Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Путешественник из Балашихи на байдарке добрался до озера Таймыр

Путешественник-экстремал преодолел больше тысячи километров на байдарке. В трёхмесячный поход на озеро Таймыр Сергей отправился вместе с другом 28 мая. О жизни в дороге и приключениях путешественник рассказал «Большой Балашихе». Сергей Самойлов родился и вырос в городе Ревда Свердловской области. Долгое время работал печатником в типографии и не планировал кардинальных изменений в своей жизни. Но по воли случая ему пришлось написать заявление об увольнении. — Сергей, почему вам захотелось начать всё с чистого листа? — Всё началось из-за банального дефицита общения — мне не хватало друзей. В моём маленьком городке мне стало скучно, и я решил найти друзей в интернете. В итоге виртуальная обратная связь оказалась лучше реальной. Появились интересные собеседники, которые не были похожи на тех, кто меня окружал. Мы стали ездить друг к другу в гости — в один город, в другой… Моя жизнь начала меняться, и я понял, что можно жить по-другому. Тогда я решил уволиться с работы. Мне было 29 лет. — Каким было ваше первое путешествие? — Я не знаю, какое из путешествий считать первым. Я ездил в Воронеж на поезде в гости к другу. По сути, в этом не было ничего особенного, кроме того, что с этим человеком я в реальности никогда не общался. Как-то поехал на попутках во Владивосток. Это стало таким первым броском в неизвестность. Я тщательно готовился, думал, что взять. Как раз тогда я уволился с работы. Потом мы пошли в поход на Приполярный Урал. Вот этот поход был для меня серьёзным испытанием. Там я чуть не погиб. — В самом деле? — Да, мы пошли в этот поход с другом. На Северном Урале много рек, которые надо переходить. Дорог нет, только тропы. Речки могут быть не особо широкими, но очень глубокими и ледяными. Так вот, как-то раз, когда я переходил такую реку, меня снесло течением и я пролетел около пятидесяти метров, прежде чем смог ухватиться за камень. В этот момент я подумал: неужели вот таким образом кончится моя жизнь? Я ещё плавать не умею. Было очень страшно, одолевали панические атаки. Слава богу, всё обошлось. Друг помог мне выбраться. — Хорошо, когда рядом друг! Вернёмся к вашему рассказу — страшно было увольняться с работы? — Да. Тогда меня одолевала неуверенность и страх — как же жить без постоянной работы? В первое время я влетел в долги. Плюс тогда меня терзали мысли о том, что делать дальше. Возвращаешься с похода, а у тебя ни работы, ничего нет. Потом устроился работать курьером. — Какое путешествие было для вас самым тяжёлым? — Это был всё тот же Приполярный Урал. До этого мы ходили на более короткие дистанции. А тут замахнулись на шестьсот километров, из которых прошли всего сто пятьдесят и были еле живые! Я понял, что пока нам это не по зубам. Тогда я реально боролся с собой. В эти дни шёл сильный дождь, всё постоянно было мокрым. Ты спишь в палатке, не успеваешь отдохнуть. У меня ещё в начале пути утонул фотоаппарат. Это оказалось сильным ударом для меня. Я почувствовал апатию. Надо было постоянно куда-то идти, переплывать какие-то речки. А зачем? Вот тогда мне было очень плохо, всё угнетало. Я себя часто спрашивал, что я тут делаю?.. — Почему вы решили отправиться на Таймыр на байдарке? — Вообще я больше люблю путешествовать с рюкзаком, идея с байдаркой появилась недавно. Когда я изучал маршрут до Таймыра, увидел там много рек. Нам нужно было преодолеть тысячи километров, пешком это сделать было бы просто нереально. Я начал писать во всякие интернет-сообщества, спрашивать, как лучше туда добраться. Так мне подкинули идею с байдаркой — садишься на неё и плывёшь по течению. Я так и сделал. Большая Балашиха Большая Балашиха Большая Балашиха Большая Балашиха — Как проходил поход? — Мы собирались пересечь озеро Таймыр и пробраться к ледникам гор Бырранга. Но озеро мы не переплыли, потому что пришли слишком поздно — затратили в два раза больше времени, чем задумывали, у нас кончался провиант. В итоге нас подбросили на вертолёте через озеро и горы, и дальше мы пошли пешком до мыса Челюскин. — Как вы планируете свои маршруты? — Я просто листаю карты и вспоминаю, где я уже был. Потом смотрю, а что там рядом есть интересного? Какой-то кратер, речка, населённый пункт и так далее… Потом смотрю, как туда добраться, летают ли самолёты, может, по реке можно доплыть. В голове начинает выстраиваться логистика, и вот уже готов маршрут! Дальше ты думаешь, когда этим всем заняться. — Ходить в походы предпочитаете в одиночку или в компании? — Чаще всего я хожу в походы один. Мне кажется, так проще. Когда ты идёшь с кем-то, важно, чтобы у вас был один ритм. Особое значение это имеет на больших дистанциях. Бывает, у человека появляются какие-то проблемы, которых нет у тебя, и это становится общей проблемой. Одному не нравится одно, другому — другое, а это в походе лишнее. Мне это очень мешает. — Что вы берёте с собой в поход? — Спальник, палатка, тарелка, котелок, одежда, запасные носки. Из лекарств это обычно активированный уголь, антисептик и какие-нибудь обезболивающие. В остальном это техника — металлический штатив, зеркальный фотоаппарат, десяток аккумуляторов, беспилотник и солнечная батарея к нему. Заряда беспилотника на три месяца точно не хватит, а солнечная батарея — идеальное решение. — Теряли вещи в походе? — Как-то я уснул на остановке, и у меня украли кофр, в котором был фотоаппарат. Не помню, где это было. В Скандинавии было такое, что я оставлял палатку с кучей вещей и уходил гулять. Брал только документы и технику. Возвращался — всё было на месте, хотя меня и пугали эмигрантами, которые могут что-нибудь утащить. Интересный случай произошёл в Швеции. Тогда у меня бесследно пропал мой огромный двадцатикилограммовый рюкзак. Я бросил его в кусты. Мне нужно было сходить разменять деньги. Начал искать зацепки, возможные следы — ничего не было! Тогда я обратился в полицию и рассказал о случившемся, и моя пропажа нашлась! Оказывается, кто-то из местных увидел мой рюкзак и просто отнёс его в полицию! Всё было на месте! Я был удивлён! — Какие места вы уже посетили и куда бы ещё хотелось попасть? — Я был в Скандинавии, Исландии, Норвегии, Финляндии, Швеции, Грузии, Урале и ещё во многих местах. Очень хочу попасть на Баффинову землю (крупнейший остров Канады — ББ), но добраться туда очень сложно. Автостопом не получится. Сначала надо добраться до Канады, потом оттуда лететь на остров. А это около ста тысяч рублей в одну сторону, если не больше. Плюс нужны средства на выживание там и на обратный путь. Ещё хотелось бы побывать на Огненной земле (архипелаг между Атлантическим и Тихим океанами на юге Южной Америки — ББ). Большая Балашиха Большая Балашиха Большая Балашиха Большая Балашиха Большая Балашиха — Где встречали прошлый Новый год? — Я был на горе Конжак на Северном Урале. Сначала мы хотели собрать компанию, взять большую трёхслойную палатку с печкой и поехать туда. На Урале холодные зимы, бывает до сорока градусов мороза. Но там всё равно классно! В итоге так получилось, что из компании осталось только двое — я и моя подруга. Она поддержала мою затею. Новый год мы встретили вдвоём. — Как родные относятся к вашему образу жизни? — Они привыкли, все эмоции уже давно отгремели. Мне нравится моя жизнь, и я ничего не хочу менять. У путешественников своя атмосфера. У нас постоянно всё меняется, мы встречаем массу новых людей, с которыми можно пойти в любой поход. Каждый раз у меня разная компания, и для меня это обычное явление. — Когда вы переехали в Балашиху? — Я тут живу с 2014 года. Переездом это назвать сложно, я рассматриваю это, как очередное путешествие. Я жил во Владивостоке, на Кольском полуострове. В Балашихе мы снимаем с друзьями квартиру. Как будет дальше, пока не знаю. — Кем вы хотели стать в детстве? — Я мечтал стать космонавтом. Любил читать фантастику, обожал погружаться во все эти миры, исследовать их. Я тогда думал, что вот наступит XXI век — и я полечу в космос, побываю на Марсе, потрогаю его руками. У каждого будет свой космический корабль и так далее… Но такого не случилось. Сейчас для меня космосом является лес, особенно тот, который в тайге. Там порой такая тишина, что дух захватывает! Я понял, что все эти миры рядом с нами, и они каждый раз манят меня своей неизвестностью. — Жалеете о чём-нибудь? — Мне 38 лет. Я жалею о том, что не начал путешествовать раньше. Завидую тем, кто начинает путешествовать в шестнадцать лет, в восемнадцать — перед ними открыто столько дверей! Возможно, они этим переболеют, а может, и нет. Лично мне нравится то, чем я занимаюсь. Мне нравится фотографировать пейзажи, снимать видео. А потом, сидя дома, это всё обрабатывать. Возможно, когда-нибудь я организую свою персональную выставку! Моя жизнь реально разделилась на до и после! — Кем вы видите себя через пять лет? — Надеюсь, я доживу до этого времени. Ведь мой образ жизни — это экстрим. У меня нет каких-либо планов. Может, к этому времени я попаду на Баффинову землю. А ещё надеюсь, что моё здоровье не ухудшится. В детстве я был болезненным ребёнком. То спина болела, то давление, то голова кружилась. Как стал ходить в походы, всё ушло. Думаю, так будет и дальше. — Какие дальнейшие планы путешествий? — Я очень много ресурсов затратил на Таймыр. Пока мне надо восстановиться. На Новый год, возможно, поеду на Урал — навещу родных, летом, может быть, отправлюсь в Якутию. Там, скорее всего, будет организован сплав по рекам. Я обязательно что-нибудь придумаю! Беседовала Виктория Фортуна