Ещё

Этот «ужасный» город 

Этот «ужасный» город
Фото: Konkurent.ru
Архитектурный заповедник, «город ста башен», куда стремятся парочки — за романтической обстановкой, молодежь со всего мира — за развлечениями самого злачного характера и просто миллионы туристов, потому что в Праге — дешево и невероятно красиво. Но приморскому журналисту Юлии Пивненко столица Чехии не понравилась. Причем еще до того, как поезд Vienna — Prague пересек границу Чехии:
— Я ехала из столицы Австрии, где «орднунг» достиг таких вершин цивилизации, что мой билет был проверен только в вагоне. За окном мелькали пасторальные картинки австрийской глубинки, но уже на подъезде к Братиславе в них стало проскакивать что-то до боли родное и знакомое — то облезлый барак, напоминающий наши «сталинки», то завалившаяся набекрень избушка, то непонятные руины, расписанные граффити. В вагон набилась молодежь славянской наружности.
«Прага — это клубная жизнь, новый Амстердам. Это порно, «легалайз» и проституция», — вспомнила я напутствие одной знакомой. Ага, значит, люди едут «потусить». «Орднунг» за окном исчез, сменившись совсем другими картинками — «тоска полей», бетонные коробки, напомнившие мне фильм «Лиля навсегда», и вдруг среди очарования запустения — сказочный замок пронзает небо тонкими шпилями. А Прага…
Прага началась тогда, когда в вагон впорхнуло небесное создание с внешностью юной княжны Драгомиры и, нагло перегородив проход необъятных размеров чемоданом, рявкнуло на меня что-то вроде: «Neviminic. Nemuzu sejmout kufr». «What the hell?» — оторопела я, встала и прокатила ее «kufr» в багажное отделение. Собственно, эта милая перепалка была лишь маленькой увертюрой к очень неоднозначному путешествию.
«Новый Амстердам» сразу показался «не моим». Любой, наверное, согласился бы с Гете, который говорил: «В короне городов этот город — самый драгоценный камень». А французский критик Виллиам Реиттер добавил: «На всей поверхности Земли нет прекрасней книги истории и архитектуры». Все это так. Но корону-то носит, что называется, персонаж с отрицательной харизмой. Который вам нахамит и постарается обвести вокруг пальца.
Мне не понравилась узкая и длинная Вацлавская площадь — средоточие туристической жизни, где я купила дорогой и очень невкусный хот-дог, который выбросила. Мне не понравилось, что в центре города тяжело найти хорошее кафе, приличный стритфуд, качественный кофе, что в ресторанах и обменных пунктах вас пытаются нагло развести. Мне не понравилась русофобия, связанная, я думаю, не только с Пражской весной, но и с огромным количеством украинцев в городе. Однако обо всем по порядку.
Нельзя не отдать дань: Прага действительно архитектурно прекрасна. Тому, кто бывал в странах Западной Европы, но еще не познал Европу Восточную, она обязательно «снесет башню» своими головокружительными видами. «Магическая», «золотая», «эзотерическая» — как только не величают ее романтики. Вы словно попадаете в сказку, где рыцарь Пржемысло скачет по ночам с отрубленной головой, а соратник Гитлера Гейдрих примеряет «несчастливую» корону Карла Четвертого в соборе Святого Вита. Этот собор можно увидеть, спустившись по Вацлавской площади мимо огромного множества магазинов, кафе и ресторанчиков.
Старый город (по-чешски Старе место) уносит вас в средневековое прошлое: вы слушаете бой часов на Староместской площади, поднимаете голову и наблюдаете, как первая фигура знаменитого на весь мир часового механизма — скелет — сообщает вам о тленности бытия.
Следуете дальше — на улицу ведьм и улицу алхимиков, где работал сам Эдвард Келли (если это имя о чем-то вам говорит), и, чувствуя под ногами камни старинной мостовой, засмотревшись на какой-нибудь стритфуд в виде свиной туши, жарящейся на вертеле, который вращает молодчик в кожаном фартуке, говорите себе: «О, это волшебно». Вы понимаете, почему Прага вдохновляла и , и Альфреда Хичкока, и , и еще миллионы романтиков. Причем в этот самый момент ваше восхищение разделяют толпы людей всех национальностей, так как ежегодно Прагу посещают около десяти миллионов туристов. В Старом городе, куда бы вы ни отправились, вас будет окружать толпа. И это мне не понравилось.
Во-первых, не очень-то комфортно ходить по узким улочкам, толкаясь. Во-вторых, известны истории массовых ограблений на Карловом мосту, где, судя по всему, работают «виртуозы», чье мастерство восходит к средневековым карманникам, и, пока вы стараетесь сквозь плотные ряды чьих-то спин разглядеть скульптуры святых или стоите бесконечную очередь, отбивая попытки китайских туристов проскочить вперед, чтобы потереть «на счастье» бронзовый барельеф статуи Яна Непомуцкого, ваши деньги и паспорт могут стать чьей-то добычей. В лучшей средневековой традиции «воры на мосту».
И в-третьих, огромным турпотоком во многом объясняется удручающее качество кухни в центре города. Зачем кормить туриста вкусно, если завтра приедут еще пять миллионов? Стоит отойти подальше от центра, и в ресторанчике для местных вам подадут восхитительное «вепрево колено», «свичкову» с кнедликами — обед за 500 руб., который в соседней Вене обойдется 1500, но в центре я так и не нашла достойного заведения среди ресторанов чешской, японской или итальянской кухни. Самый приличный вариант — сетевые кафе типа Kozlovna. К тому же вас могут попытаться «развести» — включить в счет то, что вы не заказывали, а если платите в евро — посчитать по запредельно высокому курсу. Поэтому лучше платить кронами.
Обменять евро на кроны можно в одном из многочисленных обменных пунктов. Только, опять же, лучше отойти подальше от центра и обязательно попросить рассчитать и показать вам конечную сумму на калькуляторе. Однажды я пренебрегла этими двумя простыми правилами. На вопрос: «Вот из зе корс? Твенти файв?» — улыбчивая девушка в окошке обменника кивнула и доброжелательно сказала что-то вроде: «Гив ми е мани и сайн хир». Я подписалась и отдала деньги. После чего мне выдали… 1600 крон за 100 евро, тогда как рядом с отелем за 100 евро давали 2500 крон. «Вот из…» — ужаснулась я, на что девушка, уже без улыбки, показала цифру 16 крошечным шрифтом на небольшом листочке, хотя информация у входа гласила: «25», и направила меня к молодому человеку в соседнем окне.
Молодой человек сделал вид, что меня не понимает, да и чем он мог помочь. После такого «разводилова» хотелось плакать. Второй раз, когда меня «развели» в такси, я уже восприняла это нормально. У таксиста не было счетчика, и он запросил в три раза больше, чем я платила за то же расстояние в прошлую свою поездку. Не знаю, может, какое-то другое такси, но осадок остался неприятный. «Ту экспенсив!» — ужаснулась я. На что таксист развел руками: «Такие цены» — и, сладко улыбнувшись, с хитрым прищуром сказал: «Сегодня ужасный день». Я посмотрела на него подозрительно. Дело в том, что uzasny («ужасны») по-чешски означает «прекрасный». Что хотел сказать этот водитель?
Чешский язык, кстати, — неисчерпаемая тема для шуток. Если вам скажут, что вы «хитрый и позорный быдло», это будет означать, что вы «умный и внимательный высокий худощавый парень». Каждый день на Вацлавской площади туристы толпятся возле таблички «Позор!», то есть «Внимание!».
Ну и если Прага влечет вас как «новый Амстердам», вы будете разочарованы. Там нет «красных фонарей» и никакого «легалайза». «А где здесь продают джойнты?» — спрашивает юный увалень откуда-нибудь из Бельгии, блуждающий по Старому городу в поисках кофе-шопов. Он заходит в магазины, полные товаров с изображением конопли, китайские лавки, где продают семена каннабиса, какую-то траву и что-то пластилиновое с надписью «гашиш» под маркой «Веселая конопля». «Я могу это курить?» — робко спрашивает он продавщицу. «Конечно, можете», — отвечает та. И даже почти не лукавит. Курить-то можно, но ожидаемого эффекта не будет, так как все эти «наркотики» — обманка для туристов. Я была в кофе-шопах в Амстердаме, но в Праге ничего подобного нет, наркотики там декриминализованы, а не легализованы. То есть врач может выписать вам марихуану, а туриста с высокой долей вероятности «разведут» темные в прямом и переносном смысле слова личности, подмигивающие ему на улице: «Джойнт? Гашиш?»
Еще в Праге есть русофобия. Мне швыряли русскоязычное меню в ресторанах, отношение официантов иногда менялось, когда я называла свою национальность, мой номер почти не убирали, хотя дело здесь, возможно, в банальной славянской расхлябанности. В автобусе туристической системы Big bus, пользуясь аудиогидом на русском языке, я слушала о том, сколько боли причинили чешскому народу и как чешские студенты мужественно боролись с «красной заразой», расписывая «стену ». «Да если бы не товарищ Сталин, этот город разбомбили бы, и не было бы никакого туризма! А чехи сколько нас повырезали в Приморье!» — возмущался знакомый земляк. Однако и у чешского, и у братского украинского народа своя правда.
«Жемчужина городов» мне не понравилась, но Прага прекрасна. Можно на Вацлавской площади купить билет, сесть на «Биг бас» и добраться до Вышеграда — места светлой силы для эзотериков всего мира. Там нет огромной толпы, и ваше сердце обязательно екнет, когда вы посмотрите на город с крепостной стены. Можно заказать экскурсию в одном из офисов на Вацлавской площади и отправиться в место темной силы — чешскую Костницу, где внутреннее убранство полностью выполнено из человеческих костей. Или вдруг синдром Стендаля накроет вас за кружкой пива (чистая правда, пиво в Чехии прописывают кормящим матерям) в одной из старинных харчевен с колоритным названием «В гробу» или «У хромого мертвеца» (ха-ха, чехи любят черный юмор). Какой будет ваша Прага, остается только предполагать. Моя Прага — это симбиоз княжны Драгомиры и нахальной торговки, которая во что бы то ни стало стремится вас обсчитать. Чистое Средневековье, одним словом.
Зловещие дома, которые все боятся покупать
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео