Ещё

Патагонский переворот 

Мы продолжаем публикацию путевых заметок и  о Чили. Предыдущую часть можно прочитать здесь. Напомним, ранее в «Газете.Ru» выходили заметки Андреевых о Риме, Аляске, Гавайских островах, Греции и Коста-Рике. Полную их версию можно прочитать на сайте andreev.org — ред.
Позавтракать мы сходили в ресторан при инфоцентре, большой и очень светлый зал с видом на те самые горы, что фотографировали вчера. Обслуживал сам повар, а мы были единственными посетителями. Тосты с маслом и колбасой, омлет, апельсиновый сок, чай — 7 тысяч песо ($14).
К 9 утра подъехали ребята из турагентства на старом проржавевшем драндулете.
Парень остался за рулем, показывая дорогу, а девушка-гид пересела в наш «Мицубиси», чтобы поближе познакомиться. Путь держали в центральный офис конторы через поля с пасущимися коровами и мосты, перекинутые над изгибами реки Serrano. Минут через 20 подъехали к «офису» — добротно сделанной деревянной избушке, одиноко торчавшей в чистом поле. На лужайке перед ней прошли курс молодого бойца, то бишь узнали, как управляться с каяком, а также ознакомились с техникой безопасности.
На карте, вывешенной на одной из стен, ребята показали предполагаемый маршрут сплава, который должен был начаться среди айсбергов в озере Грей, продолжиться в вытекающей из него реке Грей и закончиться у дальней петли реки Serrano. На все это отводилось около 6 часов, плюс-минус полчаса. Нас облачили в dry suites, специальные сапожки и курточки, отчего фигуры приобрели чрезвычайно подтянутый вид. Гиды оделись аналогичным образом, после чего мы взгромоздили два каяка на крышу видавшего виды джипа, сами разместились в его недрах и потряслись по гравийке к озеру Grey (примерно 30 минут).
Когда прибыли на место к небольшой гавани с деревянным причалом, сразу же стало понятно, что в озеро нам путь заказан.
Манящие на горизонте айсберги периодически пропадали из виду за сталью вздыбившихся волн. Очень сильный ветер рвал с их гребней кудрявые барашки, развеивая жалкие белые хлопья над бушующей толщей воды. Нам ничего не оставалось как сплавляться только по двум рекам. За поворотом Grey river яростный ветер стих. Мы подогнали каяки вплотную друг к другу и, неспешно скользя по течению, стали слушать занимательные истории нашей девочки-гида.
Сама она мексиканка, и на тот момент прожила в Патагонии ровно год, проехав до этого всю Южную Америку дикарем с севера на юг. За год работы в парке чего только не навидалась: и страшного, и необычного. Вспоминала, как они с напарником спасали на дороге мотоциклиста. Тот пересекал Torres del Paine на своем «Харлее», когда неожиданно (что очень характерно для тамошних мест) налетел ураганный ветер такой силы, что он поднимал в воздух булыжники, обрушивая их на все вокруг. Мотоцикл был в сплошных вмятинах и выбоинах. Мужика они доставали из-под него в полуживом состоянии.
В другом случае история закончилась печально. Довелось ей как-то ночевать в кемпинге в лесу, когда опять же под силой ветра обломился сук одного из деревьев и, упав на соседнюю палатку, ударил спящего там человека по голове. Несмотря на все усилия и вовремя оказанную помощь тот умер на борту вертолета по дороге в больницу.
— Или вот еще, совсем недавно произошло. Как раз здесь неподалеку, на берегу реки Грей. Пума подкралась сзади к рыбаку, только что вытащившему лосося, перегрызла человеку горло, а рыбу утащила.
После третьей «horror story» пришлось взмолиться: «Мария! А нет ли у вас в запасе каких-либо более… жизнерадостных историй? А то прямо не по себе становится от этих рассказов».
— Жизнерадостных? — задумалась гид. — Ну вот, тоже недавно произошло. Многие работники парка видели странный зеленый луч, бивший из центра горного массива на протяжении 5 секунд. приезжала, в местных новостях широко освещалось. Официальный вердикт: природа явления неизвестна. А Вообще люди часто здесь видят НЛО в горах, даже привыкли в какой-то степени.
Несмотря на явную склонность к шокирующим рассказам Мария оказалась настоящим кладезем знаний по патагонской флоре и фауне.
Общие и латинские названия кустарников, трав и встреченных по пути птиц так и сыпались из нее. Я очень пожалела, что не захватила в тот раз диктофон (показалось, что на каяках он будет бесполезен), а по памяти восстановить названия не берусь. Птиц по пути попадалось немало, особенно часто стайки горных гусей. Река по-прежнему была спокойна, но на небе стало происходить оживление: появились странные слоистые облака с хорошо очерченными, закругленными краями.
— О, — сказала Мария. — Штормовые предвестники. Всегда означают, что вскоре поднимется сильный ветер и погода испортится. Но думаю, что в запасе у нас есть пара часов.
По левому борту показался симпатичный островок, обильно поросший кустарником. Мария предложила остановиться там на пикник и передохнуть, мы с радостью согласились. Привезенный ею обед (входил в стоимость), приготовленный поварами гостиницы «Grey», был выше всяких похвал. На зеленой травке, усыпанной белыми головками клевера, стали появляться салатики, копченый лосось ломтиками, зелень, хлеб, шоколадки, печенье, вода, содовые и чай. Сюда бы еще по рюмочке чего-нибудь 15-20-градусного — и дальше сплавляться совсем бы расхотелось. Но горячительные напитки можно было позволить себе только вечером, поэтому, чтобы согреться, пришлось продолжить физические упражнения.
Река уже не была столь безмятежной как утром: посередине проглядывалось быстрое течение. Мы отчалили от берега в надежде попасть по его ходу, но не успели сделать и десяти взмахов веслами, как Илья сказал: «Ты только не пугайся, у нас руль отказал». В тот же момент нас захватило боковое течение ручья, впадающего слева в Grey river. Мы не такие эксперты в каяках, чтобы на одних веслах пройти перекресток с перпендикулярными потоками, поэтому поняв, что бороться бесполезно, позволили ручью утянуть нас влево. Прибившись кое-как к берегу, вылезли, посуху перетащили каяк дальше, метров на 20, где два течения уже не смешивались. Мария более или менее наладила у нас руль и дала добро на дальнейший сплав, сказав держаться строго за ней, так как впереди ожидались небольшие пороги.
Но через 5 минут ситуация повторилась: руль выпал в астрал, и мы оказались в самой середине бурлящего течения, вооруженные лишь парой весел для незначительного маневрирования.
И все было бы хорошо, если бы по курсу нам не попалось оно — дерево.
Кричу Илье: — Обходим его справа! 30 метров — поток несет; 20 метров — мы из последних сил гребем веслами; 10 метров — нас тянет прямо в лобовое столкновение; 5 метров — последнее, что помню, — крик Ильи сзади: «Закрывай голову и глаза руками!» Удар, шум, треск, что-то больно укололо в плечо, тиски обжигающего холода со всех сторон. Пытаюсь вздохнуть — не получается, еще раз — не получается; открываю глаза и вижу над собой какое-то белое мутное пятно. Тянусь к нему, еще, еще — и выныриваю. В 5 метрах кверху днищем покачивается каяк, Ильи нигде не видно. Пытаюсь вспомнить, сколько в ледяной воде может пребывать человек, пока не сведет конечности. Вроде есть в запасе 4 минуты.
Голова Ильи выныривает из пучины с другой стороны каяка в сопровождении не самых красивых слов. Мы кое-как переворачиваем многострадальный каяк, заполненный водой по самое «не могу». Поочередно наваливаемся сверху, закидывая плохо слушающиеся ноги, и обнаруживаем потери: минус весло и очки. Опять очки! Несмотря на аховое положение, пробирает на шуточки: мол, нашими очками скоро будут заполнены все более или менее крупные водоемы Земли.
Подчалила Мария, прокричала: «Руль опять заело?» «Да», — говорим. — Теперь ни руля, ни весла". «Я вам сейчас кину трос и отбуксирую к берегу. Держитесь. Вы вообще молодцы, что так быстро залезли в движущийся каяк, течение-то неслабое». Да, не зря, видать, проходили инструктаж. Сидя в холодной воде, заливавшей ноги по бедра, отчего каяк заметно просел, прибились к небольшому островку. Высадились под пронзительным ветром среди горок гусиных экскрементов. Все насквозь мокрое, включая волосы. Вытереться нечем — сохли так. Мария по рации вызвала машину, после чего насосом откачала воду из нашего каяка.
— Пройдем пороги и будем высаживаться на противоположной стороне. Туда машина должна подойти", — сказала она. — Are you ok?
— Ну как сказать… На данный момент ok, только боюсь, что мы заработали себе воспаление легких, искупавшись в ледяной пучине, да еще подмерзнув на ветру. А ведь это только середина отпуска!
— Ничего, доберемся до офиса, там пойдете в горячий душ, а потом я вас напою горячим чаем с шоколадом, — сказала Мария. — Не заболеете.
И, как ни странно, она оказалась абсолютно права. Никто из нас не заработал не то что воспаление легких, но даже не подхватил банальный насморк. Наверное, от шока организмы просто забыли переключиться на больничный режим.
Немного согревшись, мы опять расселись по каякам, и через 10 минут уже были на основном берегу, куда по кочкам травы спешил джип, переваливаясь как большая гусыня. Меня отправили греться в салон, Илья помогал ребятам затаскивать и укреплять на крыше джипа каяки. Через полчаса мы ступили на деревянный пол гостеприимной избушки. Какое наслаждение стянуть с себя холодный и мокрый, облипающий костюм, и после горячего душа облачиться в сухое и теплое! Пока мы приводили себя в порядок, ребята организовали в гостиной небольшой перекус. Мы провели в их компании еще около часа, стараясь окончательно прийти в себя.
С фотокамерами, кстати, был полный порядок. Они крепились на носу каяка в непромокаемых мешках и совершенно спокойно перенесли утопление. Спросили у ребят, часто ли народ на реке переворачивается.
— Да, бывает, — ответили те. — Зато есть что вспомнить.
Ага, а в копилку к Марии добавилась еще одна леденящая кровь история. Поблагодарив хозяев, побросали все наши вещи в машину и взяли курс на выезд из Torres del Paine по южной дороге (мимо Cueva del Milodon). Погода портилась прямо на глазах: белая пелена спешила закрыть собой оставшиеся синие просветы неба. Накрапывающий дождик настроил на меланхолический лад, парк как будто бы прощался с нами.
Через час мы уже были в Пуэрто-Наталесе, в фойе гостиницы Casa Cecilia, где брали в аренду коврики. Хотели там же устроиться на ночлег, но, к сожалению, не оказалось свободных мест. Не было их и в другой, и в третьей гостинице. Что ж такое! По нашей просьбе один из служащих обзвонил соседние отели и нашел-таки последний свободный номер (matrimonial, то бишь семейный блок) за $58. Заселившись, сходили поужинать в ресторан «Последняя надежда» ("La Ultima Esperanza") неподалеку. Понравился он нам необычайно: очень уютный, с настоящей домашней обстановкой. Сразу хлопнули по паре pisco sour (для профилактики простуды), навернули кремовый суп с мидиями и грибами и местного лосося гриль (более красный и плотный), сопровождая это дело чилийским красным столовым вином.
Купив по пути еще бутылку красного (для профилактики, для профилактики:), отправились отдыхать в гостиницу.
Утром мы проснулись с некоторой опаской, тщательно прислушиваясь к себе: не заболели ли после купания в ледяной реке. Но нет, как и обещала Мария, никаких последствий купания не обнаружилось. Позавтракали на первом этаже гостиницы (ветчина, сыр, питьевой йогурт, бразильский чай), и, выписавшись, взяли курс на Пунта-Аренас (250 км) по знакомому шоссе N9.
Довольно скоро мы увидели стада пасущихся овец, а среди них лам. Особенно понравилась одна из них, раскинувшая уши в горизонтальной плоскости на подобие винта вертолета. Ламе явно требовалась помощь дантиста-ортодонта, потому как зубы в челюсти у нее были понатыканы как придется, что ничуть не мешало ей довольно активно жевать.
На въезде в Пунта-Аренас залили доверху бензина, после чего поехали сдаваться в аэропорт. Принимающий служащий не моргнув глазом вписал в счет дополнительные $200 за разрешение на въезд в Аргентину.
— Какого лешего? — спрашиваем. — Мы Аргентину в глаза не видели. — Правда? Мне почему-то показалось, что вы брали машину для поездок и по Чили, и по Аргентине. — Вычеркивай, — говорим. — Ишь, показалось ему.
В общем, глаз да глаз, а то так и норовят впихнуть заезжим гринго какие-то экстра поборы. Наш рейс на Сантьяго опять был с авиакомпанией Sky airlines. Как и в прошлый раз, промежуточных посадок ни на билетах, ни при регистрации никто не упоминал, но мы уже сами смекнули, что раз лететь почти 5 часов, то без дополнительных остановок не обойтись. Памятуя об узких салонах в самолетах Sky airlines, на check-in попросили exit row, не особо надеясь, однако служащая авиакомпании с улыбкой выписала билеты на запрашиваемый ряд, что приятно удивило.
Оставшееся до вылета время провели на втором этаже аэропорта в одном из ресторанов, поглощая так полюбившиеся sopas de crema (кремовые супы с аспарагусом и помидорами). На большом электронном табло Arrivals/Departures то и дело высвечивалась привлекательная надпись «Antarctica». Мы смотрели на нее как завороженные, чувствуя себя чуть ли не героями какого-нибудь научно-фантастического фильма. Ах, Антарктика! Одно дело, когда пишут названия городов, и совсем другое, когда целых континентов. Смотрится очень необычно.
Как и ожидалось, до Сантьяго мы садились два раза, в Balmaceda и в Puerto Montt. Самолет напоминал воздушный автобус: народ выходил, заходил новый.
В Сантьяго мы прибыли в девятом часу вечера, окунувшись в его теплые декабрьские 26 градусов по Цельсию. В аэропорту на выходе очень активно приставали таксисты и просто желающие «помочь». Если видели в руках буклет отеля, сразу же предлагали туда везти. Кроме зашибальщиков, в фойе присутствовали и цивилизованные киоски, где можно было заказать миниавтобус в центр за 4500 песо ($9). Все помощнички были посланы в сад, так как в принципе мы очень хорошо представляли, как добраться до отеля «Vegas» в самом центре Сантьяго.
На выходе из аэровокзала справа расположена автобусная остановка, рядом висит большое расписание. Нужный нам маршрут назывался Aeropuerto-Pajeros (это автобусный терминал) и стоил всего $2,50 с человека. В Pajeros мы пересели на метро, предварительно купив за 380 песо, то есть $0,70 билетики в автомате, и через 10 станций по Linea 1 вышли на остановке Universidad de Chile, от которой было минут 10 пешком до гостиницы.
Мы совершенно сознательно проделали данную комбинацию с общественным транспортом. Не с целью экономии, а чтобы посмотреть на повседневный Сантьяго изнутри, а не из окошка такси.
И автобус, и метро оставили самые приятные впечатления: чисто, вежливо, без напряга. Хотя мы явно привлекали взгляды местного люда, все-таки славянский тип внешности не перепутаешь с латиносами, да еще рост высокий у обоих, но никакого негатива не ощущали — обычное, нормальное любопытство.
В отеле забронировали две ночи заранее, еще из дома, но бронь эта была не последовательная, а с разрывом в один день. Мы очень сильно подозревали, что на первую ночь резервация есть, а вот на вторую, на послезавтра, вряд ли. Предчувствие не обмануло, пришлось заказывать номер еще раз. Хорошо, что были места. С персоналом отеля общались на смеси испанского, английского и пальцев. Постояльцев было не много, в основном молодые пары и одинокие бэкпакеры.
Мы освежились после дороги, выскочили на полчаса в забегаловку на соседней улице и, захватив по дороге местного пива, пошли устраиваться на ночлег.
— Так, — спросит внимательный читатель, — а где же вы собирались в таком случае провести следующий день? А на следующий день мы должны были очутиться в самом центре Тихого океана, на острове Пасхи, после чего планировали вернуться обратно в Сантьяго до наступления новогодней ночи.
Самый короткий в мире перелет занимает 57 секунд
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео