Журналист Сергей Асланян из Митина рассказал о своих путешествиях

Житель Митина сегодня известен как ведущий автомобильный эксперт столицы. Но за десятилетия ему довелось поработать в разных редакциях и освещать разные темы. Журналист против ковбоя Едва пал «железный занавес», в Москве прошло небывалое событие — презентация ралли «Мальборо адвенчур». Дело было в самом начале девяностых, Асланяна бросили на освещение. — Особенность ралли в том, что один из его этапов участники преодолевают верхом на лошади, — говорит он. Журналистам тоже разрешили сесть в седло. Но лошадь вёл «ковбой Мальборо» — в шляпе, в джинсах, в жилетке. Одно слово — иностранец! —Подхожу, спрашиваю: можно сделать самостоятельный круг? — вспоминает Асланян. «Ковбой Мальборо» отнёсся к идее с сомнением. Но нехотя разрешил. Асланян взлетел в седло, подогнал стремя, пошёл шагом, перешёл на рысь, галоп… — «Ковбой» опешил. Говорит: «Мистер, где вы так научились держаться в седле?» Пытался ему объяснить, что в СССР так научиться ездить мог любой желающий, да за копейки. Не поверил! — смеётся Асланян. На джипе — от бабуина Однажды по заданию редакции Асланян отправился в Испанию, в один из национальных парков. — Фактически это открытый зоопарк, — рассказывает он. — На арендованном джипе турист медленно едет по дорожке и рассматривает зверей. Конечно, опасных хищников там нет. Хотя как сказать… Неожиданно в джип запрыгнула обезьяна — то ли павиан, то ли бабуин. И — цоп фотокамеру! Сергей успел ухватиться за её ремень. — И вот представьте: обезьяна, скаля клыки, тянет камеру к себе, а я — к себе, — вспоминает он. — На дворе девяностые, а камера казённая. Понимаю: потеряю — конец света. К счастью, павиана-бабуина что-то отвлекло, Асланяну удалось резко нажать на газ, и обезьяна кувыркнулась за борт джипа. — Тогда я твёрдо понял: Дроздова из меня никогда не получится, — признаётся он. Увидеть Эль-Аламейн и не умереть Увлечение военной историей как-то привело Асланяна в Египет. — Решил посетить историческое место, где в 1942-м произошла битва при Эль-Аламейне, — вспоминает он. — Проблема в том, что единственный путь туда пролегает через военную базу ВВС Египта. Закрытая территория! Но я решил проскочить. Тут-то иностранного журналиста и обнаружил военный патруль. — Примчался комендантский взвод, солдаты на ходу примыкают штыки. Думаю: всё, сейчас расстреляют. И ведь натурально волокут к ближайшей стенке! К счастью, примчавшийся гид-переводчик стал грозить патрулю карами сразу двух министров — туризма и обороны, — улыбается Асланян. — В итоге меня привели на КПП. Но под конвоем и с мешком на голове. В общем, проникать на иностранные военные базы никому не советую… Осколок русской империи в Тунисе Из интереса к военной истории посетил Сергей и Бизерту — в этом тунисском городе 100 лет назад нашёл свою последнюю гавань Русский императорский флот. — И тут местные говорят: а у нас до сих пор живёт последняя русская дворянка, потомок старинного рода Манштейнов, графиня Анастасия Александровна Ширинская-Манштейн, — рассказывает он. — Решил получить аудиенцию. Представьте: жара. Выбеленная солнцем безлюдная улица. И по ней медленно идёт очень красивая пожилая графиня под белоснежным зонтиком в сопровождении двух монахинь. Она остановилась. Я склонился в поклоне. Графиня кивнула в ответ. И двинулась дальше — последний осколок ушедшей империи. На фото (из личного архива): журналист на фестивале «Автоэкзотика» в подмосковном Пушкине; Сергей Асланян со своим котом Рыжим; в музей битвы при Эль-Аламейне в Египте Асланян всё-таки попал

Журналист Сергей Асланян из Митина рассказал о своих путешествиях
© Префектура СЗАО города Москвы