Ещё
Пострадавшим от длительной задержки сотен предновогодних авиарейсов принесены извинения, выплачиваются компенсации. Но вопрос об истинных причинах сбоев, испортивших каникулы авиапассажирам, для многих остался открытым. Их интересует, не повторится ли подобная ситуация в будущем.
О наведении порядка в авиаотрасли, о безопасности в небе глава рассказал главному редактору «АиФ» Николаю Зятькову. О ледяном дожде и увольнениях
«АиФ»: — Чем объясняется ситуация, когда в декабре самолёты не летали, а людей держали в аэропорту без информации? Зачем понадобилось, чтобы пассажиры приезжали в аэропорт, где им говорили о задержке самолёта, скажем, на 2 часа, хотя уже сами знали, что намного больше? Вдобавок у вас противообледенительная жидкость закончилась. Тут уж вы не могли не понимать, что её и в ближайшие часы не будет. Какую-то информацию всё равно могли дать пассажирам… Из-за погодного коллапса страдали авиапассажиры во многих странах. Но только у нас аэропорт не закрывали, рейсы несколько дней переносили, но не отменяли, заставляя людей подолгу ждать в неведении. Отмечу, что и за границей чёткую информацию о возобновлении рейсов не давали — это было технически невозможно сделать. Европейцы, как и мы, тоже в первую очередь думают о безопасности полётов. Ведь жизни людей важнее томительного сидения в ожидании рейса в аэропорту.
В. С. : — Да, я уверен, что аэропорт нужно было закрыть, как это сделали в Европе и США, а уж когда погода нормализовалась, потихоньку входить в график. Но у российских авиаперевозчиков такого права нет. Этот сбой выявил ряд недостатков в воздушном законодательстве, которые необходимо устранить.
Что касается неинформирования пассажиров, то это наша основная вина, и за это я от лица компании и от себя лично приношу всем извинения. Я трое суток практически без сна руководил нашим оперативным штабом, главной задачей которого было обеспечить безопасность полётов. И это главное, что нам удалось сделать, — ни одного ЧП с нашими самолётами не произошло. При этом за информирование пассажиров отвечали конкретные люди, которые в результате и были уволены за то, что оно было признано неудовлетворительным. Кстати, это была опытная коман— да, проработавшая в «Аэрофлоте» более десяти лет.
Есть ещё один момент. Мы не настолько технологизированы, как на Западе. Мы не знаем мобильных телефонов всех наших клиентов. Нужно, конечно, восполнять этот пробел, чтобы с помощью SMS оповещать о задержках рейсов.
Теперь по поводу противообледенительной жидкости. Вместо 10 минут, как обычно, в те дни самолёты мы обливали по 1,5-2 часа. Потому запасы жидкости и кончились. Вдобавок партнёр сорвал сроки её поставки. Но мы за сутки умудрились всё-таки её достать. Потом надо было строго следить за тем, чтобы самолёты, не дай бог, не взлетели недооблитые. Самолёт представлял собой жуткое зрелище — машина, покрытая 6-сантиметровым слоем ледяного стекла. При всём массовом психозе (наши сотрудники даже получали физические травмы от пассажиров), который был в аэропорту в те дни, безопасность людей — вот что нас заботило в первую очередь.
А за сбои в информировании я и компания ещё раз приносим извинения. О компенсациях и ценах
«АиФ»: — Что вы будете делать, если завтра вдруг снова пойдёт ледяной дождь?
В. С. : — Если завтра ледяной дождь — я потребую закрыть аэропорт. Во всяком случае, мы точно отменим рейсы. Мы приобрели опыт, которого раньше ни у кого не было. В ледяной дождь летать нельзя. Французы, к слову, в воздухе развернули свой самолёт, летевший в Москву, когда узнали, что у нас ледяные дожди.
Кстати, тем, кто пострадал от задержек рейсов из-за ледяных дождей, мы выдали уже около 2 тыс. сертификатов на сумму почти в миллион долларов. Есть те, кто предпочёл классический вариант компенсации. Но таких мало. Ведь в соответствии с Воздушным кодексом она равна 25 руб. за час ожидания. И плюс, если у человека есть претензии, он предъявляет их, а мы их изучаем.
«АиФ»: — В Европе компенсация составляет от 150 до 600 евро, в зависимости от длительности задержки рейса. У нас — оставшаяся с советских времён норма 25 руб. за час ожидания. А цены на авиабилеты ничуть не меньшие, чем в … Где логика?
В. С. : — Сразу отмечу, что маржа авиакомпании очень низкая. Мы находимся в более жёстких конкурентных условиях, чем любой западный перевозчик. И, кстати, в отличие от нас они имеют право отменять рейсы. Наша компания платит пошлины за современную импортную технику. В 2009 г., к примеру, — 130 млн долл. Куда эти траты закладываются? В билет. 24-25% в стоимости билета — это керосин. Причём для нас топливо в Москве стоит 600 долл. /т, в Нью-Йорке — 700, в Петропавловске-Камчатском — почему-то тысячу. Летим туда со своим керосином. А обратно-то надо там заправляться. Вот вам и цена билета на Петропавловск-Камчатский. Я не могу сделать билеты дешевле. Надо также чётко понимать, что у нас в бизнес-классе восемь тарифов, в экономклассе — 22. Если вы возьмёте билет за месяц, то он будет стоить очень дёшево, а за сутки-двое перед вылетом он в разы взлетит в цене. Тариф устанавливает компьютер. Мы ничего не придумывали. Просто внедрили профессиональную программу, которая работает у западных компаний. Мы вступаем в глобальную экономику, , а значит, не можем быть неконкурентными. Если я какие-то затраты несу, то все их автоматом перекладываю на пассажира. У меня нет другого варианта.
«АиФ»: — Вы пошли навстречу пассажирам и дали возможность получить большую компенсацию за несвоевременный вылет, чем положено по закону. Но длинные процедуры многих остановят: человек должен куда-то пойти, оформить массу бумаг, только потом ему дадут ваучер, который привязан к полётам вашей компании. Почему так сложно?
В. С. : — Почему не деньги? Потому что это акция репутационной поддержки. Мы хотим извиниться и показать, что мы исправились. Поэтому даём вместо денег право полёта в течение года. Вы можете сами не лететь. Полетят ваши знакомые, друзья, даже не родственники. Причём можно воспользоваться рейсом любой иностранной компании, с которой у нас есть соответствующий договор. Об авиапарке
«АиФ»: — Одна из затратных статей, вы сказали, — покупка зарубежной техники, которая обременяется акцизами, таможенными пошлинами. Почему не переходите на отечественные самолёты? И нашего производителя поддержите, и билеты станут дешевле…
В. С. : — Согласен, готов купить. «Суперджет-100» должны были поставить в ноябре 2008 г. У нас контракт на 30 машин, и мы заявили, что купим ещё 10. Дали в общей сложности заявки на 126 машин отечественного производства: МС-21, Ан-148, Ан-158 и «Суперджет». Но их пока нет. Сколько страна в год производит самолётов? Около 20. Сколько «Эйрбас» производит и «Боинг»? По 400. Где можно купить российскую технику, скажите? Вопрос открыт.
Из чего состоит цена авиабилета 29,5% Содержание авиапарка (таможенное оформление, страхование, поддержание лётной годности и др.). 24,1% Авиатопливо. 22,3% Аэропортовое и аэронавигационное обслуживание, обслуживание пассажиров на борту. 9,7% Организация продажи, реклама. 8,7% Содержание и подготовка пилотов и бортпроводников. 5,7% Прочие расходы.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео