Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Глава комитета Госдумы по туризму: «Туризм для нашей экономики – это нововведение»

Сангаджи Андреевич, вы только что вернулись из Якутии с выездного заседания вашего комитета. Немного удивил выбор региона. В вечной мерзлоте тоже возможен туризм? — Инициатором этой поездки стал сам регион. Безусловно, в Якутии туризм не занимает первое место в экономике региона. Второе и третье тоже не занимает. Но потенциал у республики есть: Якутия входит в Дальневосточный Федеральный округ, а к нему у нас отдельное внимание. В Якутию долететь получается не так часто, потому считаю, что начать с нее было правильно. И для людей важно внимание центра. После поездки появилось очень много интересной пищи для размышления. Я не считаю, что все туристические направления в России должны быть массовыми. Это, во-первых, невозможно, во-вторых, большая антропогенная нагрузка на уникальные места. И принесет больше вреда. Якутия – одно из таких мест, куда массовый поток туристов отправлять нельзя, мы там просто разрушим экосистему. А вот создавать не только эксклюзивные, но и качественные продукты для населения, причем, не только для граждан России, а всего мира, необходимо. Знаете, поездка в Якутию – это как полет в космос. Круиз по Северному Ледовитому океану кто может сейчас предложить? Только Якутия. Важен формат, маркетинг и правильный подход. Россия с точки зрения туризма – это ассиметричная федерация. И рассматривать ее единым форматом просто невозможно и неэффективно. Какие регионы планируете развивать в туристическом плане, кроме Якутии? Есть еще уникальные идеи? — Как правило, мы говорим об одних и тех же регионах: Хакасия, Алтай, Бурятия, Дальний Восток, Карелия. Они постоянно слетают с языка, как стихотворение. Понятно, что по ним ведется постоянная большая работа по развитию: в наличии чартерные рейсы, увеличение количества гостиниц, субсидии на билеты. Если же говорить о совершенно новых направлениях, то я бы хотел поговорить о Волге. Туризм по нашей великой реке давно напрашивается. На ней расположены несколько городов-миллионников, обладающих своим потенциалом туристических маршрутов. В советское время были пароходные круизы по Волге. Сейчас внутренний туризм нам позволяет надеяться на то, что волжский маршрут Москва – Астрахань, если его правильно выстроить, поможет разгрузить юг и дать дополнительный туристический поток на новое направление. Там есть, что смотреть, где отдыхать, рыбачить. Есть места как для приватного туризма, так и для общественного, патриотического, образовательного и культурного. Чего пока не хватает: флота и портов. Тут придется выработать взаимодействие с нашими коллегами из других комитетов и ведомств, таких, как Минпром. Нужно просто скоординироваться. Чем инновационен, насколько важен закон о туризме, который должен вскоре появиться? — Закон о туризме сейчас самый дискуссионный законопроект в туристической сфере, потому что у него очень сложная судьба. Он приходит на смену устаревшему закону от 1996 года, в котором элементарно многие понятия уже недействительны. Этот закон должен быть прямого действия, об этом всегда говорит . В нем не планируем огромного количества актов, разъясняющих суть того или иного понятия. Сам текст должен быть максимально понятен людям. С этой точки зрения у нас идет определенная дискуссия с . Он формирует этот закон, пытаясь разбить его на 4 больших раздела. Хотят учесть терминологию, финансовые гарантии, взаимоотношения с туроператорами и прочее. Мы хотим дождаться финальной версии, чтобы дать документу оценку. Параллельно тоже концептуально занимаемся этим законопроектом. К слову сказать, этот закон уже выносился на обсуждение в последний день ушедшего года, 31 декабря. Но тот вариант вызвал много критических замечаний и ушел на доработку. Насколько прислушались к поправкам, изменили закон так, чтобы текст соответствовал духу времени, мы не знаем. Не видели еще переработанный с учетом замечаний, текст. В связи с санкциями туристический рынок серьезно переориентируется «вовнутрь». Остается ли какой-то процент внешнего, международного туризма? — Выездной туризм сегодня сдерживают не столько большое количество недружественных стран, сколько средства доставки, то есть транспорт. Российский воздушный флот сейчас очень сильно ограничен в своих возможностях. Потому что наш самолет могут арестовать, как только он приземлится в другой стране. Я не беру в расчет те страны, которые совсем от нас закрыты. Но если мы говорим про такие направления, как Таиланд, Доминикана, Египет, Дубай, Турция, то они не пострадали. Полторы недели назад турки вышли с предложением увеличить количество рейсов их авиакомпаний на нашем направлении. Они готовы пустить до 450 рейсов плюсом к имеющимся. Для этой цели создана отдельная авиакомпания. Турция кровно заинтересована в наших деньгах, которые привозят в страну российские туристы. Я рад, что и , и наше обращение на имя правительства сработали. И в итоге большую часть из запросов турецких авиакомпаний одобрили, и в ближайшее время туристический поток в Турцию увеличится. Такое приятное понятие, как туристический кэшбэк, как будет работать на перспективу в нынешних реалиях? — Я считаю, что туристический кэшбэк сам по себе как механизм и ноу-хау очень интересен. Пример того, как государство берет все хорошее у бизнеса. Этот инструмент как родной вписался в государственную систему и прекрасно работает. Теперь главное, как в любом бизнесе после появления нововведения, пройти удачно стадию фокусировки, произвести обкатку. Мы понимаем, что механизм работает, мотивирует людей ехать, спрос повышается. Сейчас очень важно систему кэшбэка довести до оптимального состояния: сфокусировать его на ту категорию граждан, для которых возврат 20 тысяч рублей важен. Таким образом, мы сможем сэкономить часть денег и перенаправить на такую же часть людей. При помощи этого инструментария я еще влиял бы на турпотоки. И президент говорит, и мы согласны, что необходимо повышать кэшбэк для поездок на Дальний Восток. Все говорят «надо», но пока ничего не происходит. Посмотрим, как будет дальше, я надеюсь, что дело сдвинется с мертвой точки. То есть препоны и пробуксовки встречаются часто? — Туризм для нашей экономики – это нововведение. Никто ранее не учитывал доходы от туризма в широком смысле. И ставок на туризм в России не делали. Он до сего момента был выездной, мы деньги только вывозили: порядка 700 миллиардов рублей ежегодно. А теперь эти деньги внутри страны. И ими нужно оперировать. Наша экономика пока не адаптировалась и не приняла того факта, что туризм в России есть. А он не то, что есть, не просто заявляет о себе – он кричит. Нужно, чтобы чиновники начали всерьез воспринимать эту отрасль и ее потенциал. Но я уверен, что вода точит камень. И туризм станет одним из российских приоритетов. Краснодарский край мог бы стать в санкционной ситуации туристической Меккой для любителей пляжного отдыха, с морем и фруктами. Насколько серьезными препонами становится логистика и невозможность перелета в Краснодарский край? — То, что в этом году летний отдых пройдет не так, как планировали туроператоры из Краснодарского края и Республики Крым, это уже факт. Мы видим снижение бронирования. Транспортная доступность – это самый главный бич во всей ситуации. Сочи стал не по своей воле главным транспортным хабом. Но оттуда разъезжаться по всему югу крайне сложно. Дорога до Джубги является серпантином и занимает изрядное количество времени. Анапа и Геленджик – направления, которые традиционно забиты автотуристами. Вопрос связан с минимизацией того ущерба, который получит курортная сфера Краснодара и Крыма. Для Краснодарского края туризм не является совсем уж приоритетом: все-таки в наличии мощное сельское хозяйство, и еще ряд направлений, которые могут поддержать экономику, взять на себя удар с точки зрения тех же рабочих мест. А для Крыма последствия будут весьма серьезны, если летний сезон в этом сезоне не пройдет хотя бы на 50 % от того, на что рассчитывало правительство республики. Мы уже сейчас видим тревожные сигналы, а говорили об этом еще в апреле. Часть коллег считала, что рынок все выправит. Но я могу констатировать, что рассчитывать на это не стоит. А есть идеи по мерам поддержки? — Сейчас нужно максимально постараться обеспечить их турпотоком. Я говорил на пленарном заседании, что мы действуем в рамках имеющихся двух видов транспорта: железнодорожное сообщение и автомобили. Очевидно, что в этой связи железнодорожное сообщение должно увеличиться, количество вагонов должно стать в составе максимально возможным. Пусть составы на это направление пойдут двухэтажные и вместительные, можно переместить с других престижных направлений. Важно отрегулировать ценники на билеты . Ведь люди и так лишаются нескольких дней отпуска в дороге. И билеты на поезд тоже ложатся неподъемным грузом на плечи. Что касается автомобильных дорог: мы видим, насколько увеличился поток. Я предлагал и продолжаю предлагать снизить цену проезда по платным трассам. Сегодня стоимость одной машины на юг по платной дороге составляет 2 тысячи рублей. Руководителям регионов я бы предложил сделать перехваточные парковки на въезде в курортные зоны, чтобы люди оставляли машины. А в плане доставки до места жилья и транспортировки для осмотра достопримечательностей можно загрузить собственную инфраструктуру региона: каршеринги, такси, общественный транспорт. Не нужно заполнять частными машинами Крым – будут сплошные пробки. И, конечно, нужно смотреть на то, какую ценовую политику ведут гостиницы. В Крыму в майские праздники часть отелей была загружена на 80 %, а часть – всего на 10 %. Мы сравнили ценовую вилку и поняли, что большее количество отдыхающих получили те отельеры, которые снизили цены. А те, кто остались ждать у моря погоды в прямом и переносном смысле, подсчитывают убытки. Рынок в данном случае сам отрегулирует ситуацию с ценами. Фото: РИА Новости/ Константин Михальчевский

Глава комитета Госдумы по туризму: «Туризм для нашей экономики – это нововведение»
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"