Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Глава "Туризм.РФ" Суханов: у нас найдется дело всем категориям инвесторов

Государственная корпорация развития "Туризм.РФ" была создана в 2021 году для развития внутреннего и въездного туризма. Компания намерена вложить 36 млрд рублей из госбюджета в инвестпроекты, связанные со строительством отелей и гостиниц, причем на условиях софинансирования с бизнесом — на каждый вложенный рубль будет привлечено не менее десяти рублей частных средств. О том, как строительство дорог помогает развитию туризма, как системный подход государства к отрасли дает импульс развитию малого бизнеса и чем опасны "белые слоны", в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума рассказал генеральный директор корпорации "Туризм.РФ" .

Глава "Туризм.РФ" Суханов: у нас найдется дело всем категориям инвесторов
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

— Первый вопрос у нас будет, скорее, ознакомительный. "Туризм.РФ" — что, для чего и зачем?

— Давайте начнем с общей статистики. Если мы говорим о развитии внутреннего туристического потока в Российской Федерации, то с 2017 по 2019 год он прирастал на 11%. Это хорошая тенденция. Для того чтобы его поддержать и, более того, увеличить, правительство запустило национальный проект "Туризм и индустрия гостеприимства". В этом национальном проекте есть федеральный проект "Развитие туристической инфраструктуры". Наша корпорация создана для того, чтобы мы вместе с инвесторами, и профильными институтами развития отвечали за развитие туристической инфраструктуры. Целевые показатели в этом проекте — создание 38 тыс. новых комфортабельных номеров в гостиничном фонде и увеличение внутреннего туристического потока минимум в 2 раза к 2030 году. Это очень амбициозные крупные цели, и программой по их достижению мы будем заниматься.

— Давайте остановимся подробнее на инфраструктуре. Гостиница в чистом поле, пусть даже невероятно живописном, работать не будет — к ней нужны сети, дороги, водопровод. Так что речь идет именно о комплексном освоении территорий. Если это так, то какие объекты входят в мастер-планы как обязательная составляющая?

— Разумеется, в мастер-планы развития туристических территорий входят объекты инфраструктуры, которые обеспечивают жизнедеятельность туристических проектов. Это очень важное направление поддержки по линии Минстроя России, наверное, самое важное по объему и по значимости. Конечно, вся инфраструктура отражена в мастер-плане.

— Все эти проекты рассчитаны только на крупный бизнес или есть возможность и для местного бизнеса тоже включиться в вашу работу?

— Конечно, у нас найдется дело всем категориям инвесторов. Крупный бизнес, как всегда, впереди, это инвестиционный флагман, потому что, как правило, он уже раньше создавал подобные объекты, имеет команды, компетенции, опыт операционной деятельности по управлению туристическими объектами. Но в то же время, если мы посмотрим на нашу программу, — сейчас у нас 53 проекта, которые в конце прошлого года мы утвердили, подписали все необходимые корпоративные документы и выходим с инвесторами на стадию реализации. Так вот, если мы посмотрим на состав инвесторов, то 26 проектов берет в реализацию как раз малый бизнес, это практически 50% от всей программы; 16 — это средний, то есть 30%; и только 20% — крупный бизнес.

— А вообще будет расширяться количество и компаний, и мастер-планов?

— Конечно. Сейчас первоочередная программа, которую я уже назвал, насчитывает 53 проекта. Последующие годы — каждый год плюс 25 проектов.

— Как вы оцениваете перспективу программы, учитывая, что сейчас некоторые зарубежные отельеры уходят из России. Не будете ли вы поддерживать создание новых отельных брендов на их базе? Ждать ли нам сеть "Отель — и точка" по аналогии с новым названием бывших ресторанов ?

— Действительно, сегодня наблюдается очень агрессивная санкционная политика в отношении Российской Федерации.

У нас есть много отечественных брендов, которые очень успешно управляют отелями. Сейчас у них появилась новая возможность расширить зону своего бизнеса. Поэтому я полностью уверен, что наши отечественные операторы справятся с этим вызовом.

— Мы затронули тему мастер-плана, давайте к ней вернемся. За прошлый год было три мастер-плана у вас разработано: курорты Лаго-Наки в Адыгее, "Три вулкана" на Камчатке и "Долина Васта" в Краснодарском крае. А до конца 2022-го сколько мастер-планов будет разработано?

— Действительно, мы три разработали, но готовы и еще две концепции мастер-планов, которые вы не назвали, — это "Большой Алтай" и "Большой Байкал". Это комплексные документы верхнего уровня, а мастер-план — это уже детальный документ, который предусматривает все элементы планирования. Он очень объемный, состоит из 13 разделов, например, начиная с маркетинговых исследований, когда, изучая территории, эксперты определяют, какие туристические потоки уже сформированы, какой есть потенциал, какие клиентские группы туда поедут и зачем, сколько составит средний чек, будет это индивидуальный турист или семейный, экстремал или же рекреация, отдых, бальнеология. Затем простраивается логистическая транспортная схема: как турист туда доберется, на чем, за какую стоимость. Дальше определяются потенциальные земельные участки, градостроительная часть: какой у территории должен быть дизайн-код, как на ней сохраняется культурное и историческое наследие. В общем, мы рассматриваем множество аспектов, которые дают нам понимание полной картины по любому комплексному проекту, в том числе какой будет обеспечивающая инфраструктура, магистральные дороги, энергетика, сети, очистные сооружения, как будут вывозиться твердые бытовые отходы.

Так вот, все эти детали в конце концов превращаются в лоты. Логично, что самые большие лоты крупный бизнес берет под себя — я говорю о компаниях, которые вместе с нами готовят мастер-план. То есть крупный инвестор, допустим, может взять несколько гостиниц. Средний — одну. Мелкий может взять магазин или, допустим, ресторан. Таким образом, через конкурс любой инвестор, который имеет такую возможность, может приобрести этот лот и будет иметь полноценный самодостаточный бизнес с финансовой экономической моделью, который показывает, какова окупаемость этого проекта, сколько он будет зарабатывать и так далее.

— Вообще напоминает проект развития Сочи в преддверии Олимпиады, к которому вы имели непосредственное отношение. Можно ли сказать, что этот опыт теперь переносите на другие регионы?

— Мы прошли этот трудный, но очень интересный проект. Наверное, в современной России это был первый подобный проект комплексного развития. В лучшие советские времена город Сочи посещало 3–4 млн человек. Наша задача помимо организации Олимпийских игр была еще и в том, чтобы оставить после них правильное и хорошее наследие. Теперь мы видим, что Сочи посещают 6,2 млн человек, то есть турпоток вырос практически вдвое.

— Что важно — Сочи в результате стал круглогодичным. Раньше же зимой город вымирал.

— Совершенно верно. Вот одна из задач — развить горный кластер и сделать его круглогодичным. С этой задачей мы успешно справились. И теперь горные курорты "Газпром Лаура", "Красная Поляна", "Роза Хутор" стали любимыми и популярными, да и не только горный, но и прибрежный кластер. Посмотрите, как проявился Адлер. Сейчас у нас там нет "белых слонов". Понимаете, правильное комплексное планирование как раз призвано для того, чтобы их в нашем туристическом комплексе не было.

— "Белый слон" — это что?

— "Белый слон" — это объект, который выполнил свою короткую функцию, допустим, на время Олимпиады, а потом простаивает. Такой "слон" нагружает инфраструктуру, но не приносит никакого дохода. И что с ним делать? И разрушить жаль, и нести "чемодан без ручки" тяжело...

— Кстати, эта проблема коснулась многих стран, где были олимпийские стройки. Допустим, тот же Солт-Лейк-Сити, который опустел после зимних Игр 2002 года.

— Не совсем, наверное, правильно будет называть страны с плохим опытом олимпийского наследия, но есть и такое. Поэтому здесь как раз у нас удачный пример, когда Сочи все эти годы не просто живет, а наращивает туристические потоки. А на базе олимпийских объектов в прибрежном кластере сейчас очень хорошо развивается экономика, там прекрасные пляжи. Этот процесс не прекращается. Улучшения идут все дальше и дальше. Сегодня мы продолжаем развивать горный кластер. За "Розой Хутор" предполагается развитие еще большего горнолыжного курорта "Долина Васта", о котором я уже выше сказал.

— А вы заповедник не затронете?

— Нет. Это природные территории, но не заповедные закрытые. Поэтому мы очень бережно относимся к этой зоне и полагаем, что этот подход позволит нам создать проекты, которые дадут нам шанс войти в десятку лучших мировых курортов.

— Это своеобразный способ вызвать зависть у тех, кто ввел туристическую блокаду для путешественников из России?

— Это правда. В Сочи гости могут сесть на электричку и за 30 минут от моря приехать прямо к горам. Это же уникальный случай — мало курортов могут похвастаться такой логистической схемой. Не развивать такие места и территории, наверное, было бы неправильно. Поэтому мы активно взялись за это, и есть якорные инвесторы, которые с удовольствием это делают.

— Насчет электрички — сразу вспоминается швейцарский Давос, когда поездка на одноименный форум становится бытовым кошмаром, потому что поселиться где-то поблизости — огромная проблема, с транспортом — тоже проблема. Были случаи, когда журналисты снимали шале за несколько километров от форума и спали на кухне на раскладушке.

— А как вы добирались в Давос?

— На перекладных: электричка, потом автобус и так далее.

— В Сочи сейчас проводится масса деловых мероприятий, и никто из их гостей, разумеется, не испытывал таких проблем. И кстати, про инфраструктуру — хотел бы отметить проект дороги, которая будет вести к парку "Три Вулкана" на Камчатке. Это как раз тот случай, когда обеспечивающая инфраструктура дает возможность строительства крупного комплекса. Это уникальный комплекс. Он давно готовился Корпорацией развития Дальнего Востока, Министерством Дальнего Востока и Арктики. очень активно курирует этот проект. Он его оберегает и всячески продвигает вперед. Мы подключились уже на определенной стадии, потому что инвестор нас попросил, и вот теперь мы вместе будем его реализовывать. Он и бальнеологический, там и горячие источники, и горнолыжный курорт будет. И конечно, там три вулкана: Мутновский, Горелый и Вилючинский. Вы можете подняться к горячим источникам и спуститься к прибрежной территории.

— Опять от гор к морю?

— Да.

— Завершая, хочется спросить: чего вам не хватает, каких дополнительных мер поддержки туристической отрасли? Возможно, чего-то из законодательных инициатив?

— Нам грех жаловаться. Правительство сделало уже достаточно много. В национальном проекте есть три основные меры поддержки. Первая — компенсация процентной ставки по привлеченным кредитам, когда государство компенсирует в размере ключевой ставки кредиты для предпринимателей. Это общая мера поддержки. Через инвесторы подают заявку, это компенсируется банком, таким образом, стоимость кредита — до 5% максимум. Вторая — это наша поддержка. Государство предоставляет нам средства, мы их вкладываем в уставные капиталы специальных проектных компаний, с которыми вместе начинаем строить. То есть, по сути, мы предоставляем капитал. Третья, про которую я уже говорил, наверное, самая важная мера поддержки, которую оказывает Минстрой России, — возведение инфраструктуры для туристических проектов. В совокупности создается такой синергетический эффект облегчения инвестиционного цикла для ускорения строительства и так далее. В дополнение к этому, вы все, наверное, знаете, сейчас судьбоносное решение для России приняло — сняло НДС и для действующих, а главное — и для новых, вновь созданных гостиниц и объектов туристской индустрии на 5 лет. Это же просто огромная мера поддержки. Мы знаем, что идет активная работа правительства, профильных министерств, депутатов . И мы готовим такие предложения по снятию административных барьеров, которые сегодня в законодательстве кое-где присутствуют. Я думаю, что скоро можно будет об этом говорить. Пока это на уровне экспертной оценки.

— Когда эти меры могут быть приняты?

— У нас цыплят по осени считают. Наверное, осенью как раз посмотрим. Мне кажется, этот процесс постоянный. Всегда есть пространство для бесконечных улучшений инвестиционного цикла, поэтому...

— Поэтому это явно будет не последнее наше интервью.