Ещё

Ушел, но вернулся. Человек, который защитит вас в Арктике 

Ушел, но вернулся. Человек, который защитит вас в Арктике
Фото: ТАСС
Михаил Корельский побывал на Северном полюсе, наверное, больше всех архангелогородцев вместе взятых. В арктических экспедициях он сопровождает туристские рейсы в высокие широты.
"Охраняю туристов от опасностей арктической природы, ну и природу от людей иногда тоже. Но туристы в Арктику обычно едут подготовленные, стараются не навредить", — уточняет Михаил.
Зимняя куртка в июне
В первый раз он отправился на полюс в 2001 году, сразу после армии, причем все вышло случайно. Тогда на архипелаге Земля Франца-Иосифа действовал одноименный федеральный заказник, на Северный полюс туристов возил атомный ледокол «Ямал», рейсы проходили через ЗФИ.
Задача сотрудника заказника, который идет в рейс, — следить за соблюдением природоохранного законодательства: чтобы посетители не рвали цветы, не подкармливали белых медведей и песцов. Охраной туристов от хищников представители заказника тогда не занимались.
"Я только из армии вернулся, как раз думал, куда пойти устраиваться. Но такие высокие широты, конечно, не рассматривал, — вспоминает Михаил. — А у меня мама работала в том же здании, где находился офис заказника". К ней подошел Геннадий Данилов, директор заказника, и говорит: «У тебя сын из армии пришел, он на север не хочет сходить?»
Маме идея понравилась, а вот сын сначала отнесся скептически, однако потом решил, что это должно быть интересно. И начал собираться. Самым сложным оказалось в начале лета купить в Архангельске теплую куртку.
"Мы пришли на рынок, нам говорят: «Какие зимние куртки, июнь на дворе! Вы что, на Северный полюс собрались?» Мы с мамой в один голос: «Ага!» — смеется Корельский.
В итоге экипировку для будущего полярника согласились поискать на складе, и поиски завершились успешно.
По морю, как по облакам
Во время своего первого рейса молодой эколог с палубы вообще не уходил: не мог наглядеться на ошеломившие его виды.
"Настолько все вокруг было фантастично: эти толстые льды, которые ледокол ломает, эти птицы, все такое разное. Потом появились медведи. С борта мы увидели медведицу с медвежатами. Они шли по льду, на котором были огромные проталины. Погода была прекрасная, в воде отражалось небо, и было ощущение, что они идут по облакам.
Как рассказывает Михаил, тот сезон был очень благоприятным: круиз считается удачным, если удалось побывать на разных островах — а это напрямую зависит от погоды — и увидеть много животных. И это был тот редкий случай, когда белый медведь встретился в районе Северного полюса. Это очень далеко от традиционных мест обитания полярных хищников — они предпочитают держаться кромки льда, где охотятся на тюленей.
"Это был четвертый круиз сезона, в августе. Мы пришли на точку 90 градусов северной широты, то есть на полюс, а потом начали искать крепкую льдину, на которой можно высадиться. Нашли, подготовились к высадке, смотрим — а там медведь. Но он прошел мимо", — вспоминает Корельский.
В 2001 году на полюсе видели только следы медведей, а до этого был случай, когда туристы уже вышли с ледокола, и в это время с капитанского мостика увидели медведя, который направлялся прямо к судну. Всех, конечно, сразу вернули на борт.
Михаил говорит, что, наверное, все-таки белые медведи бывают на полюсе чаще, чем люди.
Еще одна удивительная встреча произошла в том же рейсе: около острова Рудольфа экспедиция наблюдала нарвалов — морских единорогов.
"Мы увидели большое стадо — голов 20. Мы со скалы наблюдали, довольно близко: были видны их рога или зубы. Вода буквально кипела, когда они шли вдоль острова, это было очень круто. С тех я больше нарвалов не видел" — не скрывает восхищения Корельский.
После тех четырех рейсов Корельский какое-то время поработал в заказнике, но из полярников ушел, был даже главой муниципальной администрации. И вернулся в высокие широты, когда в 2011 году начал действовать национальный парк «Русская Арктика», в состав которого вошла и Земля Франца-Иосифа.
"Когда создали парк, мне позвонил Геннадий Егорович и спросил, не хочу ли я опять в Арктику съездить. Мол, ты уже был, знаешь территорию, а многие, кто пришел работать в парк, ее себе даже не представляют. Так я вернулся", — рассказывает Корельский.
Медведь в пяти метрах
Михаил отправился работать на острова, где планировалась очистка от мусора — так называемая арктическая уборка. На точках проводились исследования: где, как и в каком объеме нужно будет убирать. Сотрудники парка теперь не только следили за соблюдением природоохранного законодательства, но и охраняли исследователей от медведей. Сейчас госинспекторы нацпарка отвечают и за безопасность туристов.
В 2012 году Михаил с коллегами приехал заниматься обустройством базы «Русской Арктики» на мысе Желания — это самый север архипелага Новая Земля. На мысе оставались брошенные строения метеостанции, которые начали приводить в порядок и приспосабливать под жилье.
"Помню, приезжаем, а дверь в домике выломана, хотя в прошлом сезоне было закрыто все. Мишка! Зашел в дом, навел небольшой бардачок, хорошо — не очень сильно, и ушел. Хулиган полярный, в общем, приходил, " — смеется Михаил.
Но однажды ему было не до смеха. Тогда на мысе Желания Корельский оказался с белым медведем буквально нос к носу.
"Пришел "" (научно-экспедиционное судно Севгидромета — прим. ТАСС), наши товарищи приехали, мы пошли их встречать, — рассказывает полярник. — Нам с «Сомова» машут, и мы машем в ответ, в рации что-то шипит, но не разобрать. На мысе Желания, когда выходишь из домика, к морю надо идти вниз, а берег там довольно крутой. Мы идем спокойненько, а с борта-то, как выяснилось, не просто так машут: спускаемся, а на нас поднимается медведь, метрах в пяти всего. Ружья у нас с собой были, но мы их даже поднять не успели".
Для медведя встреча тоже оказалась неожиданной. «Он, видимо, тоже за „Сомовым“ наблюдал и нас не чуял. И тут мы выходим. В итоге мы в сторону, он в другую от неожиданности, прошел мимо и пошел дальше вдоль берега».
Михаил говорит, что при такой встрече важно не паниковать и не бежать. Если медведь видит, что кто-то убегает, значит, это жертва, и можно начать преследование. Нельзя и ложиться на землю, как иногда советуют поступать при появлении бурого медведя.
"В случае с белым, раз лег, значит, тюлень. А тюлень — это добыча".
Договориться с птицей и туманом
С некоторыми обитателями Арктики полярники общаются много лет, и с ними приходится договариваться. Остров Чампа Земли Франца-Иосифа знаменит своими гигантскими круглыми камнями, которые сосредоточены на небольшой участке мыса Триест. Каменные шары показывают туристам, но прежде чем привести туда гостей, инспекторы формируют маршрут, который «согласовывают» с поморником.
"На Чампа есть вредный поморник, который там гнездится много лет и всех атакует, если зайти на его территорию. Гнездо семейство делает каждый год не на одном и том же месте, но обязательно в районе круглых камней. Мы высаживаемся, проверяем территорию на наличие белых медведей. И смотрим на поведение этого поморника, «договариваемся» с ним и после этого уже расставляем флажки, обозначая тропу", — рассказывает Михаил.
Он постоянно напоминает, что погода в Арктике невероятно переменчива и солнечное безветрие за считаные минуты может смениться снежным штормом. Или туманом, как однажды случилось на самой северной точке России и Евразии — мысе Флигели острова Рудольфа.
"Мы высаживались с группой индусов на мыс Флигели. Предполагалась совсем короткая вертолетная экскурсия, на берегу минут 15−20. Иностранцы зачастую на них отправляются так: куртку набросил на футболку, сапоги на босу ногу, без шапки, капюшон накинул и пошел гулять".
Вертолет высадил группу на мыс, и тут остров накрыл туман. Михаил сравнивает его со стеной, настолько он был плотным и появился мгновенно. К отвесной скале на лодке было не подойти, и туристы вместе с рейнджерами надолго оказались пленниками Арктики.
"Мы семь часов просидели на острове Рудольфа. Индусы в совсем легкой экипировке, в их ярких шарфах и тюрбанах, мы их чаем из термоса поили, потом игры стали всякие придумывать, чтобы двигаться и согреться. Костер ведь не разжечь, да и не из чего — голая скала. Замерзли жутко… Потом маааленькое окно в тумане открылось, вертолет очень шустро всех забрал", — вспоминает полярник.
Сувенир своими руками
Для пассажиров на ледоколе Корельский проводит мастер-классы по лепке из глины. Смеется: чтобы они не думали, что инспектор парка — это только суровый товарищ с ружьем, который ругается на разбредающихся туристов.
Увлекся лепкой когда-то в армии, начинал с фигурок из хлебного мякиша: человечков, драконов, зверушек разных и, кстати, медведей. За рейс проходит несколько занятий, особенно эти уроки любят китайцы.
"Китайцы — очень шумные и эмоциональные. Порой пытаешься что-то объяснять, а ничего не слышно, пока переводчик не попросит их быть потише".
Лепят моржей и тюленей — это вариант попроще, и для продвинутых — белых медведей. Самое сложное — это рассчитать пропорции, чтобы не получилось слишком короткое туловище или чрезмерно круглая голова.
"С медведями сложно. Я спрашиваю обычно: «Кому нужна помощь, поднимите руки». И тут поднимают все 20 человек!"
Потепление климата
На полярных островах Михаил бывает по несколько месяцев каждый год и может сравнивать, как они меняются с изменением климата в Арктике. По словам Корельского, проявления даже на глаз заметны.
"Снега летом стало поменьше. Где-то растаяло, где всегда раньше снег лежал или лед был. Хотя в 2001 году в августе, уже ближе к сентябрю, мы пришли в географическую точку на 90 градусов — а там льда вообще не было, одна открытая вода. С тех пор больше ни разу такого не было: приходим — всегда лед".
А зима на Земле Франца-Иосифа иногда может оказаться мягче, чем в Архангельске.
"В 2015 году я зимовал на Земле Александры, в Архангельске морозы были под –40 °C, а у нас –2 °C, а то и ноль, красота…" ​
Видео дня. Бункеры, где прячутся миллионеры
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео