Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Турция не сдаст Центральную Азию без боя

События в Казахстане заставили московских политологов опомниться. Оказывается, ресурсно богатая Центральная Азия за последние три десятилетия после распада Советского Союза оказалась раздираема многими государствами – от США до Ирана.

Турция не сдаст Центральную Азию без боя
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

Больше всех усердствует Турция, которая намерена превратить постсоветскую Центральную Азию в свою вотчину. Анкара проводит агрессивную экономическую и политическую экспансию даже в единственной в Центральной Азии стране, которую населяет не тюркоязычный этнос, – Таджикистане.

«Ташкент Сити» как вавилонское столпотворение на ста языках

О жизни в Узбекистане турецкие политики, эксперты и журналисты пишут и говорят много. Это и неудивительно: Узбекистан воспринимается в Турции как своего рода «младший брат», которому помогают проводить болезненные реформы.

Еще в июне между Турцией и Узбекистаном было подписано соглашение, которое предусматривало сотрудничество в самых разных сферах – от спорта и туризма до местного самоуправления. И теперь ведущее информагентство страны Anadolu с придыханием рассказывает про то, что Узбекистан будет переносить на свою почву модель местного самоуправления из Турции.

А главная газета Турции пишет про совместные экономические проекты. Именно турецкие строительные компании возводят сейчас амбициозный «Ташкент Сити», который станет крупнейшим девелоперским проектом в Узбекистане.

Строятся жилые дома, офисы, гостиницы, торговые центры и городской парк. Именно турецкие подрядчики строят, в частности, самое высокое здание в Центральной Азии Nestone высотой 267 метров и крупнейший торговый центр Узбекистана «Ташкент Молл».

Собственно, сам проект «Ташкент Сити» стал зеркалом современной Центральной Азии, где тесно переплелись интересы разных стран. Хоть основная часть проекта и отдана Турции, отель Hilton строят британцы, а финансовый центр – китайцы. Часть проекта разрабатывали немцы и россияне (московское конструкторское бюро «Стрелка»).

Anadolu: Турция тоже хочет участвовать в «играх сверхдержав»

Узбекистан наращивает военное сотрудничество с Турцией, министр обороны которой недавно с большим турне (прямо как поп-звезда) проехался по центральноазиатским столицам. А вскоре после визита Акара Узбекистан и Казахстан подписали декларацию о межгосударственном союзе, которую очень активно комментировали в самой Турции – естественно, в позитивном ключе.

Узбекский эксперт Абдували Сайбназаров в интервью государственному информагентству Anadolu назвал декларацию «историческим событием»: две тюркские страны объединились, чтобы сообща решать общие проблемы – без привлечения третьих стран. Цитирует Anadolu и казахстанского социолога Амангельды Курметулы, который считает, что «поднятие международных отношений со стратегического уровня на уровень союзничества означает, что эти страны готовы оказывать экономическую, социальную и военную помощь друг другу».

Курметулы недвусмысленно намекает Anadolu: «Мы знаем, что в регионе существуют такие угрозы, как терроризм и геополитические игры сверхдержав. В этом смысле можно сказать, что союзнические отношения фактически были установлены как ответ на эти угрозы».

Между строк так и читается: будут противодействовать России, отношение к военно-политическому присутствию которой в странах Центральной Азии в Турции сейчас воспринимают едва ли не как угрозу суверенитету. Кстати, после избрания нынешний узбекский президент первый международный визит совершил именно в Турцию – принимал участие в заседании глав государств Совета сотрудничества тюркоязычных стран.

Очевидно, что Турция намерена играть еще большую экономическую роль в Узбекистане. Как пишет Anadolu, в стране действует почти 13,5 тыс. компаний с иностранным участием, и лидируют российские (в ноябре их было 2335). Затем следовали китайские (1942) и турецкие (1830).

После визита Мирзиёева в Стамбул была поставлена амбициозная задача: довести двусторонний торговый оборот до $5 млрд. К такому же объему Турция намерена прийти в торговле с Туркменистаном, а с Таджикистаном, для сравнения, – лишь к $1 млрд. Но все это, естественно, лишь усилит влияние Турции на узбекскую экономику.

Сumhuriyet: там, где правит национализм, нет места стратегическому видению

Турция тем временем стремительно наращивает свое влияние и в других странах Центральной Азии. Даже в Таджикистане, который исторически входил в сферу интересов Ирана.

Сотни таджикских студентов обучаются в Турции, в стране действует учебно-прикладной и исследовательский центр (TÖMER). На днях были сняты визовые ограничения на передвижение между Турцией и Таджикистаном, также две страны провели совместный деловой форум и подписали меморандум о сотрудничестве в легкой промышленности.

Следом за Мирзиёевым с турецким президентом провел встречу и глава Туркменистана . Правда, в отличие от узбекского лидера, он принимал дома, в Ашхабаде: Эрдоган в заявлении для прессы подчеркнул, что это «историческая родина» тюрков. Подписали президенты стратегические соглашения в 9 отраслях, но документы были не так важны, как идеологический сигнал об историческом единстве тюркского мира.

Впрочем, даже в самой Турции далеко не все эксперты разделяют государственный оптимизм по поводу перспектив сближения с центральноазиатскими странами. Политический аналитик и колумнист издания кемалистской (то есть оппозиционной) газеты Сumhuriyet Мустафа Балбай указывает, что Туркменистан до сих пор не присоединился к Организации тюркским государств (страна в статусе наблюдателя), а Узбекистан (вторая по численности тюркоязычного населения страна в мире после Турции) сделала это лишь в 2019 году.

Балбай указывает прогресс в отношениях стран Центральной Азии с Турцией после распада СССР как «небольшой». Ведь Анкара должна конкурировать с другими центрами силы – Китаем, Саудовской Аравией, Ираном, Великобританией, США. По мнению Балбая, у Турции вообще отсутствует стратегическое видение того, что делать с Центральной Азией, нет списка приоритетов и долгосрочного плана действий. Зато есть тюркский национализм.