Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

«Не могла подумать, что на свете столько хороших людей». Первое интервью Валерии Васнецовой после карантина

Выкладывать или нет ту самую фотографию — такого выбора не было. Путевка на Олимпиаду — мечта в жизни каждого спортсмена, но не о такой поездке мечтала биатлонистка . Приключения российской биатлонистки начались в день вылета, когда она вместе с другими членами команды осталась в Москве из-за проблем с оформлением документов. Уладили все детали, но начались новые трудности, связанные со здоровьем спортсменки. В интервью «Матч ТВ» Васнецова рассказала о том, как чувствует себя сейчас, вспомнила, что запрещали ей на карантине, а также поблагодарила болельщиков за поддержку в непростые для нее времена. — Как вы чувствуете себя сегодня? Как прошел перелет домой? — Меня выпустили из карантинного отеля 7 февраля вечером. Находиться в олимпийской деревне я не имела права, так как моя аккредитация была уже недействительна. Меня перевезли в другой отель, где до 12-го числа я ждала самолет в Россию. По крайней мере, я там могла свободно передвигаться. Перелет был непростым. Рейс задержали на 2,5 часа, и летели мы через Красноярск. По прилете в Москву я едва успела на рейс до Тюмени. На весь путь от Пекина до Тюмени ушло чуть больше суток. Но сейчас это уже не так важно, потому что я дома и все это наконец-то закончилось. — Где вы теперь и что планируете делать в ближайшее время? — Сейчас я приехала в Тюмень. Буду потихоньку приходить в себя. В первую очередь хочу восстановиться и пройти обследование, исходя из которого уже будут строиться дальнейшие планы. Пока чувствую себя, мягко сказать, не очень. — Поездка на Игры не задалась с самого начала. — Почему мы не смогли улететь, я не знаю до сих пор. Мы много раз загружали в программу все данные, но «зеленый» статус так и не загорелся. Команда улетела, а мы вернулись в Новогорск, где проводили пару дней кроссовые тренировки, не выходя за территорию. Мы оставались в «пузыре». Выбило ли меня вся эта история? Однозначно, да! Но спасибо нашему руководству. Оно быстро включилось и сделало все необходимое. — Потом же еще был рейс, который задержали на два часа. Это тоже вымотало? — Когда села в самолет на Пекин, сразу почувствовала себя неважно: появилось легкое першение в горле и небольшой кашель. Выпила лекарства, но по прилёте состояние не изменилось, хотя и не ухудшилось. В аэропорту мы сдали ПЦР-тесты и около трех часов ехали до деревни. А уже вечером ко мне пришли и сказали, что мой тест оказался положительным. В этот же вечер я сдала второй тест. Наутро он тоже был со знаком плюс. Вечером меня перевезли в карантинный отель в специальной машине скорой помощи. Ехали минут 15. — Были ли китайцы вежливыми? — Да, китайцы были очень вежливыми. — Всех ужаснула ваша фотография с едой из изолятора. — Вечером мне принесли ужин. Тот, который я показывала у себя в Instagram. Честно говоря, аппетита не было, и я практически ничего не съела. Да и, если честно, есть это было невозможно. На следующий день принесли то же самое, через два дня то же самое и через пять дней то же самое. Три раза в день один и тот же набор. — Ужас. — Руководство писало, что ничего доставить и передать мне было невозможно. Тренажер — не положено. Выйти на улицу нельзя. Также просила китайцев заменить еду — нельзя. Окно в моей комнате практически не открывалось. Спустя пару дней у меня стал болеть желудок. Я просила лекарства — тоже не положено. Извините, но у меня просто уже не оставалось выбора, кроме как выложить это в сеть, иначе я бы не протянула. Рада, что потом все невозможное оказалось возможным. — Глава пресс-службы СБР рассказывал о помощи со стороны швейцарцев. — Да, хочу сказать спасибо моему соседу напротив. Его зовут Филипп, он из Швейцарии. Он подкладывал мне под дверь шоколад и фрукты, которые ему передавали его коллеги по команде. Он очень добрый и интересный человек. — Как вас поддерживала команда? — Я бы хотела пожелать всей нашей команде удачи на Олимпийских играх. Желаю каждому проявить себя по максимуму и уехать с медалями. Главное, чтобы поддерживали всегда друг друга, ведь мы все-таки — команда. Несмотря ни на что, я очень сильно за них за всех переживаю и болею, в частности, за наших девчонок. И я все равно всегда, что бы ни было, приду к ним на помощь и всегда поддержу, потому что теперь знаю, насколько это важно! И самое главное, хочу сказать спасибо руководителю пресс-службы СБР Сергею Аверьянову. Он буквально поднял всех на уши, после чего мне сразу принесли нормальную еду и сообщили результаты всех ПЦР-тестов, начиная с первого дня. Спасибо главному врачу нашей сборной Алексею Сергеевичу Лагуточкину, который 24 на 7 был со мной на связи и не спал по ночам. Я рассказала ему, что меня беспокоит, и мне сразу доставили все необходимые медикаменты. Эти люди находились в России, за тысячи километров и в другом часовом поясе, но они мне помогли. И огромное спасибо всем людям, болельщикам, которые мне писали. Я даже подумать не могла, что на свете столько хороших и добрых людей и они действительно за тебя переживают. Правду говорят, помощь и поддержка зачастую приходят оттуда, откуда ее совсем не ждешь. — При всей поддержке как вы отреагировали на слова ? — В первую очередь хочу пожелать Александру Ивановичу Тихонову и всей его семье крепкого здоровья. Великий человек, сотворивший великую историю. Да, я еще ничего серьезного не добилась в биатлоне, и я не вправе критиковать и как-то негативно комментировать его слова. Да я и не буду этого делать. Это его мнение обо мне, а у нас в стране свобода слова! Несмотря ни на что, я всегда уважала, уважаю и буду уважать этого человека. И никогда в жизни не скажу про него ни одного плохого слова. — Вы сильно потеряли в физической форме? — Сложно сказать. Я очень сильно просела по всем показателям. Первые дни после «освобождения» я с трудом стояла на ногах. У меня кружилась голова и темнело в глазах. Сейчас лучше. Я много гуляю и потихоньку начала тренироваться. Но пока дается это очень тяжело. — Какие мысли после всего этого: опустошение, злость или спокойствие от возвращения домой? — Чувств и эмоций никаких не осталось. Просто пустота. Обидно за потерянную физическую форму, она действительно была очень хорошей, и я была готова к Олимпиаде. Сейчас мне нужно начинать все сначала. И что-то мне подсказывает, что на это может уйти не один месяц. Но я точно не из тех людей, которые просто так сдаются. Пережив все это, я однозначно стану только сильнее.

«Не могла подумать, что на свете столько хороших людей». Первое интервью Валерии Васнецовой после карантина
Фото: Матч ТВМатч ТВ