Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Туристы больше не боятся ехать в Ингушетию

Глава Ингушетии в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи дал эксклюзивное интервью News.ru, в котором рассказал о том, почему иностранные туристы больше не боятся ехать отдыхать в республику, удалось ли снизить безработицу и зачем представителей Книги рекордов Гиннесса скоро пригласят в Магас.

Туристы больше не боятся ехать в Ингушетию
Фото: News.ruNews.ru

— Юнус-Бек Баматгиреевич, какие главные задачи, стоят перед регионом в наступившем году?

Видео дня

— Национальные проекты. Нужно начать, и мы уже начали реализацию. И уже на начальном этапе выявить максимальное количество ошибок, и по ходу исправлять эти ошибки там, где мы можем, а где не можем в федеральном центре просить помощи. Достойно сопровождать эти национальные проекты и отчитываться.

— Оценивая задачи, которые стоят перед регионом, уже понятен спектр сложностей в процессе реализации нацпроектов?

— Я бы не сказал, что у нас будут сложности, с которыми мы столкнёмся. Потому что всё зависит от нас теперь. По каждому нацпроекту, по всем направлениям, созданы рабочие группы, которые возглавляет опытный губернатор. В каждой рабочей группе созданы семь-восемь подгрупп, которые тоже возглавляют губернаторы. Буквально позавчера я прилетел из Татарстана, был на президиуме Госсовета. Сейчас все президиумы Госсовета проходят в новом формате. За круглыми столами мы двое с половиной суток, до того, как начался президиум, обсуждали между собой задачи. Каждая подгруппа своё направление. Например, я был в подгруппе, где обсуждалась тема городской среды. Мы обсуждали вопросы, предлагали свои варианты. С нами за столом сидели федеральные министры, руководители общественных организаций, в том числе ОНФ, . Мы вживую, общаясь между собой, делясь опытом, вышли уже на президиум Госсовета, на уровень президента. Каждый руководитель представил доклад для общей группы, а потом уже каждый руководитель подгруппы докладывал президенту. Там была такая графа: о чём мы договорились между собой, и что просим федеральный центр, и о чём не договорились, и это уже выносится на решение президента. Это хороший формат. Все сложности и трудности мы будем вот так решать. То есть у нас нет шансов не выполнить эти задачи. Просто всё будет зависеть от нас, глав регионов и, конечно, глав муниципальных образований, наших чиновников, которых мы должны сопровождать и помогать им.

— В последние годы Ингушетия громко заявила о себе, как о туристическом регионе. Продолжает ли наращивать темпы туристическая отрасль?

— Динамика очень хорошая. Если мы берём по 2017 году – более 30 тысяч туристов, то в 2018 – более 60 тысяч. То есть, рост колоссальный. В том числе, если брать иностранных туристов, это довольно серьёзный рост, это порядка 6 тысяч иностранцев в 2018 году, против 1,5 тысяч в 2017 году. Да, для регионов, где постоянно иностранные туристы бывают, например, для Питера, наверное, это смешно, но для нас, где вчера не то что из других стран, а из регионов России боялись приезжать, сегодня это колоссальная цифра. Хороший скачок. Плюс мы развиваем инфраструктуру, не только горнолыжную трассу, а и пешие виды туризма, гужевые виды, гостевые дома и, в том числе, экстремальные виды туризма и событийные мероприятия, которые проходят в горах. Делаем всё, чтобы не только в горной части развивался туризм. Мы сегодня и столицу, и другие города развиваем. В столице республики в Магасе, башня Согласия в сто метров высотой и там мы сделали один из самых крупных, высотных этнографических музеев. После 20 февраля будем его открывать и приглашаем туда представителей Книги рекордов России, Книги рекордов Гиннесса. Хотим туда войти, как самый высотный этнографический музей. Есть площадки, куда можно сегодня приглашать людей. Сегодня Магас один из самых креативных городов на Северном Кавказе, как минимум. Потому что такими остановками, такими лавочками с подогревом, с вай-фаем, не каждый город может похвастаться, даже европейский.

— Из каких стран стали приезжать туристы?

— Из разных: Германии, США, Великобритании. Китайцев и корейцев много.

— Вы сами сказали, что раньше туристы боялись ехать в Ингушетию. Как сейчас можно оценить криминогенную обстановку в регионе?

— Сложная была ситуация. Сейчас всё перебороли. Сегодня мы по всем показателям, по бытовым преступлениям, по порядку, во всех сводках и статистиках , в том числе, и по линии , находимся в десятке регионов по безопасности. Добились общими усилиями. Да, к сожалению, жертв много, потеряли более 400 молодых ребят, которые на этом пути погибли, не считая гражданского населения. И спасибо органам правопорядка за огромный вклад в борьбу не только с терроризмом, бандитизмом, но и другими проявлениями преступности.

— Ещё одна проблема, которая остро стоит перед регионом – безработица. Удалось ли переломить ситуацию?

— Не удалось. Моё мнение. Да, мы снизили ещё на 1,5 пункта общую безработицу и на 2 пункта регистрируемую, но этого мало. Я сегодня как раз обращался по этому поводу к министру экономики России. Мы на днях поговорили с вице-премьером , который отвечает за регионы. И я буду просить, то ли в рамках нацпроектов, то ли по отдельной программе, помощи. Ингушетия – регион где такой высокий процент безработицы. Нам надо создать другие площадки. Требовать от молодёжи, у которой есть высшее образование, ходить на стройку или в поле работать – это не совсем правильно. Поэтому, конечно, нам надо помочь. И чтобы выйти из этого состояния, нужны эксперты со стороны, в том числе из министерства экономики России. Я хочу попросить, вот буквально после форума, поеду на прием к министру, чтобы его группа приехала. Они сейчас поработали хорошо в Дагестане, изучали ситуацию там. Хочу, чтобы они поработали и в Ингушетии, предложили вариант, как сделать. У нас хорошая колледжевая система технического образования. Как вариант, мы можем обучать специалистов и позволять им работать на стороне, на крупных предприятиях в регионах Российской Федерации, чтобы они могли зарабатывать деньги. Это тоже форма снижения безработицы. Поэтому, в этом плане, мне нужна помощь. Мы уже на последнем издыхании, а создавать рабочие места за счёт строительства школ, садиков и так далее, это бюджетные места. Они кроме как подоходного налога в бюджет ничего не приносят, а нужно развивать другие отрасли и делать другие рабочие места, которые будут и условия создавать и доходы в бюджет приносить. Но и заработная плата в этом случае будет выше, чем у бюджетников.