и вообще мог рассказывать об этой поездке круглосуточно. Сейчас я еду туда уже просто на работу, знаю, что там будет, что может быть, готов к тем нюансам, о которых обычные люди не знают", — отмечает Симонов.
Подготовка к работе на дрейфующей базе начинается примерно за месяц. Для кухни — это время закупать продукты и делать заготовки. Все нужно нарезать, расфасовать, что-то заморозить, а затем все отправить вертолетом на базу. Взять с собой он может всё, кроме свежих овощей и фруктов.
На месяц для 250–300 человек необходимо иметь около трех тонн еды, а еще и дополнительный запас в расчете на то, что погодные условия могут задержать отправку туристов на Большую землю.
Бывали случаи, когда команда экспедиции из-за погоды долго не могла подготовить полосу для взлета и посадки и все находящиеся в "Барнео" оказывались заложниками дрейфующей льдины. Однажды в таких обстоятельствах всей экспедиции из 50 человек пришлось ждать 12 дней.
"На 10-й день я уже понимал, что продукты начинают заканчиваться. Сложный сезон был нам повезло, и с Ил-76 удалось сбросить нам продукты. Но для себя я сделал вывод, что с собой нужно брать по максимуму, с учетом по меньшей мере недели на случай внеплановых ситуаций. Плюс должен быть ящик с НЗ: если придется передвигать лагерь — а такие случаи были, — то из кухни все вынесешь, печку погасишь, и все замерзнет в считаные минуты. Поэтому в запасе должны быть хлеб, колбаса, какие-то продукты, которые можно есть без разогрева", — говорит Иван.
Что едят на льдине
В месте, где ближайший магазин находится в 2,5 тыс. км, на кухне постоянно кипит работа. По заказу команда во главе с шефом Симоновым готова приготовить и блюда для вегетарианцев, и даже суши. Стандартно же на завтрак здесь предлагают блюда из яиц, каши на выбор, бутерброды, сосиски и консервы. На обед — закуски, суп и второе, а вечером — второе, салаты и консервы.
"Сейчас есть условия для большего разнообразия. Понятно, что мы не можем приготовить какую-то экзотику, но мы стараемся постоянно расширять меню", — рассказывает Симонов.
Есть на полярной базе и свой бар — запасы алкоголя для продажи туристам делает тоже кухня. Крепкие напитки, пиво — только для гостей, отмечает Иван, за пьянство персоналу могут выписать штраф до 500 евро.
Однако выпивать на Северном полюсе для туристов недешевое удовольствие — до 100 евро за бутылку.
"Когда спрашивают, "чего так дорого", я говорю, что ближайший магазин — 2,5 тыс. км на самолете — пожалуйста", — замечает Иван.
Впрочем, и туристы тут бывают не из простых. В первый же год работы Ивана в экспедиции на базе остановился принц Гарри, который, однако, почему-то не произвел на юношу незабываемого впечатления.
"Принц Гарри ходил в благотворительную экспедицию. Это был мой первый год на "Барнео", поэтому я особо не понимал, что происходит. Но да, он заходил к нам на кухню. Они прилетели и ушли на маршрут. А на следующий день он улетел самолетом", — припоминает петрозаводчанин.
Для особых гостей особого меню нет: любому человеку Иван приготовит то, что позволяет набор продуктов, стараясь максимально учесть пожелания туриста.
Работа на базе, на которой встречаются люди со всего света, полностью разрушила для Ивана миф о том, что иностранцы не едят типичную русскую еду — гречку, котлеты или супы. "Да всё они едят! Они просто не знают, что это такое. Попробовав, некоторые по две-три порции берут. От борща и рассольника там все в шоке!" — говорит Симонов.
Однако сейчас он собирается добавить в меню более знакомые западным туристам крем-супы, закупить дополнительное оборудование для подогрева блюд.
Не меньше Иван заботится и о том, насколько разнообразно будут питаться члены команды, ведь они находятся здесь как минимум 21 день, в отличие от гостей, прибывающих на два-три дня.
"Для ребят всегда беру какие-то "ништяки": вафельные тортики, пельмени, блины готовим. Главное, чтобы вкусно было. У нас всегда была ставка на русскую еду — то, что мы привыкли есть дома," — говорит Симонов.
Трудности, которые любишь
В свободное время, когда оно случается у шеф-повара "Барнео", Иван отправляется к лагерю вертолетчиков, катается на снегоходе, а иногда просто читает или разгадывает сканворды, которые всегда берет с собой.
Иван говорит, что в "Барнео" он почти постоянно находится "в тонусе", так что к концу сезона обещает себе, что это было в последний раз.
"Сезон-то на самом деле очень тяжелый. Я возвращаюсь с мыслями: "Все, я туда больше ни ногой, хватит с меня". Но проходит время, и я уже задумываюсь: вот сейчас начнется подготовка. И уже жду, когда позвонят из Москвы и скажут: "Все, Вань, выезжай, надо заготовки делать". Не знаю, с чем это связано. Какое-то место силы. Это центр Земли, выше точки нет. Кругом снег, лед, сама атмосфера интересная Всегда хочется туда вернуться, и я не знаю почему".
Анастасия Кошелева
18+