Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Как Ростов собирается снова стать Великим

Ростов Великий с его тысячелетней историей мог бы стать одним из главных туристических центров страны. Но гости не задерживаются в городе, хотя, кроме кремля и одной отремонтированной к юбилею улицы, здесь есть десятки исторических зданий, имеющих статус охраняемых государством памятников культуры. Даже китайцы исключили Ростов Великий из своих маршрутов. Почему входящий в «Золотое кольцо России» старинный город гибнет и кто и как пытается вернуть его к жизни — в репортаже RT.

Поводом для нашей поездки стало открытое письмо главному редактору RT , выложенное в соцсети «ВКонтакте» пенсионером Игорем Чечельницким.

Видео дня

«Уважаемая Маргарита! ... Мы с женой стараемся путешествовать по мере сил. На днях мы решили в очередной раз съездить в Ростов Великий, но не как обычно — туда и обратно, а с ночёвкой, чтобы посмотреть окрестные монастыри и красивые места. В предыдущие поездки всё было наспех: посмотрели кремль, побродили вокруг — и обратно, на большее времени не хватало. Когда же мы смогли не только потратить достаточно много времени на осмотр достопримечательностей, но и посмотреть город и окрестности, в глаза бросились ужасающая разруха и бедность...» — писал мужчина.

Чечельницкий подчеркнул, что имеет в виду даже не разбитый асфальт и прочее благоустройство, а состояние исторических зданий, памятников архитектуры. А самое гнетущее впечатление на него произвёл расположенный на территории кремля Успенский собор, а точнее — полная разруха внутри: осыпавшиеся фрески, отсыревшие, почерневшие стены и строительные леса, стоящие там уже много лет.

«Считаю, что без государственного подхода с привлечением учёных, историков, других специалистов город Ростов просто умрёт», — обозначил свой призыв автор письма. Также он обобщил: «Кстати, не в лучшем положении находятся и другие малые города Золотого кольца: Суздаль, Юрьев-Польский, Переславль-Залесский, Муром, Углич, Тутаев. Нужна серьёзная государственная программа по реставрации всей исторической части этих городов. Никакие областные и муниципальные власти с этим не справятся. Все центральные части этих городов — сплошные руины, кое-как наспех закрашенные к очередному юбилею».

Обычный райцентр

Путешествующий на автомобиле или туристическом автобусе, скорее всего, въедет в город по улице Ленинской, которая идёт от федеральной трассы прямо к кремлю. Здесь — ухоженные фасады и даже выложенные плиткой тротуары: улицу привели в порядок к 1150-летию города, которое отмечали в 2012 году.

Но мы прибыли на поезде, поэтому прошли к кремлю другим путём — и сразу увидели Ростов таким, какой он есть: обычный провинциальный город с населением в несколько десятков тысяч человек, некогда купеческий, каких сотни по всей стране. Старинные ряды городского рынка (торгуют тут раз в неделю), городской сад, , немудрящие магазины да конторы, выдающие микрокредиты до зарплаты.

Глаз даже не останавливается на осыпающейся штукатурке старых зданий, неотремонтированных дорогах и общем обветшании — всё вполне привычно. После рабочего дня жизнь здесь замирает: народ сидит по домам. Никакого разрыва шаблона.

Если только не вспомнить, что это не просто райцентр, а город Ростов Великий. И осыпающиеся, местами похожие на сараи дома — объекты культурного наследия.

Мы ожидали увидеть величие. Равно как и ощутить атмосферу праздника, являющегося атрибутом любого туристического центра. А собственно, с чего вдруг?

Экономика и ничего личного

С добавлением эпитета «Великий» город впервые упомянут в летописи XII века, что примерно совпадает с порой его расцвета. Будучи столицей княжества, Ростов превращается в политический, экономический, культурный центр. Говоря современным языком, наблюдается рост деловой активности, инвестиций, подъём промышленности (мастерские).

В конце XVIII века Ростов из губернского становится уездным городом, однако остаётся экономическим центром Ярославской губернии. До конца XIX века здесь проходила одна из крупнейших в империи Ростовская ярмарка. И многие из домов, являющихся сегодня объектами культурного наследия, тогда были новостройками местного купечества.

При советской власти в Ростове к национализированным пищевым и текстильным предприятиям добавляются оборонные заводы: оптико-механический, опытно-экспериментальный, радиозавод. С появлением в 1967 году маршрута «Золотое кольцо» Ростов становится и туристическим центром: строится новая гостиница, обеспечивается подвоз экскурсий. Численность населения вырастает с 20 тыс. (1926) до 36 тыс. (1989).

После возвращения капитализма прежнее купечество в Ростове не возродилось. По словам хозяина местного ресторана Евгения Виноградова, делать бизнес в городе было некому: все мало-мальски активные люди предпочли уехать в Москву или Ярославль. И нынешняя молодёжь тоже не хочет оставаться в городе. Большинство промышленных предприятий давно закрыто. Сегодня львиную долю бюджета Ростова составляет всего один крупный налогоплательщик — ЗАО «Атрус», объединившее в себе и пищевое производство, и швейное, а также включающее сеть магазинов. Представленный в федеральных торговых сетях «Русский квас» — его продукция.

Как рассказал в интервью RT мэр Ростова , сегодня на уборку города выделено всего 12 млн рублей в год. То есть 1 млн рублей в месяц на зарплаты дворникам, работу коммунальной техники, покос травы, вывоз снега и т. д. А по принятым нормативам должно быть в три раза больше. Весь же годовой городской бюджет составляет 200 млн рублей.

Театр и другие «погорелки»

Ростов Великий ассоциируется в первую очередь со знаменитым белокаменным кремлём — все сразу вспоминают этот красивейший архитектурный комплекс. И даже никогда не бывавшие в городе его точно видели: именно там снимали сцены фильма «Иван Васильевич меняет профессию».

Но, кроме него, в Ростове сохранилось более 300 строений, являющихся охраняемыми государством памятниками культуры. И кажется, по каждому из них может дать историческую справку наш гид — учредитель некоммерческой организации «Наследие Ростова Великого» Елена Ким, в недавнем прошлом — ведущий научный сотрудник государственного музея-заповедника «Ростовский кремль».

Буквально рядом с кремлём, на улице Карла Маркса, — развалины. Стена фасада на три этажа с осыпавшейся штукатуркой. За ней сквозь пустые оконные проёмы видны руины кирпичной кладки. Остальные стены сохранились и того хуже, а крыши нет вовсе.

Это городской театр. Здание XVIII века.

«Театр работал даже во время Великой Отечественной войны и после. В последние годы XX века в здании было что-то вроде Дома культуры. А в начале этого тысячелетия здание закрыли, и оно благополучно простояло около 20 лет. И вот именно в тот момент, когда банк БРИКС выделил деньги на реставрацию (речь о международной программе финансирования реставрации. — RT), театр сгорел», — рассказывает Ким.

Таких исторических зданий-«погорелок» (термин городской администрации) в Ростове немало. Например, деревянный двухэтажный дом купцов Быковых. При советской власти здесь были квартиры. Несколько лет назад в уже аварийном доме случился пожар. Жильцов расселили. Потом в пустующем здании снова вспыхнул пожар, после которого уцелели только наружные стены.

Другой памятник архитектуры — трёхэтажное кирпичное здание (а точнее, то, что от него осталось), которое находится на улице Коммунаров, 10 и огорожено металлическими листами. Висит предупреждение: «Опасно! Возможно обрушение». В верхней части лишённых крыши стен видны красивые барельефы. Можно представить, каким величественным некогда был этот дом. Принадлежал он семье Кекина — одного из самых богатых ростовских купцов.

«Ещё десять лет назад здание было вполне нормальным. Но владелец, который его выкупил, не смог содержать его в должном состоянии. Случился пожар, а позднее мародёры вырывали и сдавали в металлолом удерживающую металлическую арматуру — это привело к обрушению. Сейчас здание принадлежит уже другому частному лицу, которое пытается продать его за 1 млн рублей», — рассказала Елена Ким. Глядя на руины, понимаешь, что на самом деле владелец готов ещё и сам приплатить. Тем более что налог на недвижимость никто не отменял, а за ненадлежащее содержание объекта культурного наследия (невыполнение условий обременения) можно получить штрафы.

Схема со всеми «погорелками» примерно одинакова. Из обветшавшего дома выселяются жильцы, а поскольку денег на капремонт с реставрацией нет, здание пустует. Потом в нём случается пожар.

Многие градозащитники уверены, что это поджоги. Правда, неудачные для заказчиков. Снести и построить новое здание — с современной планировкой, без всяких обременений по линии культуры — значительно выгоднее, чем реставрировать. В первую очередь для последующей эксплуатации.

Например, если бы театр после пожара был разрушен до основания, можно было бы построить новое здание, а вот когда осталось хоть что-то, законодательство предписывает восстановить.

Попутно Елена Ким обращает наше внимание на следы упадка в иных зданиях: отсутствующие на шпилях прапорцы, осыпающаяся штукатурка, наспех замазанные цементом пустоты от выпавших барельефов и т. п.

«Отвечает собственник»

Как объяснила в интервью RT Наталья Грушевская, и. о. директора Департамента охраны культурного наследия Ярославской области, за сохранность и реставрацию объекта культурного наследия отвечает собственник.

В качестве положительного примера содержания исторического здания Елена Ким показывает магазин «Атрус» и ресторан при гостинице рядом с кремлём. Здание ресторана фактически выстроено заново, но его изначальный вид полностью восстановлен. В этом случае у собственников есть деньги. Да и вложения коммерчески оправданы: бизнес в этих зданиях приносит доход. В иных же случаях частные владельцы или просто не имеют средств на реставрацию, или не видят смысла вкладываться в недвижимость, которая в нынешнем Ростове не окупается. Таких домов здесь очень много. Когда-то их приватизировали. Потом собственники уехали в Москву или за границу. Кто-то уже умер, а наследники не могут договориться о продаже. Но в любом случае инвестировать в реставрацию коммерчески бесперспективных зданий никто не будет. За сохранение же находящихся в муниципальной собственности объектов отвечает город, бюджет которого указан выше.

А вот к содержанию Ростовского кремля вопросов нет: выглядит вполне достойно. Просто это федеральная собственность, и деньги выделяются регулярно.

С находящимся на территории кремля Успенским собором всё немного сложнее. К ГМЗ «Ростовский кремль» он отношения не имеет. Передан в безвозмездное пользование епархии. Но собственником осталось государство. Снаружи храм выглядит замечательно. А внутри напоминает те церкви, которые возвращали епархиям после многих лет эксплуатации в качестве овощехранилища.

«Несколько десятилетий под плитами собора стояла вода. А где спуск, гробница святителя Леонтия, там вода была по пояс, замерзала зимой. Тёмные иконы, фрески — это как раз последствия того времени, — рассказал RT настоятель Успенского собора отец Роман. — В 1990 году были выполнены дренажные работы — вода ушла. Ещё в 1990-е поставили леса, которые мы сейчас видим внутри». Оказалось, что и после этого реставрировать фрески и иконы бессмысленно: в храме необходимо было провести отопление. Но и обычного отопления оказалось недостаточно, поскольку храм всё равно зимой замерзал. И только когда два года назад сделали тёплые полы, удалось удерживать плюсовую температуру круглый год. Почему всё это тянулось столько лет, понять так и не удалось. По словам отца Романа, сейчас, в 2021 году, Минкультуры выделило деньги на реставрацию внутреннего убранства.

Транзитный туризм

В Ростове единственная возможность для собственников исторических зданий перестать терпеть убытки и начать зарабатывать — туризм. Однако на сегодняшний день, кроме музея в кремле, гости города деньги почти нигде не оставляют. Да и сам музей, являющийся федеральным учреждением, денег городу не приносит — и доходы, и налоги идут в Москву. «Мы превратились в транзитный город, — комментирует . — Люди приехали, посетили кремль, пообедали — и сразу двинулись дальше. Допустим, в другой город Золотого кольца. Они не знают, что тут можно ещё посмотреть, поэтому даже ночевать не остаются».

По статистике Ростовского кремля, сейчас музей посещают около 300 тыс. туристов в год. А было время, когда их число доходило до 1 млн. И такое снижение турпотока не связано с пандемией: он постепенно сокращался год за годом. Основная причина — в общем падении интереса к Ростову, из-за чего и экскурсионные бюро, и индивидуальные туристы всё чаще исключают его из своих маршрутов.

«Несколько лет назад ужесточились требования к перевозке детей — автобусы со школьниками ездить перестали. Да и взрослые сейчас предпочитают индивидуальный туризм и по интернету сами составляют себе программу, — объяснил хозяин местного магазина. — И наш город часто проигрывает другим. Вы видите на улице будочку с вывеской типа «Турбюро», «Информация»? Не видите. Нет внятной инфраструктуры, предложений от сертифицированных гидов. Формально, может, они и существуют, но вы их так просто не найдёте. И это касается всего, начиная от отсутствия туалетов и парковки и заканчивая фасадами и общим унынием».

По словам местных бизнесменов, если после 2014 года поток европейцев заметно снизился, то китайцы ездили до самой пандемии. Однако даже китайские операторы стали исключать Ростов из российской программы, посчитав, что ради одного кремля заезжать сюда смысла нет — мол, кремль и в Суздале есть.

«Наша задача — чтобы, выйдя из кремля, турист захотел пойти куда-то ещё, — комментирует мэр Андрей Лось. — Сейчас мы создаём, так сказать, первое кольцо объектов вокруг кремля. А потом будем расширять дальше».

Титульный инвестор

Впрочем, за много лет десяткам отдельных мелких предпринимателей так и не удалось создать вокруг кремля интересную для туриста среду. Равно как не удалось договориться о пути общего развития. Любой масштабный проект требует вложений, которые будут возвращаться не один десяток лет. Малый бизнес такого себе позволить не может.

Предполагается, что теперь развитием города займётся так называемый титульный инвестор — , председатель правления ГК «ЭкоЛайн». Возглавляемый им инвестиционный проект «Ростов Великий — духовный центр России» подразумевает выкуп коммерческой недвижимости вокруг кремля, а также в иных перспективных точках города и создание там музеев, гостиниц, сети ресторанов и прочих объектов в соответствии с единой концепцией.

Например, исторические торговые ряды, поделённые между группкой владельцев, представляли собой жалкое зрелище, но, по словам Жарова, через восемь месяцев переговоров с каждым из хозяев все помещения выкуплены и уже реставрируются.

А вот в здании рядом с кремлём, где сегодня расположился алкомаркет, через некоторое время появится музей «Дамское счастье», в котором будет представлена коллекция платьев XIX века.

Вложить планируется 1,6 млрд рублей в течение пяти лет. Подразумевается, что эти деньги постепенно вернутся за счёт роста турпотока. А там подтянутся и другие инвесторы, включая местных предпринимателей, для которых откроются перспективы.

От мирового сообщества

Кроме того, Ростову, пока не включённому в , по линии международной поддержки Новым банком развития (ранее — Новый банк развития БРИКС) выделено около 4 млрд рублей. На эти средства планируется сделать архитектурную подсветку кремля, привести в надлежащий вид знаменитые оборонительные земляные валы, восстановить театр. По словам мэра, в историческом здании снова будут идти спектакли.

Но самое главное — на эти деньги собираются благоустроить набережную озера Неро. Пешеходная тропа, соединяющая два красивейших монастыря на берегу, сегодня проходит мимо «заброшек» и «погорелок», и туристическая инфраструктура здесь практически отсутствует.

Подразумевается, что после реконструкции набережная станет интересна частным инвесторам, и тогда променад будет проходить мимо кафе, гостиниц, сувенирных магазинчиков. «В планах — пристань и экскурсионные катера, — рассказывает Андрей Лось. — Есть идея установить на острове Рождественском статую Богородицы. У туристов будет лишний повод покататься на катере».

На ремонт скамеек

Прямо перед городской администрацией — пешеходная зона. Организована неплохо, но уже в явном упадке: пошедшая волной плитка, сломанные скамейки. Про бюджет города сказано выше. «Вместе с главой Суздаля мы представили свои предложения по поддержке малых исторических городов профильному комитету », — говорит Андрей Лось. Документ содержит четыре пункта.

По словам мэра, сегодня ни ростовский кремль, ни кремли в других подобных городах не платят земельный налог в местный бюджет. Предлагается это исправить. Второй пункт — введение некоего туристического сбора.

«Но только не с койко-места, как в Крыму, а, например, долю с каждого проданного билета в тот же кремль, — объясняет он. — Это справедливо: сейчас кремль зарабатывает на туристах, а мы с этого не только ничего не получаем, но и несём расходы на поддержание всей инфраструктуры».

Ещё одна идея — приравнять малые исторические города к наукоградам. «Из федеральных денег наукоградам ежегодно в качестве поддержки выдаётся примерно по 100 млн рублей. Для нас это половина бюджета. Было бы правильно, если бы и мы получали средства на содержание памятников культуры», — обосновывает свою точку зрения Лось. И наконец, мэр Ростова предлагает дать малым историческим городам льготу — оставлять местному бюджету основную часть подоходного налога. «Совет Федерации наши предложения поддержал и передал на рассмотрение в правительство. Там тоже всё одобрили, кроме льготы по налогу, — вспоминает Лось. — Но в прошлом году правительство сменилось, и пока вопрос подвис».

По воспоминаниям искусствоведов, при развитии маршрута «Золотое кольцо» в СССР были вложены значительные деньги в развитие инфраструктуры. В частности, огромные средства из союзного бюджета потратили на фактически воссоздание Суздаля — реставрацию, благоустройство. И они вернулись: Суздаль по сей день остаётся самым популярным у иностранцев городом после Москвы и Санкт-Петербурга. Эксперты уверены, что и сегодня имеет смысл создать нацпроект по восстановлению малых исторических городов: закончится пандемия — на одних только китайцах окупится.