Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

«Большой потенциал – в создании некапитальных отелей из модулей». Андрей Минченко – о развитии челябинского туризма

«Что мешает нам принимать туристов из других регионов?»

«Большой потенциал – в создании некапитальных отелей из модулей». Андрей Минченко – о развитии челябинского туризма
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"

Андрей Николаевич, вам предстоит начать работу в таких непростых условиях. Какие первоочередные задачи перед вами стоят? — Сложившая ситуация в связи с пандемией совершенно уникальная – никто не мог ожидать такого развития событий. Сегодня больше приходится решать задачи аврального характера, связанные с возвращением туристов из заграничных поездок, с проблемами отмены международных рейсов, туристских путевок и туров, с закрытием курортов и тому подобные. Все это создает массу организационных проблем, которые нужно регулировать в ручном режиме.

Видео дня

Тем не менее необходимо продвигаться и к достижению стратегических целей развития отрасли. В первые дни мы занимаемся формированием команды. Наша структура, которая будет заниматься направлением развития туризма, создается почти с нуля, лишь с некоторыми наработками наших предшественников. [Ранее вопросы развития туризма относились к полномочиям министерства культуры Челябинской области. – Прим. ред.] К нам переходят работать несколько человек из Центра развития туризма, но организационных вопросов очень много. И первой важнейшей задачей является установление межведомственной координации по планированию развития проектных направлений, а их порядка двадцати. К сожалению, пока режим удаленной работы не позволяет проводить крупные совещания, будем адаптироваться к новым условиям.

Будете ли вы использовать какие-то наработки министерства культуры области? И какие полномочия есть у минэконома, которых не было у ваших предшественников?

наработало очень серьезный опыт по проведению событийных мероприятий с привлечением туристов. Они продолжат заниматься этой работой. принимает более широкий функционал и ставит перед собой принципиально новые задачи. Прежде всего это генерация и поддержка инициатив инвестиционного плана: открытие курортных отелей, создание современных туристских сервисов, обустройство достопримечательностей региона.

Вы отдаете предпочтение местным инвесторам?

— Инвесторы могут быть любые. Местные просто лучше знают регион, его туристские особенности и предпочтения.

Что мешает нам принимать туристов из других регионов?Это прежде всего неконкурентоспособность нашей туристской инфраструктуры: многие наши отели, санатории, базы отдыха устарели и не слишком современно выглядят, в недостаточной степени оснащены. Наши природные и исторические достопримечательности зачастую никак не обустроены, не имеют элементарных пешеходных дорожек, туалетов и точек сбора отходов. Там не производится уборка мусора, отсутствуют парковки, не говоря уже о кафе, ресторанах и иных сервисах.

Мы привыкли говорить, что наш регион – край озер. Но вокруг самых популярных из них очень большое количество захламленных территорий, береговые линии перегорожены заборами, люди не могут там пройти. Давайте вспомним зарубежные морские курорты: туристы свободно гуляют вдоль линии прибоя, любуются пейзажем, и никто не перегораживает пляжи глухими заборами, не захламляет хозяйственными постройками, частными банями и брошенными фундаментами.

Все это – тот минимум, без которого невозможно говорить о какой-либо конкурентоспособности туриндустрии региона. Соответственно, нашей задачей является это отставание преодолеть. Одной из проблем здесь является то, что курорты и отели у нас – это бизнес с невысокой рентабельностью и большими капиталовложениями, требующий серьезных текущих издержек, учитывая продолжительный отопительный сезон. Как результат, это очень большие сроки окупаемости.

Мы готовы работать с местным инвестором, но будем приглашать и отельные сети федерального и международного уровня. Будем предлагать лучшие инвестиционные площадки, которые у нас в области можно сформировать. Конечно, когда изменится ситуация с коронавирусом и действующими ограничениями.

У нас есть еще незанятые площадки?

— Их очень мало. Может быть, это будут какие-то новые туристские территории, которые пока не так популярны. «Мы видим вред для экологии без пользы для экономики»

А что будет с Тургояком? Его статус недавно был скорректирован…

— По Тургояку есть отдельный план развития, его ведет министерство экологии. Там планируется создать природный парк, в рамках которого существующие туристические потоки будут перераспределены. Появится и новая туристская инфраструктура, но, скорее всего, это будет только экотуризм. Капитальных новых отелей там не появится. Важно снизить нагрузку на природные системы. Прежде всего там необходима система обращения с отходами.

Большой потенциал мы видим в создании некапитальных отелей из модулей. Это достаточно современный формат в экологическом туризме. Эти отели ставятся без внесения изменений в природный ландшафт, а после демонтажа не оставляют вреда для почвы и природных систем.

Это летний вариант?

— Бывают разные. Они предполагают экономное расходование воды, энергоресурсов. Хотя обязательно должны отапливаться даже немного летом, чтобы не было сырости. Хорошо, чтобы эти отели были всесезонными.

Мы консультировались с туроператорами из соседней Свердловской области, которые специализируются на привлечении иностранных туристов, в том числе из стран Европы. Они считают востребованными месяцы февраль и март, когда очень красивые зимние пейзажи, но уже не так холодно. Обеспечить всесезонную загрузку можно и у нас, но нужна соответствующая инфраструктура: современные отели, в том числе экоформатов, обустроенные достопримечательности, теплые туалеты и так далее.

В целом в чем сложность нынешнего законодательства в плане ООПТ и нужно ли его дорабатывать? Как?

— Как-то существенно расширять возможности хозяйственной деятельности на особо охраняемых природных территориях и их охранных зонах мы не собираемся. Прежде всего потому, что такая территория тем и ценна, что там есть природа, минимально вторжение человека, и это надо сохранять. Бывают перекосы. На том же Тургояке есть остатки захламленности, фундаменты, разрушенные строения на береговой линии, которые сейчас достаточно сложно убрать из-за охранного статуса территории. Но эти вопросы мы будем регулировать точечно. Более того, наша задача – оградить эти природные территории от неорганизованного стихийного туризма, который приносит вред. Там, где останавливается большое количество туристов, в конце сезона остаются огромные свалки мусора, вытоптанные корни деревьев и растительность, разбитые дороги и так далее. Мы видим вред экосистемам без пользы для экономики.

По опыту национальных парков в нашем регионе и в других мы видим, что необходимо прокладывать экотропы, на которых нужно создавать специализированные стоянки, палаточные лагеря, приюты минимального формата, места отдыха, туалеты. Вся эта деятельность является допустимой в границах ООПТ, такая инфраструктура экологического туризма организует туристические потоки и защищает природу от чрезмерной нагрузки.

Как, на ваш взгляд, можно защитить озера от застройки коттеджами и сделать их снова доступными для туристов?

— В этом смысле туристскому потенциалу наших озер нанесен серьезный урон. Они раньше не рассматривались как экономическая основа для системного развития туризма. В результате мы получили эту массовую застройку на берегах. Мы уже говорили о море: свободные пляжи и прогулки вдоль берега – основа курортов. Но ведь там все могло быть и по-другому: местная элита могла все застроить своими вилами и никого туда не допускать, перегородить заборами. Туда перестали бы ездить туристы. Но в курортных странах поступают мудро, ограничивают застройку, оставляя эти территории общедоступными или в крайнем случае отдавая в платное пользование, но не допуская там капитальных строений, заборов и так далее.

Понятно, что о нарушении собственности речь не идет. Будем смотреть, что мы еще можем исправить. Задача – по возможности освобождать береговые линии от захламленности, прокладывать прогулочные маршруты по берегам озер, с некоторым освещением, местами отдыха, точками сбора мусора, туалетами. Такой опыт у нас есть: например, очень популярны тропы вокруг озер Еловое и Теренкуль на курорте Кисегач. Но на Еловом уже частично перегорожено заборами, есть заброшенные детские лагеря.

Туристам неинтересно сидеть на небольшой огороженной территории. Им надо предложить варианты досуга – что-то посмотреть, погулять, зайти в кафе, в сувенирный магазинчик. Если у муниципалитетов есть предложения по развитию территорий, мы готовы с ними работать. Возникает синергетический эффект: тропа привлекает туристов, а поток туристов привлекает инвесторов. Появляется логистическая связанность обширной курортной территории, туристам становится интересна ее комплексная наполненность сервисами. К примеру, такую связанность можно создать от озера Чебаркуль до курорта Кисегач – от места падения челябинского метеорита до популярной здравницы периода СССР.

«У нас ориентир на отдых выходного дня»

В плане создания инфраструктуры многое зависит и от муниципалитетов: строительство и ремонт дорог, надежные коммунальные сети… С ними тоже нужно вести работу? Можно ли мотивировать руководителей, дать им дополнительные полномочия? Если турист едет по плохой дороге, если в отеле прорывает канализацию, то впечатление об отдыхе уже бывает испорчено, не так ли?

— Проблема развития перспективных территорий с точки зрения туризма как раз в инфраструктурных ограничениях. Когда нет дороги, далеко до газопровода и линий электропередачи, говорить о серьезном развитии отельного бизнеса на таких территориях нельзя. Хотя какие-то форматы возможны. Более того, труднодоступность некоторых объектов может являться своеобразной изюминкой, но для узкого круга туристов.

Возьмем в пример национальный парк «Зюраткуль». Есть участок дороги, по которому не всякая машина проедет. Дорога там частично идет по землям национального парка, и какой-либо ремонт невозможен в силу законодательных ограничений. Нам предстоит эти вопросы урегулировать путем организации межведомственного взаимодействия, в том числе и с федеральными органами.

Если говорить про Тургояк с точки зрения туриста, который туда приезжает, то это самый яркий пример дорожных проблем. Дорога, которая идет к озеру и большинству отелей, проходит через поселок Тургояк. Наши туристы нормально воспринимают этот путь. А если человек приехал из другого региона, то он проезжает через захламленную территорию, условно называемую городским пляжем. А там какие-то остатки фундаментов, трубы газопроводов, перекошенные заборы, все заставлено машинами так, что проехать невозможно. А это ворота туристской территории. И у нас эти ворота выглядят предельно непривлекательно. Именно это, прежде всего прочего, видит гость нашего региона, с первых минут знакомства с Тургояком формируя свои негативные ожидания.

Если говорить о стратегическом развитии отрасли, когда закончится эпидемия, то мы должны думать и о привлечении иностранных туристов. А значит, думать о конкурентоспособности, создавая в будущем новую инфраструктуру международного уровня.

Станет ли туризм на Южном Урале доступнее по цене и улучшится ли сервис?

— Туристская инфраструктура экономичного ценового сегмента – самая востребованная в нашей стране и очень нужная населению нашей области. Для этого подходит формат экоотелей, палаточных лагерей, домов модульного типа.

На сегодняшний день у нас преобладающая модель ценообразования – ориентир на отдых выходного дня, когда отели держат высокие цены, соглашаясь с тем, что в рабочие дни загрузка очень слабая, за исключением пика летнего сезона. Снижение цены может быть достигнуто, если отель перестраивается на постоянный прием организованных групп туристов – скажем, на недельные туры. Тогда отель имеет гарантию заработка, цена для туристов становится ниже.

Другой вариант – как раз отели некапитального формата, о которых я говорил. Мы собираемся еще и содействовать производству таких модулей в Челябинской области.

Какие меры может предложить минэконом предпринимателям, которые заинтересованы в развитии отрасли туризма?

— Наша задача – формировать инвестиционные инициативы. Для этого мы можем провести инвентаризацию земель на туристских территориях, посмотреть, какие участки можно выделить, уточнить их статус и предложить инвесторам, каким-то образом спланировать создание инженерных коммуникаций. Это не требует слишком больших затрат, но нужно для первоначальных переговоров, заключения инвестиционных соглашений, предпроектного обследования участков и проектирования. Говорить о мерах финансовой поддержки сейчас рано. Ситуация с карантином может потребовать каких-то экстренных решений. Быть может, все ресурсы пойдут на преодоление последствий пандемии.

Как можно решить проблему предпринимателей, которые имеют базы отдыха в Чебаркульском районе, чьи объекты оказались на землях ?

— Это очень сложный вопрос, во многом зависящий от решений федерального уровня.

Где вам больше нравится самому отдыхать?

— Если говорить про выходные дни, то это курорты на озерах Кисегач, Еловое, Тургояк, национальный парк «Таганай». Еще хорошее место Аркаим, наши ковыльные степи очень похожи на море. Но туда долго ехать, не всегда есть возможность. Если говорить о путешествиях, то тут главный принцип – познание нового: стран, городов, людей, которых прежде не видел. И вот мы как раз хотели бы познакомить как можно больше людей с нашей природой, с достопримечательностями Челябинской области.