Ещё

Как приток туристов изменил жизнь казахских пастухов в Китае 

Как приток туристов изменил жизнь казахских пастухов в Китае
Фото: Российская Газета
Как и ее предки — казахи-кочевники — Бахаргуль со своей семьей провела лето, выпасая больше сотни овец и коней на пастбище, которое представители их этнической группы называют домом уже тысячи лет. Степь Нарат находится в Или-Казахском автономном округе, ее называют пастбищем в небе, поскольку она расположена на высоте примерно 1800 метров над уровнем моря. С трех сторон она окружена горами. Чтобы увидеть Нарат, туристы должны по извилистым тропам подняться на гору, и тогда их взгляду откроется огромное пастбище.
Большинство жителей Бестобе, родной деревни Бахаргуль, продолжают вести кочевую жизнь. Казахи — одни из последних представителей кочевых народов Китая.
Поскольку пастбище находится на большой высоте, с наступлением холодов пастухам приходится перегонять скот и перемещать юрты на низинные пастбища, а весной и летом снова возвращаться наверх. В степи нет межевых знаков, но каждая семья точно знает границы своего пастбища.
"Именно так мы, казахи, достигаем гармонии с природой, — говорит Бахаргуль. — Мы даем каждому пастбищу время отдохнуть. Кроме того, только сильные и здоровые животные могут вынести трудный перегон, который иногда может длиться неделю. Этот метод закалил казахов, и он работает до сих пор".
Зимнее пастбище ее семьи находится всего лишь в 50 км от степи Нарат, и Бахаргуль возвратится сюда в июне.
Возможно, Синьцзян — единственное место в Китае, где транспорту полагается уступать дорогу стадам овец, которые во время сезонного перегона сопровождают и пастухи на конях. В конце концов, многие дороги в регионе были проложены по древним путям перегона скота.
Внутреннее убранство юрты знакомит с национальной культурой. Фото: Садат / Синьхуа
В последние годы все больше туристов стекается в Нарат. Их привлекает красота огромных пастбищ, которые когда-то были тайным сокровищем. Приток туристов изменил жизнь пастухов.
Продолжая традицию разведения скота на пастбищах, многие жители, в том числе Бахаргуль, начали заниматься туристическим бизнесом. В 2014 году она и некоторые ее сверстники основали кооператив, чтобы сдавать юрты в качестве гостевых домов, предлагая туристам качественные услуги. Кооператив владеет 40 юртами, каждая из которых рассчитана на 8-10 человек.
Наш долг как казахов — оберегать пастбище, — говорит Бахаргуль. — Когда плохо Нарат — плохо и нам Эта идея пришла ей в голову в июле 2008 года, когда пекинская семья из трех человек попросила остановиться в ее юрте, так как они хотели посмотреть рассвет и закат на пастбище. Такие виды привычны для пастухов, которые, в отличие от той семьи, не считают их особенными, говорит Бахаргуль.
Бахаргуль предложила другим жителям создать юрт-отель. Изначально юрты были беспорядочно разбросаны по пастбищу, а качество еды и других услуг, которые оказывали семьи, сильно разнилось. Постепенно начали возникать проблемы: например, гости стали выражать беспокойство по поводу гигиены.
Еще более тревожной была привычка туристов выбрасывать пластиковые пакеты и одноразовые столовые приборы прямо на пастбище, так как пункты сбора мусора находились слишком далеко.
"Наш долг как казахов — оберегать пастбище, — говорит Бахаргуль. — Когда плохо Нарат — плохо и нам". Тогда и было решено объединиться в кооператив, который Бахаргуль и возглавила. Первым делом перенесли гостевые юрты поближе к пунктам сбора мусора.
"Пастухам непросто научиться обслуживать гостей на профессиональном уровне. Овец можно оставить на пастбище и покрикивать на них, когда захочется, но с гостями так нельзя", — считает Бахаргуль.
Члены кооператива ужесточили стандарты оказания услуг и гигиены и даже провели конкурс на лучшее внутреннее оформление юрты. «Люди принесли из своих домов любимые традиционные украшения, чтобы гости смогли погрузиться в казахскую культуру, как только зайдут в юрту», — говорит Бахаргуль.
Этим летом Маливат впервые работала в юрт-отеле. 29-летняя выпускница университета была настроена улучшить качество услуг, чтобы они соответствовали спросу, и придумала подавать после обеда традиционный молочный чай с казахской выпечкой. «Казахский чай может быть таким же модным, как и английский чай в пять часов», — говорит она, кладя в только что заваренный молочный чай масло, изумив этим гостей, беспрестанно снимающих фото и видео на мобильные телефоны.
Поскольку в 2011 году степь Нарат вошла в список лучших природных достопримечательностей Китая, возникли проблемы с тем, чтобы развивать туризм и одновременно защищать окружающую среду. Для решения вопроса в 2015 году местные власти ужесточили требования к утилизации отходов, запретили незарегистрированные постоянные сооружения и призвали пастухов принять участие в развитии туризма.
С января по сентябрь этого года степь посетила 871 000 туристов, что на 44 процента больше по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года.
"Когда я подаю чай, я люблю рассказывать, насколько пастбище важно для нас, чтобы туристы выбрасывали мусор в отведенных для этого местах, — говорит Маливат. — Я хочу, чтобы они понимали: для них Нарат — туристическое место, но для нас это дом".
Каждый день пастухи относят весь мусор из юрт-отеля в пункт сбора отходов вне пастбища. Маливат называет это «ежедневным перегоном».
По словам Бахаргуль, семьи, состоящие в кооперативе, зарабатывают в среднем 20 000 юаней (2800 долларов) за летний сезон, а также пасут своих животных. Но юрт-отель — это не только источник дополнительного дохода, но и хорошая возможность популяризировать казахскую культуру.
До возвращения в июне в Нарат Бахаргуль предстоит сделать многое, отдыхать ей некогда. Она собирается купить экологичную систему душевых и разместить информацию об отеле на туристических сайтах. Недавно пастухи учредили еще один кооператив, который предлагает туристам проехать по пастбищу на конях, как настоящие казахи.
Видео дня. Что делать туристам, у которых пропали путевки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео