Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Где заняться конным (и культурным!) туризмом?

Мы отправились в Архангельскую область, где первыми прошли по новому конному маршруту и по пути попали в одну из самых красивых деревень России, посетили несколько святых мест и увидели старинную деревянную церковь с самыми большими «небесами» на русском севере.

Где заняться конным (и культурным!) туризмом?
Фото: Собака.ruСобака.ru

Совмещать приятное с приятным – то есть знакомство с новыми местами и верховую езду – во всем мире любят, умеют, практикуют: во Франции еще в конце 1960-х появился Национальный комитет конного туризма, в итоге там больше 10 000 маршрутов, по которым ездит до 700 000 конных туристов. Хорошо направление развито в Италии, Испании, Бельгии, Доминиканской республике, Марокко, Кении. В СССР существовали конные маршруты в Алтайском крае, в Башкирии, Адыгее, Карачаево-Черкесии – путевки продавали через профсоюзы, и в 1980-х отпуск верхом проводили 50 000 человек. В 1990-х система рухнула, в 2000-ом начала возрождаться – была создана комиссия по конному туризму, а через четыре года прошли первые в России соревнования по конному туризму. Сейчас он на приличном уровне развит в Хакасии, Бурятии, Краснодарском крае, Подмосковье и на Урале. От Петербурга ближайшее место для конных походов – Карелия, и есть масштабные планы на Архангельскую область – там создают сеть «почтовых станций», маршруты разрабатывают совместно с Федерацией конного спорта России, но пройти их можно и верхом, и пешком. В июле прошел первый конный пробег на сорок километров, назвали его «Дорогами Ломоносова» – именно этими тропами и трактами будущий ученый шел с обозом в Москву. Участок выбрали с наибольшей концентрацией достопримечательностей – город Каргополь и его окрестности.

Видео дня

Когда в XVI веке посол английской королевы Елизаветы I описывал ей русское государство, среди самых крупных и значимых городов он назвал Каргополь – это был процветающий торговый город, иконописный центр, после крупного пожара в 1756 году – один из первых в Российской Империи с регулярным планом. Сейчас о былом величии напоминает Соборная площадь – с белыми храмами, стройной колокольней, музеем с небанальными артефактами – именно отсюда зимой увезли два экспоната для выставки в Манеже «Христос в темнице». В исторической части запрещено строить дома выше двух-трех этажей, но и на них нужно получить согласование – внешний вид новых зданий должна одобрить администрация.

Английский посол описывал Елизавете I Каргополь в числе самых крупных и значимых городов России

В двух шагах (тут все рядом) – Красноармейская площадь с еще одним комплексом величественных храмов – и прекрасным малинником, но местные не любят, когда туристы едят ягоды, пусть и бесхозные. Про расположенную здесь Благовещенскую церковь живописец писал, что она «по изысканности пропорций и вкусу может соперничать с дворцами раннего флорентийского Возрождения». К ней советуют приходить три раза на дню, чтобы увидеть ее такие разные стены при разном освещении – но самый цепляющий тон получается на закате.

В окрестностях Каргополя обязательно нужно посетить Ошевенский Погост – он входит в «Ассоциацию самых красивых деревень России». Время здесь будто остановилось. Местные живут в тех же избах, где жили их прадеды сто и двести лет назад – в одном из них, превращенном в гостевой, можно остановиться. Танцуют кадриль в нарядных сарафанах – не столько на потеху туристам, сколько для собственного удовольствия. Частушки поют уже не только исторические, но и вполне злободневные. Исконно русские «левитанистые» пейзажи украшают деревянные церкви – как водится, со сложной судьбой.

Церковь Богоявления XVIII века постройки с восьмигранным куполом, отдельно стоящей колокольней и, говорят, самым большим на русском севере расписным деревянным потолком-«небом» – одна из крупнейших в крае, выстояла все войны и революции, а в 2014 году из нее украли 45 икон – весь праотеческий ряд иконостаса. Следствие курировали на самом высоком уровне, и год спустя иконы нашли – но возвращать в храм их пока нельзя: церковь в аварийном состоянии, расписные «небеса» покрываются плесенью. Реставраторы-энтузиасты не могут приступить к работе – это памятник федерального значения, что влечет за собой и сложносочиненную бюрократию, и неподъемную стоимость экспертных проектов.

Название местности дал преподобный Александр Ошевенский и построенный им в XV веке Успенский Александро-Ошевенский монастырь. Несколько веков это был крупный и важный центр для края, из стен обители вышло немало основателей северных монастырей – в XX веке он, конечно, пришел в запустение, и только в начале 2000-х начал восстанавливаться – сейчас тут живут пять монахов.

От монастыря верующие ходят к камню-следовику – считается, что на нем отпечатан след ступни преподобного Александра. Рядом с ним – святые источник, ручей и озеро, тоже Александровские.

Конный пробег, который организовали в этих краях в июле, носит название «Летний фестиваль мезенской лошади». Мезенские лошади – это порода, названная в честь города Мезень в Архангельской области – некрупная, выносливая и нетребовательная, легко переносит местные морозы и преодолевает сугробы и грязь – у нее даже выработалась особая «загребающая» походка (вот на чем нужно было передвигаться прошлой зимой в Петербурге!). Местные рассказывают, что мезенская кобыла в одиночку вытащила увязший трактор, когда люди и джипы оказались бессильны. Неудивительно, что в царской России мезенка ценилась дороже любого другого русского скакуна, а граф Орлов пробовал свои силы в селекции породы.

Главным сюрпризом стало участие в пробеге всадниц из Катара и Новой Зеландии

На пробег собрали десять лошадей, всадники приехали из Архангельска, Москвы и Московской области, Ростова – не только профессиональные спортсмены, но и владельцы конезаводов, тренеры. Главным сюрпризом для зрителей – да и для организаторов – стали участницы из Катара и Новой Зеландии. Девушки проходили стажировку в Москве, где им рассказали о пробеге – и они решили, что это будет интересный опыт. Так и оказалось!

В «Ассоциации самых красивых деревень России» немало поселений Архангельской области, но Ошевенский погост идет первым

Новозеландка Мишель Грамс, тренер сборной Катара по конкуру, лидировала три этапа, а на финальный четвертый судьи и ветеринары ее не выпустили, посчитав, что ее конь Бойкий не восстановился – после каждых десяти километров лошадям давали отдых и мерили пульс перед следующим стартом, он должен был быть не больше 56 ударов в минуту. Катарке Марьям Альсемайт достался самый норовистый конь Ветрогон, который всю дистанцию испытывал всадницу на прочность – то сбросить пытался, то в кусты забредал – она продержалась почти до конца и получила приз зрительских симпатий. Первой к финишу пришла ее соотечественница Маха Алькувари на Мозаике, но первое место отдали ростовчанину Сергею Степурину на Тимусе – суммарное время прохождения дистанции плюс восстановления коня у него вышло меньше. Всего до финиша дошли две лошади, но председатель Федерации конного спорта Мария Сечина сказала, что 35% – вполне приличный показатель.

«Когда-то давно я с восторгом рассказывала другу, известному полярнику , о своем отпуске в Скандинавии – а он в ответ удивленно спросил: “Ты никогда не была на Русском Севере? Там не менее красиво!” Именно с его подачи я с детьми впервые побывала в Каргополе.» – рассказывает , два года назад назначенная заместителем губернатора Архангельской области и руководителем представительства Архангельской области при . Коренная москвичка с солидной карьерой, она признается, что эти земли всегда были для нее «любимым факультативом», и теперь спасает церкви, привозит туристов и организовывает масштабные мероприятия, чтобы о заповедном крае узнало больше людей. «Потом большой компанией посетили Лядины и Ошевенск. Именно там я как завороженная стояла перед этими деревянными церквями… Позже, когда люди меня спрашивали, что я, чокнутая, забыла в этих северных деревнях, я неизменно отвечала: “Поезжайте туда сами и посмотрите. И вы либо поймете меня, либо нет.” И сколько бы людей я потом ни привозила в Ошевенск, никто не остался равнодушным!»

Текст и фото: Виктория Пятыгина