Богатырские кони. Как в России возрождают породу владимирских тяжеловозов

"Монастырское подворье"

Богатырские кони. Как в России возрождают породу владимирских тяжеловозов
© ТАСС

Ни морковка, ни сахар не нужны, если рядом мама. Пришло время обеда, и неуклюжий жеребенок настойчиво тычется кобыле в живот.

— Это наш самый маленький, шесть дней всего. Назовем его… Гуппер. Мама — Гаспара, папа — Выпуск. А этот Гуппером будет, — говорит управляющая племенным конным заводом "Монастырское подворье" в селе Косинском Юрьев-Польского района .

Тяжеловозы рождаются высотой 103 см в холке, 92 см в обхвате груди и весом 50 кг. С мамой Гуппер будет жить полгода — и за это время станет в пять раз тяжелее. Затем, в зависимости от зоотехнических качеств, малыша либо выставят на продажу, либо он пополнит почетные ряды племенного поголовья.

Завод по разведению владимирских тяжеловозов под Юрьевом-Польским во Владимирской области — самый крупный, здесь содержат больше 140 голов, притом что общее поголовье породы — 500 600 животных. Она считается малочисленной, но сегодняшние показатели — уже успех. В 90-е численность сокращалась до 300 лошадей. Еще есть завод в Гавриловом Посаде и Государственная заводская конюшня им. В.И. Фомина во Владимире.

Условия здесь во многом говорят о ситуации с разведением этих лошадей. Завод построили в конце 50-х годов прошлого века, и, кажется, с тех пор здесь не было капремонта — поваленные опоры забора, обветшалые здания, темные стойла.

Как рассказывают местные, в 2005 году лошадей чуть не пустили на мясо, но нашелся предприниматель, который всех спас — выкупил поголовье. Стадо и сегодня в тех же руках, но сам комплекс — в федеральной собственности. Периодически имущество выставляют на торги. Денег на его выкуп нет, как и смысла вкладываться в обновление строений, которые в любой момент могут перейти к новому владельцу.

Решить вопрос с собственностью пытаются власти региона. Тем временем завод сводит концы с концами, перебиваясь областной субсидией (чуть более 1 млн рублей) и средствами от продажи жеребят.

— По сути, мы живем в долг — сено привозят в долг, лекарства привозят в долг. Потом постепенно платим. Приходится всех поставщиков убеждать. Но люди жалеют лошадей и соглашаются. Тем более, сейчас многие так живут — в долг. На нашем конном заводе мы сохраняем генофонд владимирской породы. То есть представьте — треть всего генофонда сосредоточено у нас. И если собственник, не дай бог, захочет продать, то порода очень многое потеряет, а может просто прекратить существование. Мы занимаемся производством семи линий из девяти (разведение по линиям — форма селекционной работы для поддержания качества породы — прим. ТАСС), — рассказывает Ольга Евсеева.

Летом с кормом попроще — в хорошую погоду лошади целыми днями в полях. Пасутся от рассвета до темноты и ходят к реке на водопой. Солнце, воздух и вода — закалка для лошадей и жеребят.

В прошлом году в "Монастырском подворье" родилось больше 30 жеребят, продали около 20, в этом году в продажу поступят 15 малышей. Цена молодняка 200 250 тыс. рублей — дороже не соглашаются покупатели.

— Владимирские тяжеловозы — крупная порода, кушают много. А цены на корм растут быстрее, чем на лошадей. Овес за год подорожал почти вдвое, — грустно констатирует Ольга. Только на овес юрьев-польским лошадкам нужно потратить более 4 млн рублей в год.

Наш разговор прерывают посетители — по несколько раз в день взрослые и дети приезжают на завод погладить лошадок. Зная о не лучшем положении дел на предприятии, многие, как и мы, — с пакетами овощей и сахара. Вкусные запахи вызывают явное оживление, топот копыт и радостное ржание в стойлах.

— Лошадь — это красота, это дар божий человеку, верный друг. С учетом того, что всю войну и после Великой Отечественной на этих лошадях что только не возили, пока восстановили народное хозяйство, а человек начал их сокращать, на мясо сдавать… Раньше же в каждой деревне были конюшни и лошади. А теперь деревенские жители и лошадей-то не видят. Со всего района приезжают сюда показать детям лошадей. Дожили, — разводит руками Ольга.

С лошадьми она работает больше 30 лет, коней на переправе не меняет.

— Здесь места красивые. Раньше заводы всегда ставили там, где красота, — задумчиво говорит Ольга и бежит к конюшне — кто-то снова приехал покормить и погладить ее красавцев.

История породы

Попытки создать породу для работы на "тяжелых", серо-землистых, глинистых почвах начались в конце XIX века. На известный еще с екатерининских времен Дворцовый конный завод в Гавриловом Посаде (сейчас территория Ивановской области) из-за границы привозили европейских тяжеловозов — английских шайров и клейдесдалей и скрещивали с самыми мощными и выносливыми местными конематками. Именно в этих стенах родились первые владимирские тяжеловозы.

"Именитые мальчики приехали, а беспородные девочки их приняли", — писали остроумные современники. "Были бы плохими девочки, не получились бы хорошие мальчики", — отшучиваются гавпосадские экскурсоводы. Официально зарегистрировали породу в 1946 году. Ее основные отличия: гнедая масть, белая проточина на лбу, белые "носочки" и мохнатая грива. Хотя самые востребованные — вороные. "А если конь в яблоках — значит, жизнью доволен", — шутят коневоды. Вес взрослых животных достигает 1,2 т, а рост в холке — около 165 см. Юрьев-Польские покоренастее и пониже, гавпосадские — берут ростом и длиной.

Государственная заводская конюшня им. В.И. Фомина во Владимире

— Наша порода универсальная. Она разводилась на наших землях, очень трудолюбивая, и самое главное, легко поддается дрессуре, по сравнению с другими тяжеловозами — очень контактная. И еще одно отличие: те тяжеловозы — советский, русский, першерон — доставляют тяжелый груз шагом, наша может доставить еще и рысью, — рассказывает директор Государственной заводской конюшни имени В.И. Фомина во Владимире Илья Симаков. По профессии он врач-ветеринар и тоже всю жизнь работает с лошадьми.

Несколько лет назад власти Владимирской области решили взять восстановление престижа породы в свои руки и перепрофилировали госконюшню под племенное разведение тяжеловозов — построили новое здание, увеличили финансирование, у губернатора даже появился советник по коневодству.

Учреждение рассчитано на 25 жеребцов-производителей и 25 конематок. В следующем году конюшня будет получать лицензию как племенная. Лучших представителей породы сюда собирали со всей страны — не только из Владимирской и Ивановской областей, но из Подмосковья, Ленинградской области. Задача была — собрать как можно больше линий, чтобы избежать близкородственного спаривания.

С 2015 года на конюшне родилось 19 жеребят. Благодаря госфинансированию выживаемость конюшни не привязана к продажам молодняка. Поэтому основную часть жеребят направляют на увеличение маточного поголовья и обновление табуна жеребцов. В этом году специалисты планируют завершить основную работу по выбраковке стада, таким образом, уже в следующем сезоне конюшня сможет увеличить предложение по продаже жеребцов.

— У нас затоваренности нет. Востребован даже зоотехнический брак. В течение недели-двух животных покупают. Интерес есть к владимирцам, люди уже знают, что универсальная порода — можно и под верх, и в санях, и в каретах, и в экипажах. Порода становится хобби-класса, хотя используется и в крестьянско-фермерском хозяйстве, в монастырях. В Сибири много используется до сих пор на валке леса. Также очень ценятся наши молочные кобылы в Казахстане для изготовления кумыса. Они готовы вывозить вагонами, но у нас первоочередная задача — увеличить свое поголовье конематок и удовлетворить спрос в России, — добавил Илья Симаков.

Не так давно заболевшего коня, которого не смогли вылечить на конюшне, купили и увезли в Германию — там тоже популярны владимирские лошади.

Раньше для тяжеловозов проводились чемпионаты, победителями которых чаще всего становились представители гавпосадского и владимирских конезаводов — десятки кубков и лент представлены в Музее владимирского тяжеловоза на госконюшне во Владимире. В 2008 году прошли последние испытания сильнейших представителей породы. Стандартными дисциплинами для этих лошадей является доставка груза весом 1,5 т рысью, 4,5 т шагом и перевозка 9 т. Самый тяжелый груз тяжеловозы могут тащить больше километра.

Одним из первых удивительные способности тяжеловозов в 50-е годы разглядел наездник . Под его руководством лошади несколько раз устанавливали рекорды по срочной доставке грузов. Фомин получил прозвище "король русской тройки" и снялся в более чем 20 художественных фильмах, среди которых "Метель", "Морозко", "Война и мир", "Женитьба Бальзаминова".

Имя Фомина сегодня носит госконюшня во Владимире, а рядом появилась названная в честь наездника улица, где возводят жилые дома. Областной департамент сельского хозяйства рассматривает возможность строительства дорожки для тренировки тяжеловозов.

Дворцовый завод

На Дворцовом конном заводе в Гавриловом Посаде есть настоящий гусарский лагерь — глэмпинг в виде брезентовых палаток, получивший поддержку . Фактически это воспроизведение истории 200-летней давности — в таких же палатках после череды войн здесь базировались гусарские полки. Но по сути это круглогодичная гостиница с номерами в отдельных домиках.

Вечером тут проходят мастер-классы по изготовлению жженки — это такой коктейль из шампанского, рома, вина, коньяка, фруктов и сахара, который готовится на костре в большом котелке. Традиция его приготовления восходит к 1812 году — русская артиллерия согревалась жженкой во время холодных боевых зим. А в мирное время компанию гусарам, согласно историческим документам, не раз составляли Пушкин, Лермонтов, Гоголь и Толстой. Среди прочих гусарских развлечений — исполнение романсов под гитару. А еще можно сесть на коня и помахать саблей — например, на ходу разрубить кочан капусты.

Я тоже решила последовать их примеру и полихачить саблей — сбить пробку с бутылки шампанского. С первого же раза получилось эффектно. А ведь прежде сабраж я видела только в кино про гусар.

В 2019 году новым хозяином Дворцового завода стал известный владимирский предприниматель Игорь Кехтер. Он решил развивать памятник как туристический объект. Уже два с половиной года тут работает Музей российских национальных напитков, сейчас открывается гостиница. Следующая задача — создание конного театра, героями которого станут именно тяжеловозы. В следующем году здесь появятся первые лошади — сейчас для них начинается ремонт манежа. Животных можно будет не только покормить, но и посетить мастер-классы по выездке.

— Порода универсальная, — говорит Кехтер, — в кавалеристскую атаку, конечно, не сгодится, у нее другая скорость. Но для начинающего ездока — в самый раз. И главное, характер покладистый.

Любовь к тяжеловозам Кехтер объясняет просто.

— Моя первая лошадь была тяжеловоз из Гаврилова Посада. Девочка по кличке Триада. Тяжеловоз — умная, думающая лошадь. Просто так вреда не нанесет. Пони — штука непредсказуемая. Может пнуть, подойти, укусить. Владимирская такого не сделает. Если с ней хорошо обращаться, она ничего плохого не сделает. Редкий случай, если они не пригодны к тренировке. В основном они обучаемые. По отношению к другим породам не задиристая, к детям хорошо относятся, — говорит Игорь Кехтер.

Используя лихую гусарскую тему, он поставил себе задачу: привлечь внимание туристов к владимирской породе и организовал турмаршрут, в который включил госконюшню во Владимире с мастер-классом по живописи и Музеем тяжеловоза, Дворцовый завод с гусарским глэмпингом, развлечениями и экспозицией об истории памятника, а также Юрьев-Польский завод. Сейчас обсуждается участие в проекте племенного завода в Гавриловом Посаде.

— Я верю, что в рамках маршрута может появиться инвестор, который будет готов вложиться, помочь, поучаствовать в их жизни. Я считаю, что порода недооцененная. Одна из идей — если поднять престиж лошади, возрастет ее стоимость и, соответственно, доходная часть. Можно будет корм нормальный покупать, лекарства, что-то отремонтировать. Тут важно найти "удочку" для них, чтобы они могли жить, а не ходить с протянутой рукой и просить, — рассуждает предприниматель.

В Гавриловом Посаде реализовать похожий сценарий ему уже удалось — вслед за возрождением Дворцового завода в городе стали появляться инвесторы, готовые вкладываться в туризм.

С возрождением Дворцового завода в Гавриловом Посаде даже переформатировали День города — с 2019 года он называется "Праздник русских традиций на родине владимирского тяжеловоза". Кульминация праздника — конное представление с участием самых красивых лошадей из Гаврилова Посада, Юрьева-Польского, Владимира и Суздаля. В этом году праздник пройдет 30 июля.