Ещё

«Гостиничный бизнес едва ли не самый уязвимый сегодня» 

«Гостиничный бизнес едва ли не самый уязвимый сегодня»
Фото: Konkurent.ru
Хабаровский архитектор Екатерина Колодная взяла на вооружение японские идеи гостиничных технологий и реализовала в конце прошлого года проект капсульного отеля «Макура»… во Владивостоке. Но сейчас из-за коронавируса вынуждена задуматься о временном консервировании объекта. О перипетиях непростого периода она рассказала корр. «К».
— Считается, что карантинные ограничения могут стать несовместимыми с продолжением деятельности при условии, что коронавирус не удастся победить в ближайшие пару-тройку месяцев. На высококонкурентном рынке в городах паломничества иностранных туристов, таких как Санкт-Петербург, Владивосток и Москва, многие работали с минимальной маржей. Как вы оцениваете ситуацию?
— Гостиничный бизнес едва ли не самая уязвимая сфера в нынешних условиях. И он почувствовал на себе удар карантина, вызванного распространением нового типа коронавируса. Мы вынуждены подтвердить статистику, которую показывают крупные отели по России. У нас она не отличается: процент заполнения ужасающий (8–12%), и он падает с каждым днем. Это наносит серьезный ущерб. Из-за этого мы вынуждены будем в ближайшее время «консервировать» отель до стабилизации обстановки.
— В гостиничном бизнесе важнее заполняемость отеля или же средний чек на человека?
— Это спорный вопрос. При понижении цены расходная часть не уменьшается. В любом бизнесе есть такие понятия, как чек, трафик. Обычно, если мы рассчитываем на то, что открываем отель как предприятие в одном сегменте, то, безусловно, мы можем потратить меньше и чек будет ниже. Если говорить о премиум-сегменте, то можно привести пример с Bentley. Мы понимаем, что мы продадим не десять автомобилей, а три. Но при этом при меньшем количестве продаж на более высоком чеке мы получим тот же объем средств, который планировали.
Проводя параллель в общем между уровнем чека, ценой и трафиком, мы можем рассчитывать или на большее количество чеков, или на больший их размер по сумме. При этом нужно понимать, что капсульный отель — довольно компромиссный вариант размещения для туристов. Здесь ставка делается на количество. Но для того, чтобы проект окупался, при высокой конкуренции на рынке отель должен выделяться уровнем сервиса. Поэтому приходится прилагать все усилия, чтобы обеспечить заполняемость, но при этом делается все для того, чтобы иметь преимущество в обслуживании.
— До введения антикоронавирусных ограничений на кого вы рассчитывали в первую очередь: иностранцев, россиян, тургруппы или одиночных путешественников?
— Пожалуй, на всех. Изначально нашим сегментом были одинокие путешественники, но у нас есть ряд контрактов с групповыми турами. До всей этой ситуации с коронавирусом наблюдался поток российских туристов. Но в начале марта — апреля мы ожидали активности от японских, корейских и даже немецких путешественников…
«Открыть любое предприятие стоит очень дорого»
— Почему именно капсульный отель, а не хостел, который имеет большую популярность среди туристов?
— Капсульный отель — самое оптимальное решение как по процессу эксплуатации, так и по процессу контроля. Ну и, конечно, с экономической точки зрения. В то же время это современное видение и формат, набирающий оборот. По крайней мере, в Азии и Европе сфера находится на пике своего развития. Популярность капсульных отелей возникла благодаря своей модернизации, эргономичности пространства, индивидуальности проживания и приватности, которую нельзя получить в обычном хостеле.
— Почему открыли отель во Владивостоке, а не в Хабаровске?
— После потери Хабаровском статуса столицы ДФО здесь произошло сокращение туристического потока. Во Владивосток туристов приезжает в десять раз больше. После проведенного анализа для открытия отеля был однозначно выбран Владивосток. Все крупные международные экономические и культурные события происходят здесь, кроме того, наличие самого короткого пути в Европу (имею в виду Северный морской путь) приковывает к региону внимание туристов из многих стран.
— Гостиничный бизнес во Владивостоке лучше развит, чем в Хабаровске.
— Могу сказать, что по уровню развития не уступает один другому. Но отличие заключается в том, что Хабаровску намного сложнее привлекать иностранных туристов, хотя там есть большое число приезжих из Китая, так как рядом граница. В Хабаровске подход более тщательный к гостиничному бизнесу. Из-за того, что в столице Приморья существует такое понятие, как летний сезон, когда, как правило, все отели заполнены, то здесь в этом плане немного проще.
— Из мирового опыта известно, что срок окупаемости гостиницы категории 3–4 звезды в среднем составляет 5–10 лет. Владельцы пятизвездочных объектов могут ждать и больше. По российским меркам это слишком долго. Вы на какой срок рассчитываете?
— 3–5 лет. Смотря при каком раскладе. Зависит от внешних факторов. Оптимистичный прогноз — от 2,5 до 3 лет, пессимистичный — от 3 до 4. И в случае, если «надеюсь на лучшее, думаю о худшем», то до 5 лет. На это влияет и инвестиционный бюджет. Чем больше денег инвестируется, тем бизнес дольше окупается. Немаловажен и выбор экономической стратегии. Если мы понимаем, что работаем в среднем и нижнем ценовом сегменте, вероятность того, что окупимся, возрастает.
В случае если работаем в верхнем ценовом сегменте, понимаем, что это окажется более долгосрочной инвестицией. Если проживем порядка десяти лет, окупаться будем, возможно, дольше. При этом понимаем, что выбираем штат долгосрочно с инвестициями. В таком случае ликвидность вложенных средств, ликвидность актива будет выше, чем, например, у предприятия, которое работает в более низком ценовом сегменте.
— Открыть отель — это сколько стоит?
— Открыть любое предприятие HoReCa стоит очень дорого. Единоразовые инвестиции — это еще не все. Можно найти деньги и инвесторов. Можно взять кредит или накопить средства. И это будет стоить не один десяток миллионов рублей. И это вложения, которые со временем забудутся.
Нужно понимать, что внесение денежных средств предполагает дополнительное инвестирование уже в процессе работы. Когда открываются двери отеля, проводится дальнейший упор на операционную деятельность. То есть мало один раз дорого заплатить.
Сейчас сфера HoReCa переживает не лучшие времена в силу того, что постоянно индексируется входящая стоимость в ресторанах, где-то постоянно индексируются зарплаты. Дорого, скорее, не открыть, а продолжать деятельность, поддерживая должный уровень сервиса.
— Какие вы вложили единоразовые инвестиции?
— Это не афишируется. (Улыбается).
«Это только малая часть»
— Как вам удалось выйти на японских инвесторов?
— Японские партнеры были хорошими знакомыми. И, зная друг друга много лет, мы приняли решение о ведении совместного бизнеса.
— Какие особенности японского управления вы бы отметили?
— Японцы в бизнесе ценят близкие и крепкие отношения, для них большую роль играют знакомства и связи. Они также любят детально планировать работу, на это тратят много времени и ждут детального плана и от партнеров. Это только малая часть, если приоткрывать занавес нашего партнерства.
— Партнеры помогали вам деньгами?
— Японские инвесторы помогали со стратегическим ходом мысли. Давали свои знания и помогали выбирать направления. Кроме того, у нас в корпоративной культуре отражены японские акценты. Как во внешнем облике, так и в манере подачи, поведения.
— В чем именно это отражается?
— Один из персонажей нашего отеля, «Плюшка», символизирует жителя мегаполиса, который возвращается домой (на метро) после трудного рабочего дня. Фигура «Kaws» символизирует слияние культур Европы и Азии. Японская одежда юката вдохновила нас. И мы взяли оттуда акцент для униформы для наших администраторов и менеджеров. Элементы культуры Страны восходящего солнца отображены и в напитках, и в подаче еды. Кафе стилизовано под токийское метро. Насколько мне известно, в свое время участвовала в разработке дизайнерских решений для части токийского метро. Мы пошли от этого.
«Работой нужно жить»
— Что для вас значит успешный менеджмент? Часто ли его можно наблюдать в российских гостиницах?
— Чтобы стать успешным отельером, работой нужно жить. Это в первую очередь. Хочется отметить важный момент: менеджмент задает тон на командную работу в каждом отделе и в компании в целом. На слаженность работы влияет политика и настрой руководителя. В российских гостиницах уже стали это понимать и идти к этому. Россия готовит уже профессионалов индустрии гостеприимства нового поколения.
— Общаясь с экспертами из тревел-индустрии, можно часто слышать, что Россия — особенная страна. И чаще всего оттенок у этого замечания не радостный. Что мешает работать российским представителям гостиничного бизнеса сегодня?
— При планировании важно опираться на трезвую оценку коммерческого эффекта. Необходимо понимать, что в России, несмотря на специальные программы и всевозможные формы поддержки, к сожалению, это не работает. Мы очень зависим от иностранных туристов. Исходя из этого сразу можно заметить, что внутренний туризм не развит.
Например, в связи с ситуацией с COVID-19 отели теряют значительную часть прибыли. Нормативно-правовая база индустрии гостеприимства — это особый аспект, который требует внимания. Нам есть чему поучиться у зарубежных представителей отрасли.
— Ниша малых отелей во Владивостоке заполнена, а вот крупных нет. Однако нужны ли они?
— Как показывает статистика, даже в высокий сезон 100-процентной заполняемости в гостиницах нет. Что касается крупных отелей… Как правило, туристы выбирают тур выходного дня. То есть рассчитают свой бюджет. Если говорить о российских туристах, то они стали меньше тратить из-за ослабления рубля.
— А цены в гостиницах разве не завышены?
— Я бы сказала, что даже занижены. Цены на проживание в гостиницах снизились на 20–30% из-за ситуации с коронавирусом.
— Первый капсульный отель был открыт в России в 2009?г., насколько это перспективное направление?
— По крайней мере, в ближайшие десять лет сфера будет набирать обороты. Сейчас мы зашли в правильную волну. Европа тоже ее подхватила. Это удобно, экономически выгодный вариант для путешествий, тем более при нахождении в центре города, ведь рядом находятся достопримечательности и основные туристические маршруты.
— Некоторые эксперты говорят о том, что конкуренцию профессионалам отрасли в будущем составят онлайн-технологии. Как считаете, как технологии могут изменить отель?
— Создание глобальных компьютерных систем бронирования, информация о доступности каких-либо туров, маршрутов, рейсов — все эти вопросы становятся актуальными для организации деятельности туристских предприятий. Турфирмы, гостиничные сети, перевозчики и другие компании объединяются в системы и предлагают услуги онлайн-бронирования. Путешественники же в настоящее время не только ищут в Сети информацию об отелях, гостиницах и местах отдыха, но и самостоятельно бронируют необходимые услуги. Даже мы понимаем, что наш клиент «приходит из соцсетей». Впрочем, продолжать этот разговор будет иметь смысл только после окончания пандемии.
Видео дня. Российские аэропорты, удивляющие всех туристов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео