Коренной житель Уханя рассказал о любимом городе 

Коренной житель Уханя рассказал о любимом городе
Фото: Российская Газета
Задайте россиянину простой вопрос: «Откуда ты?» и получите такой же простой ответ: «Я из Екатеринбурга (Москвы, Барнаула и т.д.)». Задав же аналогичный вопрос китайцу, мы, скорее всего, услышим: «Мой родной город -…».
И в этих словах не просто сухая информация, в них заложено само отношение к месту, где человек появился на свет, гордость за свой город, свою историю. Несомненно, все обусловлено языковыми нормами, которые никто не выдумывает, просто так сложилось…
— Костя, откуда ты? — спросила я своего друга и коллегу, который много лет назад приехал в Пекин, чтобы изучать русский язык во Втором пекинском институте иностранных языков.
— Мой родной город — Ухань!
Ухань стоит на берегу реки Янцзы.
По правде говоря, совсем недавно я почти ничего не знала об этом городе. Ну есть такой в Центральном Китае, чуть западнее Шанхая (уж про Шанхай-то мы все знаем). Ах да! Там есть река Янцзы, известная нам из школьных учебников по географии.
— Мой родной город очень красив и очень важен для всей страны. История у него тоже весьма примечательная. Говорят, что город был основан в III веке, когда первые поселенцы возвели каменные стены, чтобы защитить себя от врагов, — приступил к рассказу собеседник.
Костя начинает колдовать над чаем, — аккуратно расставляет на столе маленький керамический чайник, такие же маленькие чашечки.
Телебашня в Ухане была построена в 1986 году.
— Ухань стоит на берегу реки Янцзы. Видишь, какая это большая, длинная река, — Константин листает в телефоне фотографии. — На этом фото первый мост через Янцзы в Китае. Этот мост двухъярусный: верхний ярус для машин, велосипедистов и пешеходов. Нижний — для поездов. Если ехать из Гуанчжоу в Пекин на поезде, то путь через мост — единственный. Мы называем его просто «Большой Мост» (Да цяо), это — символ нашего города. Вообще, этот мост был сооружен довольно быстро, всего за два года — с 1955 по 1957-й, возведен он был благодаря помощи советских специалистов.
Мост соединяет две горы. Это — Гора-черепаха (Гуйшань) и Гора-Гора-змея (Шэшань). Считается, что они оберегают Янцзы от напастей и нечистой силы. На одной из этих гор стоит Башня желтых журавлей (Хуанхэлоу). Это — визитная карточка нашего города!
— Эту фотографию с панорамой города я сделал с самого высокого яруса башни, — продолжает Константин, — Башня Хуанхэлоу — не только символ Уханя, но и всей провинции Хубэй. Многие туристы приезжают сюда только для того, чтобы осмотреть это сооружение. На другом конце моста, как раз на горе Гуйшань, расположилась уханьская телебашня.
В детстве наша семья жила на южном берегу Янцзы, а моя бабушка, которой сейчас уже 88 лет, на северном. Чтобы ее навестить, мы переправлялись через реку на утлом суденышке. Сейчас я очень переживаю за бабулю.
Башня желтых журавлей (Хуанхэлоу 黄鹤楼) — визитная карточка города.
Костя тяжело вздыхает и переходит на гастрономическую тему:
— Ты любишь лапшу?
— Конечно! Мне нравится острая китайская лапша в бульоне. Как она называется?
— Даньдань-мянь, это сычуаньская лапша. В Ухане тоже есть «своя» лапша.
Знаменитый уханьский завтрак непременно включает жэгань-мянь, по-русски это обжигающая сухая лапша. В жэгань-мянь нет бульона, она готовится с кунжутным маслом. Есть байка о том, откуда взялось это блюдо. Говорят, в прошлом веке лавочник по имени Ли Бао продавал на улице самую обычную лапшу. Однажды он по неосторожности пролил в нее кунжутное масло. На следующее утро он увидел, что лапша стала сухой. Ли Бао решил сварить ее, добавив лук-порей и специи. Вкус нового блюда так понравился горожанам, что сейчас абсолютно все, от мала до велика, предпочитают на завтрак порцию жэгань-мянь. Эта лапша тоже символ нашего города.
Фото: Константин Ли — Если честно, то в Ухане климат не очень, особенно летом. — Костя продолжает рассказ о любимом городе. — Очень жарко. Ухань даже называют одной из «трех китайских печек»: помимо нашего города, это еще Чунцин и Нанкин. Когда я был маленьким, в нашем доме, конечно же, не было кондиционера. Но зато в каждой семье были особые бамбуковые лежанки. Спать на таких было намного прохладнее.
Летом их выносили во двор, люди сидели и беседовали, играли в китайские шахматы, иногда даже пользовались ими, как столами. Мы ставили на них разные домашние угощения. — Костя хитро улыбается. — Взрослые иногда приносили нашу уханьскую водку — сяо хуанхэлоу (малая башня желтых журавлей). Я даже помню, что стоила она недорого, что-то около двух юаней.
— С XIX века в Ухане стали появляться иностранные концессии — французская, германская, британская, японская и даже русская. Это как-то отразилось на внешнем виде города? — спрашиваю я.
— Конечно! — отвечает собеседник. — Все эти концессии располагались на берегу Янцзы. До сих пор сохранились здания, построенные иностранцами. Вот это здание построили французы, сейчас тут , а сама улица пешеходная — такой уханьский Арбат!
В студенчестве, чтобы из Пекина добраться в Ухань на поезде, требовалось почти 13 часов. А теперь только 4 с половиной часа. Скоростной поезд идет 300 километров в час, сейчас стало очень удобно.
— Константин, ты так интересно рассказываешь! Когда закончится эпидемия, давай поедем в твой Ухань. Я хочу познакомиться с твоей бабушкой и с твоим городом!
— Договорились! Только не летом. — Костя подмигивает. — Летом очень жарко!
Видео дня. Что будет, если в двигатель самолета попадет птица
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео