Ещё

Пляжи, которые мы потеряли. Крымские берега вновь обрастают заборами 

Пляжи, которые мы потеряли. Крымские берега вновь обрастают заборами
Фото: РИА "ФедералПресс"
Военная тайна
Трехметровый забор из сетки «махаон» начал вырастать вокруг «Тавриды» в Батилимане, которая входит в агломерацию Севастополя, еще в прошлом году. Это единственный доступный для местных жителей пляж, который считается одним из наиболее чистых и красивых в регионе. Теперь эта территория принадлежит  — ее передал военным еще предыдущий губернатор в 2015 году. По закону министерство имеет право ограничивать доступ к своим объектам, но жителям Батилимана, потерявшим лучший пляж, от этого не легче.
Пляж, долгие годы открытый для отдыхающих, получил название от одноименной базы отдыха, которая расположена чуть выше по склону. В 2010 году из-за плачевного состояния инфраструктуры она закрылась. Спустя четыре года, уже после «Русской весны», базу, как и многие объекты рекреации, национализировали и передали в ГУП «Пансионаты Севастополя», однако открывать не стали. Зато пляж облагородили и официально внесли в реестр зон купания.
Интересно, что история с забором началась еще в прошлом году, но говорить о ней севастопольские депутаты активно начали только весной, в преддверии предвыборной кампании. До этого судьба пляжа в Батилимане народных избранников волновала почему-то мало.
Согласно статье 6 Водного кодекса, беспрепятственный доступ к водным объектам есть у всех граждан. Исключение только для земель Министерства обороны, и береговая линия в Батилимане как раз попала под это правило. Законность самого решения о передаче территории часть общественников ставит под сомнение.
Лечебные пляжи с алкоголем
По версии крымских властей, список исключений шире — закрывать доступ к морю могут так называемые лечебные пляжи. Об этом на днях заявил глава парламентского комитета по санаторно-курортному комплексу и туризму Республики Крым , заверив, что в регионе идет активная борьба с пляжными заборами и повторения украинского периода, когда доступ к морю часто был закрыт, не будет.
«У нас ограничить доступ могут только лечебные объекты, которые имеют лечебную базу, лицензии, — понятно, что у них есть больные, которые проходят соответствующие процедуры», — подчеркнул Черняк.
Владельцы прибрежных гостиниц и пансионатов активно используют табличку «лечебный пляж» как повод поставить забор. Так, например, сделали санатории «Белоруссия» и «Мисхор» в Ялте, не имея на это разрешительных документов. Недавно проверяющие органы это выяснили. Пляж «Башмак» в Симеизе с одной стороны по-прежнему ограничен металлической сеткой, установленной здравицей «Москва», за которой начинается его собственный лечебный пляж. Аналогичная ситуация и с санаторием «Симеиз» — у них тоже свой кусочек берега, обнесенный забором. По словам юриста и общественника Александра Талипова, 60% пляжных карт в Судаке заняты псевдолечебными пляжами с ограниченным входом.
«В Судаке ситуация удручающая. Недалеко от центрального городского причала, который находится в аварийном состоянии, начинается территория дома отдыха «Судак», принадлежащего частным лицам, которая занимает 60% пляжей всего города. Все пляжи этого дома отдыха являются «лечебными» и закрытыми. От чего они лечат — непонятно, так как прямо у воды находятся объекты питания, где продают алкоголь», — говорит Александр Талипов.
Как говорит юрист Владимир Халаимов, даже наличие разрешительных документов и соответствующей лицензии на создание лечебного пляжа не дает право однозначного закрытия территории.
«Напомню, что, согласно Водному кодексу РФ, прибрежная полоса шириной 20 метров должна быть в свободном доступе для всех, кроме объектов Минобороны и детских пляжей. Есть СанПиН 4060-85 «Лечебные пляжи. Санитарные правила устройства, оборудования и эксплуатации», предусматривающие необходимость ограждения территории. Но статус лечебного, который позволяет огораживать пляж со стороны суши, автоматически не означает закрытый проход для всех», — отмечает юрист.
Вместо пляжа — ферма
Еще один способ отъема общественных пляжей — строительство на территории жилых или производственных объектов. Например, Золотой пляж в Феодосии от заборов страдал неоднократно. В 2016 году арендатор самовольно построил там двух— и трехэтажные здания площадью 340 кв. м и огородил всю территорию каменным забором. Все это вопреки проекту, договору аренды и генплану города. Ограждения суд постановил снести.
В этом году в Крыму разгорелся скандал, связанный с застройкой пляжа в селе Поповка под Саками. Там в 110 метрах от береговой линии планировали построить первую в России креветочную ферму полного цикла. Под масштабный проект инвестору «Крым-Агро» в 2018 году власти выделили в аренду до 2039 года участок на песчаном пляже. Территория площадью 20 гектаров находится также вблизи лечебного Ойбурского озера, до которого примерно 100 метров. Никаких общественных слушаний не было.
Два месяца на пляже шли работы по возведению фундамента и несущих металлических конструкций. Примерно столько же местные жители и экологи митинговали против строительства, губительного для туриндустрии небольшого поселка и окружающей среды. История вышла даже на федеральный уровень, и в ситуацию пришлось вмешаться . В итоге инвестору решили выделить альтернативное место для креветочной фермы, а в недоразумении обвинили органы местного самоуправления. По словам вице-премьера Юрия Гоцанюка, они «поверхностно подошли к реализации проекта» и «некорректно выбрали место». Позже Росприроднадзор сообщил, что на пляже идет демонтаж металлических конструкций и вскоре территории вернут прежний вид.
Еще под одну ферму — на этом раз устрично-мидийную — власти решили отдать единственный пляж в бухте Капсель в Судаке. Детский песчаный пляж, который также называют Любимым, уже огородили двухметровым бетонным забором. Эту территорию Минимущество Крыма отдало в пользование ООО «Судак-Аквамир». В июле 2017 года было подписано соглашение о реализации инвестиционного проекта стоимостью 41 млн рублей. В марте 2018 года с компанией заключен договор на аренду земли в бухте площадью 1 гектар. Площадь рыбоводного участка — 172,7 гектара.
Позже появилась информация, что на территории будет лодочная станция. Керченская межрайонная природоохранная прокуратура даже вынесла предостережение ООО «Судак-Аквамир» о недопустимости нарушения закона.
Проверка установила, что территория лодочной станции в районе бухты Капсель огорожена забором и оборудована табличками, запрещающими проход к береговой полосе. Так же, к слову, поступили и операторы лодочного причала в районе Старого Карантина в Керчи ПК «Лодочный причал № 239 „Пролив“. Обеим компаниям посоветовала открыть доступ к пляжам. Правда, местные жители в такой исход не верят — говорят, даже если заборы снесут, после сентябрьских выборов они снова появятся.
Путин, помоги!
Практически сразу же после вхождения полуострова в состав России там начался процесс демонтажа заграждений, установленных возле пляжей. Ограждения сносили, но они появлялись снова. В  Крыма недавно подсчитали, сколько раз за пять лет вырастали калитки и заборы у берега. За этот период сотрудники ведомства проверили пляжи почти 400 раз и обнаружили 53 факта нарушения условий обеспечения свободного доступа граждан к водным объектам. Чаще всего заборы вырастают в Ялте, Алуште и Евпатории. Общий объем выписанных штрафов составил 3,5 млн рублей.
»В Крыму остро стоит вопрос закрытия пляжей для отдыхающих. Рано или поздно эти все заборы спровоцируют массовые возмущения людей. Во что это выльется, остается только догадываться», — считает Александр Талипов.
На днях стало известно, что часть активистов решили написать обращение к  с просьбой повлиять на ситуацию с воскресающими заборами, которые перекрывают доступ к морю и вид на побережье. В работу местных властей они уже не верят.
Фото:ФедералПресс /Дарья Сеймовская
Зловещие дома, которые все боятся покупать
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео