Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Безопасность полетов вступила в противоречие с бизнесом

Транспортная система, связывающая воедино самые труднодоступные уголки России, внезапно оказалась под угрозой. Речь идет о полетах малой авиации и аэропортах, обеспечивающих ее работу. Почему, как говорят эксперты, «приходится отменять полеты» и как совместить интересы местного населения, авиаторов и требования к безопасности авиаперевозок?

Безопасность полетов вступила в противоречие с бизнесом
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

Видео дня

В Забайкальском крае, Томской области и на Алтае приостановлены полеты в малые аэропорты из-за новых требований безопасности к аэропортам. Полеты выполняли авиакомпания «Сибирская легкая авиация» («СиЛА») и ее «дочка» «Аэросервис» – единственные перевозчики между малыми аэропортами в этих трех регионах, о чем сообщил в разговоре сК их владелецв.

Новые правила вступили в силу с октября. По словам Богданова, региональные администрации заранее предупредили о прекращении перевозок. Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское межрегиональные территориальные управления получили извещения о приостановке работы 15 посадочных площадок. В большинстве других регионов малые аэропорты продолжают работать.

Исполнительный директор агентства «Авиапорт»в добавляет, что по этим же причинам принято решение о прекращении работы вертолетных площадок на Камчатке, о чем сообщил министр транспорта и дорожного строительства краяв. «Я уверен, что этот перечень будет расширяться, потому что выполнение требований постановления правительства № 1603 экономически нецелесообразно для операторов посадочных площадок. Это гарантированно приведет к внушительным убыткам, поэтому операторы просто-напросто отзывают паспорта посадочных площадок и прекращают операционную деятельность. Это единственный разумный вариант в сложившейся ситуации», – считает Пантелеев.

Год назад правительство постановило повысить транспортную безопасность на посадочных площадках и вертодромах. Мотивы были самые справедливые – действительно, в последнее время участились авиакатастрофы, особенно в малой авиации. В частности, речь шла об установке специальных ограждений с сигнализацией, организации системы связи, оповещения, сбора и обработки информации. Также требуется установить видеонаблюдение, подключить интернет, набрать штат групп быстрого реагирования, организовать круглосуточное патрулирование взлетно-посадочной полосы. Модернизация одной посадочной площадки оценивалась в сумму от 13 до 50 млн рублей.

В марте руководители семи компаний, выполняющих полеты по местным или межрегиональным маршрутам, включая 2-й Архангельский объединенный авиаотряд, «Оренбуржье», якутские «Полярные авиалинии» и «Хабаровские авиалинии», выступили с предупреждением о рисх аэропортов и сокращения рейсов из-за отсутствия денег на модернизацию площадок. Затраты оценивались в сумму от 28,6 млрд рублей до 100 миллиардов.

Минтранс и Минвостокразвития пооберректировать требования, но пока не подготовили новую версию постановления. Представитель Минтранса отметил, что документ в новой редакции находится на рассмотрении в Минюсте, задержку в подготовке он с необходимостью его доработки.

К началу октября только 165 из 2,2 тыс. посадочных площадок выполнили все необходимые условия, рассказал РБК представитель Минтранса. «Одним из обстоятельств, затрудняющих выполнение требований постановления, является снижение пассажиропотока и предпринимательской активности в период распространения новой коронавирусной инфекции», – говорят в ведомстве.

Гендиректор Горно-Алтайского аэропорта Сергей Круглов рассказал, чели «крайне негативно» отреагировали на приостановку полетов малой авиации. Впрочем, пресс-секретарь читинского аэропорта Кадала заявил порталу «Чита.Ру», что официальной информации об отмене рейсов в Забайкальском крае не поступало.

Как отмечал «Коммерсант», большинство малых аэропортов находится сейчас в ведении регионов, их эксплуатация низкорентабельна. В августе 2019 года правительство обсвый механизм развития малых региональных аэропортов. Тогда сообщалось, что «Аэропорты регионов» Виктора Вексельберга и «Новапорт» Романа Троценко могут совместно взять под контроль несколько десятков малых аэропортов в концессию. Троценко указывал, что приток частных инвестиций в малые аэропорты будет зависеть от решений государства, так как «объем кагромный, а нораписана сейчас так, что мы должны выполнять все нормативы по безопасности и технические нормативы».

Президент Фонда развития инфраструктуры воздушного транспорта «Партнер гражданской авиации», заслуженный пилот СССР Олег Смирнов подчеркнул значимость малой гражданской авиации в России, где значительные территории не имеют ни автомобильных, ни железных дорог. «Малая авиация – это микровены, которые связывают маленькие города и поселения. В то же время в США, Европе, их других странах количество малых аэропортов исчисляются десятками тысяч. Их количество постоянно увеличивается, – отметил эксперт. – За рубежом маленькие аэропорты имеют совершенно другие сертификационные требования. В Финляндии не надо строить железобетонных или сетчатых заборов, как в России. На чем завести все эти стройматериалы в глухой уголок на Алтае? На авиации или по рекам сплавлять? Маленький аэропорт, который ежедневно обслуживает пять-шесть человек, будет золотым по стоимости».

Общественный инспектор по безопасности полетов Кирилл Кондратенко констатирует, что от практики равнять всех под одну гребенку никуда не деться. «Подходить к каждому аэропорту отдельно очень сложно. Но в принципе пересмотр регламентов и простой аудит малых аэродромов необходим, потому что там давно не применялись финансовые инструменты для улучшения безопасности полетов. Все это осталось на допотопном уровне. Но вопрос в том, как все это делать? Поэтому делают, как умеют», – считает собеседник.

По мнению Пантелеева, некоторые новые требования оказываются трудновыполнимыми. Например, необходимость организовать передачу данных в тех населенных пунктах, где отсутствует какая-либо связь.

«Выполнение этих требований означало бы для операторов единовременные расходы в несколько миллионов рублей на каждую посадочную площадку и ежегодные дополнительные расходы», – пояснил эксперт. Он также указывает, что в новой версии постановления правительства отменено большинство требований, «но оно не вступило в силу из-за бюрократических процедур, поэтому как минимум месяц отрасль будет существовать в специфических условиях», что чревато штрафами.

Смирнов считает, что для малой гражданской авиации во многих случаях будет достаточно укатанного поля без спецограждений, систем видеонаблюдения и группы быстрого реагирования. «Также требуется, чтобы у аэропорта был директор, замдиректора, заместитель по безопасности... В советские годы в Казахстане у малого аэропорта был один начальник, как сегодня в Финляндии. Один начальник – он же кассир, радист и диспетчер. Нам надо действовать в этом же ключе. Тем более у нас есть собственный пример, почему бы не вернуться к советской практике, которая признана мировой?» – задается вопросом эксперт.

Найти 13-50 млн рублей на модернизацию многим малым аэропортам не по карману, полагает Смирнов. Но «если государство предъявляет такие требования, то нужно выделять деньги из бюджета, а не требовать этой оплаты от пассажиров».

Кондратенко уточняет, что далеко не каждый аэропорт малой авиации обойдется лишь укатанным полем, в некоторых случаях должны работать дополнительные системы для воздушной посадки, чтобы пилот грамотно и безопасно выполнил возложенные на него задачи.

«Приведение аэропортов в нормальное функциональное хозяйство – это большая работа. Необходимо пересматривать саму форму подхода к гражданской авиации. Часть местных воздушных авиалиний нужно отдать частникам, дать им помощь, ресурсы для выполнения полетов. Потому что в далекой сибирской тайге наверняка есть маленькая деревня и рядом заросший аэродром. А местным жителям требуется санитарное обеспечение или просто свежие газеты почитать», – убежден общественный инспектор по безопасности полетов.