Ещё

Новый год в Сантьяго 

Мы продолжаем публикацию путевых заметок и  о Чили. Предыдущую часть можно прочитать здесь. Напомним, ранее в «Газете.Ru» выходили заметки Андреевых о Риме, Аляске, Гавайских островах, Греции и Коста-Рике. Полную их версию можно прочитать на сайте andreev.org — ред.
Завтрак в гостинице на удивление понравился. В отдельном домике-павильоне стояли застеленные белоснежными скатертями столы, а на них разместилось целое тропическое изобилие: поджаренные до золотистой корочки плантаны и дыни, свежие ягоды, йогурты, подогретые булочки с маслом, сок в графине, чай, кофе. Довершали это дело фарфоровые пиалы с водой, в которых плавали свежие цветы. Полная эстетическая гармония! Хозяйки нигде не было видно, да мы и не стремились встречаться с ней.
Сразу после завтрака взяли южное направление от деревни Hanga Roa по грунтовой пыльной дороге в гору.
Через полчаса внизу слева без всякого предупреждения показался кратер. Ох и страшен же он был, но одновременно и красив. Не зря Хейердал назвал его «гигантский ведьминский котел». Потрясающе точное определение. Пожалуй, лучше и не скажешь. Кратер наполовину был заполнен неприятной на вид темной водой, в которой плавали зелено-желтые ошметки тростника-тоторы, похожие на полуразложившиеся ингредиенты колдовского зелья. Rano Kao необычен еще и тем, что одна из 200-метровых его стен несколько повредилась, благодаря чему на заднем плане хорошо виден Тихий океан. Не припомню, чтобы мы где-либо встречали вулканические кратеры так близко к воде.
Rano Kao можно было обойти по периметру, но на это понадобилось бы полдня. Естественно, у нас не было времени.
Рядом на холме располагались руины древнего церемониального поселения Orongo, обнесенные недружелюбным частоколом. Эта деревня — своего рода музей под открытым небом, посвященный культу «птицелюдей», практиковавшемуся на о. Пасхи с 16-го века. То, что мы прочитали об этом в книгах, нас не очень заинтересовало, да и вход на территорию деревни был еще закрыт в такую рань, поэтому, завершив осмотр кратера, мы поехали собираться в гостиницу.
Как и на Гавайях, при отлете необходимо было пройти сельскохозяйственный контроль и показать, что не увозишь с острова никакой растительности, фруктов и даже семян.
Проверка проходила довольно формально. Я знаю людей, которые в похожих обстоятельствах вывозили ростки чего-то экзотического в пачке из-под сигарет, и никто их за руку не ловил. Зарегистрировавшись и сдав багаж, мы налегке покинули аэропорт, чтобы успеть купить сувениров на артезианском рынке. Идти совсем недалеко, минут 15 по главной улице. На рынке торговали всем чем придется — от еды и одежды до музыкальных инструментов и украшений.
Дальний угол павильона целиком был отдан сувенирным истуканам.
Каких там только не было: и деревянных, и вырезанных из минералов, и стеклянных. Но нам была нужна фигурка только из вулканического пепла; остальные воспринимались как подделки. Довольно быстро удалось найти искомое: грубоватого, серого, пористого истукана около 25 см высотой, которого владелец собирался продать за $25. Тут в дело вступил Илья, набивший руку в искусстве переговоров с туземцами (и это при том, что продавец не говорил по-английски, а Илья знает по-испански всего несколько слов), в результате чего мы сошлись на $10. К слову сказать, за аналогичных истуканов, продающихся в туристических местах (например, у пляжа Анакена), торговцы запрашивали $80-100.
При прохождении таможни нас заставили отцепить штатив от рюкзака (впервые за все путешествия!), запаковали его в желтый мешок с биркой, и сказали, что он полетит отдельно, а то вдруг нам приспичит в салоне самолета устроить дебош с помощью треноги. Вот так-то, чего только о себе не узнаешь. Таким образом, жители о. Пасхи дали нам прощальный пинок, оставив о себе не самые приятные впечатления.
Назад на континент везла та же авиакомпания LAN на Боинге-767 с уже знакомой системой развлечения пассажиров. Забавная деталь: когда все расселись, по проходам прошлись стюардессы, распыляя в воздухе какое-то антимикробное средство, чтобы даже букашка случайно не проникла на большую землю. Время полета до Сантьяго — 4,5 часа. Кормили горячим ланчем: филе индюшки или равиоли на выбор, вино в неограниченном количестве. Из аэропорта в Сантьяго добрались до отеля в центре абсолютно так же, как и днем раньше, используя комбинацию автобус + метро + пешком. В отеле достался номер на 3-м этаже, большой, уютный, с зеркалом во всю стену.
Через несколько минут в дверь постучали, вошла горничная с бутылкой белого чилийского вина и горкой шоколада на серебряном подносе.
— Э-эээ… мы вроде ничего не заказывали… — Это complimentary package от отеля, по случаю Нового Года, — объяснила девушка и с улыбкой удалилась.
Мелочь, а приятно. Отдохнув и приведя себя в порядок, мы вышли около 10 вечера. Проблемы «где же встретить Новый г од?» не стояло: весь город стекался по перекрытым от машин улицам в одну сторону — на площадь Конституции перед дворцом La Moneda. Воздвигнутый в конце 18-го века в качестве монетного двора, он одновременно являлся резиденцией чилийских президентов. Во время военного переворота 1973-го года, организованного Пиночетом, дворец серьезно пострадал от прямого бомбового попадания. Сейчас дворец восстановлен, по нему даже проводятся экскурсионные туры.
Перед главным входом La Moneda раскинулась площадь Конституции, куда мы и стремились.
Площадь, кстати, была переделана по приказу того же Пиночета, который устроил под землей «el bunker» — разветвленную сеть помещений, офисов, телестудию и даже военную комнату (war room) на всякий случай. Три входа в бункер до сих пор видны на площади, а уж сколько потайных, наверное, не видны…
Вот такое историческое место было выбрано жителями столицы для встречи Нового года. На площади воздвигли сцену, обрамленную огромными экранами и прожекторами, с которой доносились заводные латиноамериканские песни. Продавцы праздничной мишуры активно сновали в толпе, предлагая желающим хлопушки, мешочки с конфетти и серпантином, блестящие парики и колпаки из фольги и прочую новогоднюю атрибутику. Атмосфера царила самая веселая и доброжелательная. Пьяных видели всего пару раз; народу как-то ловко удавалось соблюсти баланс, чтобы находиться в адекватном состоянии. Дети с воплями носились вокруг, многие мамы даже пришли с грудничками, сладко посапывающими в колясках и никак не реагирующими на неслабый внешний шум.
По пути на площадь мы заскочили в единственное открытое, а потому забитое народом кафе «Derby».
Один официант на удивление ловко справлялся с толпой посетителей, благодаря чему мы уже через 20 минут поглощали новогодний ужин, состоящий из lomo a lo pobre и churrasco. «Lomo a lo pobre» буквально переводится как «еда бедного человека» и представляет собой огромный кусок говядины с жареным яйцом, зарытым в солененькую картошку фри. Ну а «чурраско» — это просто сочный стейк, сдобренный специями. Под красное чилийское мясо исчезло с тарелок просто с фантастической скоростью. Обошлось оно всего в 7 тыс. песо ($14).
Сытые и довольные, окруженные веселой толпой, мы продвигались к площади Конституции. Метров за 200 движение застопорилось, дальше хода не было. На улицах творилось нечто невообразимое: люди поливали друг друга какой-то липкой пенкой из баллончиков, посыпали конфетти, брызгали шампанским. Ох и долго же я буду вымывать разноцветные кружочки из волос по возвращению в гостиницу!
За 5 минут до полуночи со сцены в центре площади взмыли ввысь тысячи белых воздушных шаров, великолепно смотревшихся в ночном небе на фоне сверкающих небоскребов. Пошел финальный отсчет: ocho, nueve, diez, once, doce! Feliz Anos! Что тут началось! У меня заложило уши от воплей и ора. На протяжении 20 минут с крыши президентского дворца пускали салют, красиво разворачивающийся в небе цветами, снежинками и какими-то замысловатыми фигурами. Позже выяснилось, что все это время у меня в кармане был включен диктофон. Очень забавно было переслушивать шум новогодней вакханалии по прошествии какого-то времени. Сразу возникал эффект присутствия.
В отеле мы попросили у бармена бутылку чилийского каберне в номер. Нам ее предоставили совершенно бесплатно. Чего только не случается в новогоднюю ночь!
С первым днем нового года начинался третий сегмент нашего путешествия по Чили. После ледниковой Патагонии и истуканов острова Пасхи нам предстояло очутиться в самом засушливом месте на Земле — пустыне Атакама.
В какой стране жить лучше всего
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео