Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

«В исходе колониального подхода только одно: регион опустеет»

Уже прошло восемь лет с того момента, как президент поставил задачу: Дальний Восток – приоритет на весь XXI век. Для этого нужно искать нетрадиционные, креативные решения. К сожалению, все последующие действия говорят о дефиците этих идей в тех структурах, которые были призваны этим заниматься. Этот недостаток есть и в той национальной программе, которая была утверждена в 2019 году. Сегодня мы повторяем то, что уже давным-давно пройдено.

«В исходе колониального подхода только одно: регион опустеет»
Фото: Konkurent.ruKonkurent.ru

Видео дня

Если мы действительно собираемся развивать Дальний Восток, делая это приоритетом на весь XXI век, то территорию, на которой предложено создать мегаполис, нужно рассматривать прежде всего как территорию интеграционного взаимодействия со странами АТР – именно здесь сосредоточено огромное количество населения, здесь производится основной ВРП, сюда смещается центр экономической и политической жизни.

Какую роль в этом процессе должен выполнять Владивосток? Начать имеет смысл с того, что от Красноярска до Тихого океана нет ни одного города-миллионника. Та идея, которую сейчас озвучивает министр Чекунков, по сути, не стратегическая, а назовем ее инициативной. Он фактически воспроизвел то, что за неделю до этого сказал министр обороны. Но Шойгу понять можно: его волнуют приближающиеся к Москве силы .

Если же мы говорим об интеграционных связях с АТР, то в этом случае Владивосток будет играть совершенно другую роль. Город находится в окружении крупнейших городов АТР. И понятно, что в регионе необходимо создавать центр интеграции. У нас есть колоссальное преимущество при условии долгосрочного видения, которое заключается в том, что нужно перераспределить функции между Хабаровском и Владивостоком. Подчеркну: не конкурировать, не дублировать функции, а именно распределить. Хабаровск находится в географической точке пересечения всех транспортных путей субъектов Федерации макрорегиона, и он должен выполнять функцию координирующего действия этих субъектов как столица Дальнего Востока.

У Владивостока совершенно иная функция. Обратите внимание: при принятии решения о переносе столицы Дальнего Востока во Владивосток основным аргументом были функции международного характера, которые ровным счетом не имеют никакого отношения к исполнению роли столицы региона. Это совсем другие задачи. Это связь России, Европы со странами АТР, это международное значение города, а это, повторюсь, иные задачи, инфраструктура, объекты и параметры города.

Сегодня оба города не достигают численности населения в миллион человек, но в этом и нет нужды: концентрация, стягивание сюда людей по образу и подобию крупных городов в других странах только создаст массу неудобств, присущих этим миллионникам. Для нас должен быть смысл в другом – организовать кооперацию между Владивостоком и Хабаровском, установить скоростную железнодорожную связь между ними, чтобы можно было в течение одного дня съездить в обе стороны.

В целом схема вырисовывается такая: Москва – Санкт-Петербург – западное направление, Владивосток – Хабаровск – восточное направление. Очевидно, что и центры управления должны быть правильным образом разнесены. Одним из основных решений должно стать размещение Министерства по развитию Дальнего Востока и Арктики в Хабаровске, и на его базе настраивать связь между регионами ДФО, это нужно делать уже сегодня. Ведь главная проблема макрорегиона – отсутствие кооперативных, технологических, функциональных связей, каждый субъект сам по себе живет, выходит на международный рынок и так далее. В этом большая промашка Минвостокразвития и его основная задача.

Владивосток же здесь должен нести функцию геополитического, геоэкономического и геокультурного центра в связях России и АТР. Значит, здесь должен быть полпред и его аппарат, здесь должны приниматься решения, определяющие внешнеэкономическую деятельность РФ в АТР. Поэтому очевидно, что Владивосток должен выйти за пределы своих административных границ, поскольку в нынешнем своем полуостровном положении перспектив для развития у него нет. Он не имеет возможности решить логистические, транспортные проблемы, в которых город пребывает в ежедневном режиме.

Административный центр Владивостока, действительно, нужно выносить за пределы полуострова. Где у нас сегодня пересечение всех основных транспортных путей? Это Артем и Надеждинский район. Именно здесь должен быть сформирован новый центр – с новой инфраструктурой, архитектурой, возможностями. Тогда мы снимаем нагрузку с береговой части Владивостока, начинаем рекультивацию, скажем, от бухты Золотой Рог – вывод всех портовых мощностей, и превращаем центр города на самом деле в туристический центр, который будет работать на привлечение иностранцев.

Вся портовая деятельность должна быть перенесена и увеличена на берегах Амурского и Уссурийского заливов. Это и Суходол, и Большой Камень, и Находка, и Восточный, и Посьет, Зарубино, Славянка и т. д. Сверхзадача заключается в том, чтобы на свободных площадках начать строительство действительно крупных портов – не то, как сегодня, – 20–30 млн тонн, а 200–300 млн тонн. Причем все должно быть согласовано с перспективами развития Транссиба и БАМа. В итоге все это в совокупности может оказаться не только альтернативой китайскому Шелковому пути – мы могли бы стать ему серьезным конкурентом, но и серьезным подспорьем для Северного морского пути.

В этом отношении в идеях, которые прозвучали на ВЭФ и которые высказывает министр, есть здравое зерно, но оно пока в зачаточном состоянии и не достигает даже уровня разработок 90-х годов, которые мы здесь делали. Они до сих пор остаются актуальными.

Еще проблема – формирование бюджетов регионов и в том числе городов. На мой взгляд, из Москвы решения этой проблемы не увидеть. И все попытки, которые предпринимаются сегодня, – это то, против чего я, так сказать, выступаю все эти 30 лет. Совершенно очевидно, что, пока будет сохраняться ресурсно-экспортная специализация региона, люди будут продолжать отсюда уезжать. Они здесь, попросту говоря, лишние, они не нужны. Изменить эту ситуацию можно только одним способом: вот провозгласили громкий лозунг о приоритете Дальнего Востока, давайте двигаться дальше – менять коренным образом специфику территории, создавать новую индустриализацию.

Ее элементы сегодня показывает крупный бизнес – те же»,м,с и прочее. Но это частные решения бизнеса, это не стало на сегодняшний день частью государственной политики. Эту ситуацию может изменить только государство, а не меняется она только потому, что у него нет видения и понимания будущего Дальнего Востока.

Отсюда появляются бредовые идеи. Одна из таких, когда министр (Чекунков. – Прим. ред.) заявил: мы сейчас будем измерять отношение к своим решениям новым показателем – человекочасы радости… Ну застрелись, а лучше не скажешь! Это как нужно не понимать регион, чтобы не знать, что люди отсюда бегут как раз в поисках радости! Какой вам еще нужен показатель?!

И все то, что связано с таким бедственным положением и поведением корпораций, которые выкачивают и обез­жиривают территории, – это и есть тот колониальный подход, который закончится только одним: регион опустеет. Но природа не терпит пустоты – пустую территорию одной военной силой не удержишь, да и кормить эту силу будет здесь некому.

Таким образом, мы выходим на уровень государственной, национальной безопасности – тех перспектив, которые могут нас ожидать. Это уже не шутки. Но, к сожалению, нет сегодня предпосылок, чтобы сказать: да, ситуация стабилизировалась, люди сюда поехали, численность населения увеличивается. Причем речь сейчас не о численности крупных городов, а в целом Дальнего Востока. Но у нас такая задача не ставится, хотя, напомню, вторым пунктом в критериях оценки деятельности губернатора стоит динамика населения на территории.