Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Почему россияне путешествуют в горячие точки

Афганистан принято считать одним из самых неблагополучных мест на Земле — постоянные войны, теракты и тотальная разруха едва ли вызывают желание у обычного путешественника посетить этот неспокойный регион. Однако в мире находятся смельчаки, которые готовы преодолеть огромные расстояния и заплатить немалые деньги, чтобы увидеть настоящую войну своими глазами. О том, ради чего стоит посетить Афганистан и что движет российскими «черными туристами», — в репортаже «Ленты.ру».

Почему россияне путешествуют в горячие точки
Фото: Дмитрий СвердловДмитрий Свердлов

Черный туризм

Видео дня

Длительные военные конфликты на Ближнем Востоке и в Средней Азии привели к популяризации такого пугающего и одновременно захватывающего явления в мировой туристической практике, как hot war tourism — «туризм в зонах боевых действий». Исследователи этого феномена также называют его «темным», или «черным туризмом» (darк tourism) — путешествие, целью которого является посещение различных мест, так или иначе связанных с трагедиями, пугающими легендами и природными или техногенными катастрофами.

Первые упоминания «черного туризма» встречаются еще в середине XIX века. В архивах основателя старейшей в мире британской туристической компании Томаса Кука есть сведения об организации поездок в США на места боевых действий Гражданской войны. В записях предприниматель упоминал, что прибыльность подобных туров напрямую зависела от наличия или отсутствия боевых действий в момент путешествия — чем выше шанс увидеть военный конфликт, тем большую сумму готовы заплатить жадные до впечатлений богачи.

Так, на первое крупное сухопутное сражение при Булл-Ран в июле 1861 года возле города Манассас (штат Виргиния) приехало множество представителей американской и британской элиты, включая нескольких конгрессменов с семьями. Они рассчитывали понаблюдать за быстрой победой федеративной армии, распивая дорогие вина и прогуливаясь с биноклями по холму, однако войска северян были разгромлены. Запаниковавшие наблюдатели побросали свои вещи и стремительно уехали обратно в Вашингтон, создав из экипажей огромную пробку и заблокировав дорогу отступавшим солдатам.

Несмотря на бурную критику в СМИ и обществе, военный туризм продолжал масштабироваться вслед за развитием туристической отрасли. Уже к концу XIX века в Европе появился не один десяток турагентств, занимающихся организацией поездок на поля сражений англо-бурских войн в южной Африке и франко-прусских сражений на территории нынешней Германии.

Немногочисленные случаи военного туризма задокументированы и во время двух мировых войн, однако они не приобрели повсеместного характера из-за противодействия властей ряда стран и чрезвычайной опасности. После разгрома немецких войск в 1945 году ряд туристических агентств Западной Европы выпустили яркие путеводители по местам сражений, подпитывая интерес любителей острых ощущений к военным турам.

«Пропитанные» милитаризмом сферы жизни

В последние годы на Западе начали набирать популярность не просто поездки по пострадавшим от войн и революций регионам, но и посещение горячих точек непосредственно в момент боевых действий. Риск стать свидетелем, а если «повезет» — и участником исторических событий, прельщает многих людей.

Дмитрий Свердлов

Исследователи военного туризма объясняют повышенный интерес к этому явлению тем, что практически все сферы жизни современного человека буквально пропитаны милитаристской темой — от детских мультфильмов и игрушек до военных передач, беспрерывно транслируемых по телевидению. Это приводит к тому, что все больше людей начинают воспринимать новости о вооруженных нападениях и обострении конфликтов как обыденность, а сами военные действия — как разновидность доступного развлечения.

Сейчас на мировом рынке два лидера туриндустрии, продающих путевки в горячие точки: американская компания War Zone Tours и британская Untamed Borders. Владелец первой из них — Рик Свини — основал фирму более 15 лет назад после службы в Ираке. По его мнению, путешествие в зону боевых действий не стоит считать нездоровым вуайеризмом. Напротив, такие поездки дают туристу возможность своими глазами увидеть войну без прикрас и сделать собственные выводы, что в конечном итоге должно способствовать установлению мира во всем мире.

Untamed Borders тоже больше 15 лет организует туры в места боевых действий.

Основатель компании Джеймс Вилкокс говорит, что его основная целью — обеспечить путешественников нестандартным опытом и возможностью побывать в труднодоступных местах, а также получить не сравнимые ни с чем впечатления.

В России военный туризм не получил широкого распространения — в стране нет туристических агентств, профессионально занимающихся организацией подобного рода приключений. В связи с этим поездки по горячим точкам в стране организуют, как правило, частные гиды, не имеющие ни лицензии, ни опыта, ни необходимых связей. В основном они рассчитывают на личные договоренности с местными солдатами, которые, по словам самих мирных жителей, днем — военные, а по ночам — боевики.

Сейчас умы многих авантюрных путешественников и любителей поездок к горячим точкам захватила абсолютно не новая, но очень рискованная идея фикс — отправиться в Афганистан. Связано это в первую очередь с тем, что власть в стране буквально пару месяцев назад перешла к радикалам из запрещенного в России движения «Талибан». Многие государства начали спешно эвакуировать свои посольства, подтверждая таким образом, что нахождение в стране теперь небезопасно даже для дипломатов, не говоря уже о местных жителях и туристах. Однако нескольким путешественникам все же удалось побывать на территории государства после государственного переворота, но имена «счастливчиков» не раскрываются.

Тем временем поговорила с россиянами, которые посетили Афганистан незадолго до захвата власти .

«Не боится смерти только тот, кто уже умер»

Дмитрий, блогер и путешественник. Посетил 105 стран, среди которых — Сомали, Эфиопия и Руанда

В Афганистане я был один раз — несколько лет назад, но подобного рода страны с друзьями мы посещаем регулярно. Что особенно привлекает в таких поездках — это возможность общения с местным населением. Как правило, это очень открытые люди. У них все честно, все откровенно, и нерв жизни они чувствуют совершенно по-другому.

Дмитрий Свердлов

После Москвы особенно остро хочется увидеть настоящие искренние эмоции. Спросите практически любого жителя мегаполиса, когда он в последний раз любовался закатом или наблюдал за полетом птиц.

А для жителей Афганистана — это норма, это одна из немногих доступных радостей в жизни. Для меня ценно видеть именно эту открытость.

Что касается самой поездки, в Афганистан я ездил со своими друзьями частным образом и получением визы занимался самостоятельно. Помню, когда я пришел в посольство и сказал, что хочу посетить республику в качестве туриста, визовый офицер посмеялся надо мной и заявил, что в настоящее время в страну оформляются только рабочие и учебные визы.

Я бы, конечно, мог просто развернуться и пойти домой, решив, что, видимо, не судьба поехать нам в Афганистан, однако я так не поступил. Обычно, если меня не пускают в дверь, я лезу в окно, поэтому путем определенных усилий мне все-таки удалось добиться встречи с консулом. Я во всех красках описал ему свое огромное желание посетить страну, увидеть памятники древности и насладиться природными достопримечательностями.

Внимательно выслушав мой рассказ, он отправил меня к офицеру безопасности, и дальше действие развернулось в лучших традициях КГБ: мне разве что лампой в лицо не светили. Офицер на протяжении часа задавал мне один и тот же вопрос: «Какова ваша цель посещения Афганистана?» На что я каждый раз отвечал ему, что планирую поездку в страну с целью туризма.

Но он продолжал меня допытывать: «Ну, а настоящая цель посещения Афганистана?» «Природу хочу увидеть, исторические места», — отвечал я. Но он снова меня спрашивал: «Ну, это все понятно, но настоящая-то цель посещения Афганистана какая?» Видимо, не дождавшись ответа, который он так хотел, или просто устав, он все-таки взял деньги на оформление визы и сказал прийти через неделю за въездными документами для меня и моих друзей.

Гарантий безопасности при путешествии в подобные страны никто никогда не дает. Мы и не ждали. Здесь можно как нарваться на мину или фугас, так и попросту попасть в засаду. Иностранцы, которых в Афганистане практически не бывает, — настоящая желанная мишень для боевиков и местных банд.

Они рассматривают путешественников как свой удачный лотерейный билет и, если удается захватить туристов в плен, можно получить большой выкуп.

Кроме того, что еще хуже, можно попасть к «игиловцам» (представителям запрещенного в России «Исламского государства» — прим. «Ленты.ру»), которые за одни только крестики, которые мы с друзьями не снимали с себя по время поездки, нас могли бы расстрелять на месте. Мы все это понимали, знали о рисках и оценивали свои силы.

Прибыв в страну, мы нашли образованного (что большая редкость) англоговорящего проводника из числа местных жителей, которому мы смогли довериться. В подобных странах это очень важно. Здесь, как в самолете, — от тебя ничего не зависит: ты доверяешь пилоту и летишь. Так и тут — приходится полностью полагаться на местное население, на их связи. Жили мы не в гостинице, потому что безопасных мест и безопасных отелей в стране нет.

Наш сопровождающий рекомендовал нам разместиться в расположенном рядом с военной базой на частной охраняемой территории жилом доме, где нам выделили несколько комнат. По Афганистану мы перемещались на бронированном джипе с вооруженной охраной, поскольку без охраны там ни одного дня попросту не проживешь. Плюс нас везде сопровождал дополнительный автомобиль с нанятыми военными. По стоимости поездка обошлась порядка 2,5-3 тысяч долларов (примерно 181,5-217,8 тысячи рублей) с человека на 12 дней.

Дмитрий Свердлов

Конечно, подобные путешествия не всем туристам по душе. Когда ты слышишь перестрелки по ночам или проезжаешь подорванные на фугасе машины, это пугает. Почему-то многие думают, что раз я посещаю подобные места, мне не бывает страшно. Это неправда. Не боится смерти только тот, кто уже умер. Слава богу, что в нас во время этой поездки ни разу не стреляли, но несколько раз были случаи, когда мы вынуждены были оперативно собираться и переезжать с места на место.

Мы получали предупреждения, что нас уже выследили, за нами выехали и надо срочно покидать то или иное место. Поэтому иностранцев за все время пребывания, если не считать контингент войск ООН, которые носятся на бронированных джипах с автоматами, мы не встречали. Когда заходили в немногочисленные кафе и рестораны Кабула, местные жители очень удивлялись нашему присутствию и даже просили сфотографироваться с нами — вот такая редкость туристы даже в столице страны.

Каждая поездка расширяет горизонты и картину мира, собственное представление о себе. Невозможно оценить рай, постоянно в нем проживая. Именно подобные контрасты, как Афганистан и Бора-Бора, существующие на нашей планете, хорошо помогают видеть окружающую реальность и ценить то, что у тебя есть. А это дорогого стоит.

«Может град пойти, может ливень, а может теракт произойти»

Вячеслав, блогер и путешественник. Побывал в более чем 120 странах, включая Афганистан, Пакистан и Сирию

Еще в начале этого года у меня не было планов по посещению Афганистана, однако после неожиданного заявления [президента США Джозефа] Байдена о скором выводе войск из страны мы с друзьями достаточно быстро решили туда отправиться, поскольку понимали, что такой возможности в ближайшем будущем может уже и не представиться. В связи с постоянно меняющейся ситуацией в республике мы не стали откладывать поездку и запланировали ее на весну. Начался этап с подготовкой документов.

Помимо стандартного пакета, включающего загранпаспорт, заявление на визу, фотографии, медицинской страховки и прочего, необходимо было предоставить документ от принимающей стороны, который бы подтверждал наши туристические намерения. В нашем случае нам удалось найти лицензированную турфирму в Афганистане и запросить у них программу предполагаемой поездки.

Придя в посольство с документами на получение туристической визы мы крайне удивили сотрудников дипмиссии, поскольку они давно не оформляли въездных документов для путешественников. Нас несколько раз спросили, понимаем ли мы вообще, куда едем, и знаем ли, что там сейчас происходит. Получив ответы, которые, по-видимому, их удовлетворили, они без проблем оформили визы.

Все путешествие в Афганистан обошлось в 1,5 тысячи долларов (108,9 тысячи рублей) с человека.

Такая цена возможна только если вы самостоятельно занимаетесь организацией поездки. Если обращаться в турфирму, то стоимость можно смело увеличить в три, а то и в четыре раза. Наша группа состояла из шести человек, нанимать дополнительную охрану мы не стали, чтобы не привлекать к себе особого внимания и не повышать свою ценность. Вооружены среди нас были только водитель и гид, которых мы наняли из числа местных жителей. Программу для поездки мы также составили самостоятельно.

Нашей суперцелью было посещение особого памятника истории в горах в провинции Герат — Джамского минарета.

Это совершенно уникальное место, входящее в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Главная проблема достопримечательности заключается в том, что есть большая вероятность, что она может скоро рухнуть. Это может случиться из-за того, что рядом протекает река, подмывающая фундамент, а сотрудники не могут получить нормальный доступ к этому месту и помочь его сохранению. К сожалению, мы также не смогли попасть в провинцию, поскольку «Талибан» наступал, а правительство теряло контроль над регионами. К моменту нашего приезда территория, на которой находился минарет, уже была захвачена боевиками.

Что касается инфраструктуры для туризма, то с уверенностью можно сказать, ее в стране крайне мало. Большинство путешественников приезжает только в Кабул и, честно говоря, немногие едут дальше. Вообще отъезжать от столицы опасно, поэтому для тех, кто не рискует покидать черту города, есть что посмотреть и там — красивые мечети, музеи и аутентичные рынки.

Вячеслав Волков

Для желающих увидеть больше я порекомендовал бы посетить Цитадель в Герате, построенную еще , а также Буддийскую ступу в провинции Парван, мавзолей Ахмада Шаха Масуда в провинции Панджшер, а также множество природных красот.

В самом Кабуле находиться также опасно, но все же в меньшей степени. На территории города силами американских военных была организована так называемая Green zone — большой огороженный район с заборами, колючей проволокой и бешеным количеством блокпостов. Туда даже нельзя въехать по прямой — дорога сделана извилистой, чтобы заминированная машина не могла на скорости разогнаться и протаранить ворота. В этой зоне расположены все представительства гуманитарных миссий, правительственных организаций, и там же есть несколько отелей.

Изначально мы планировали остановиться в зеленой зоне, однако наш гид отговорил нас, рассказав, что какое-то время назад на этой территории было организовано несколько терактов целенаправленно против европейцев и американцев, находящихся там.

Поэтому мы разместились среди местных жителей в обыкновенном жилом здании, которое невозможно было с улицы идентифицировать как гостиницу.

При этом стоит отметить, что территория нашего «гестхауса» очень хорошо охранялась: здесь было много стрелков с пулеметами, расположившихся по периметру здания.

Вячеслав Волков

В первый же день в Кабуле при посещении одной из локаций мы столкнулись с перестрелкой на улице возле мечети. Мы возвращались в микроавтобус, когда в метрах ста от себя услышали автоматную очередь и одиночные выстрелы. Через несколько секунд мимо нас пробежал мужчина с калашом — он отстреливался от двух преследовавших его солдат, которые также стреляли ему в след.

Это только в боевиках так красиво все происходит, на самом деле в жизни это была совершенно непрофессиональная стрельба с трясущимися руками. Преследователи не попали в мужчину ни разу, лишь обстреляли торговые лавки и здания вокруг. Убегающий быстро сел в машину и со скрипом тормозов пронесся мимо нас, скрывшись за поворотом. Признаюсь, мы даже не успели испугаться, так быстро все произошло! Хорошо, что нечто подобное случилось в первый день, это нас немного отрезвило и вернуло на землю.

Если говорить о самих афганцах, то надо понимать, что они живут в этой действительности уже не первое поколение и они к этому, я бы даже сказал, привыкли. Может лавина сойти, может град пойти, может ливень, а может теракт произойти. Конечно, чувствуется, что люди там постоянно напряжены, но при этом агрессии со стороны населения совсем не ощущается.

Тем, кто все-таки когда-то решится отправиться в Афганистан, я бы рекомендовал все серьезно обдумать, хорошо подготовиться и пообщаться с людьми, которые недавно там были, чтобы перенять их опыт. Также важно найти из числа местных жителей тех, кто готов будет не просто показать страну и организовать проживание и охрану, но и того, кому вы сможете доверять. Здесь это крайне важно.