Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Российские туристы рано обрадовались открытию Египта, все может измениться

Возобновление чартерных перелетов между Россией и Египтом снова откладывается. Шесть лет туристы ждали, пока российские авиационные власти убедятся в безопасности египетских аэропортов. Но этого оказалось мало: теперь проверяет, насколько курорты безопасны с точки зрения коронавируса.

Российские туристы рано обрадовались открытию Египта, все может измениться
Фото: Свободная прессаСвободная пресса

Видео дня

На первый взгляд, опасения беспочвенны: по данным Института , в сопоставимом с Россией по численности населения Египте заболевших ковидом менее 300 тысяч. Заболеваемость составляет всего 0,3% – меньше, чем в большинстве российских регионов и европейских стран.

Впрочем, вполне возможно, что к сугубо санитарному вопросу примешается и политический, как уже бывало в случае с Египтом не раз. На сей раз камнем преткновения между двумя странами оказался проект гидроэнергетического освоения Нила.

Когда на кону $50 млрд, не до сантиментов

Африканские страны, расположенные вдоль течения Нила, сейчас раскалывает проект строительства плотины «Возрождение», которое с 2010 года ведет Эфиопия. Одно из самых густонаселенных государств континента (почти 120 млн человек) остро нуждается в электричестве и продовольствии, а дать их может только гидроэнергетика.

Плотина «Возрождение» в случае ее запуска обещает стать крупнейшей в Африке. Почему запуск под вопросом – да потому, что против него выступают Египет и Судан, также питаемые водами Нила. Египетские ученые уже подсчитали, что в случае заполнения строящегося в Эфиопии водохранилища (а это 75 кубических километров воды) приток в нижнем течении может рухнуть.

Плодородные земли, расположенные вдоль Нила, просто высохнут, что, естественно, ударит по экономике. Прямые потери египетской экономики от эфиопского проекта оценивают в $50 млрд.

Неудивительно, что страны оказались на пороге военного конфликта: Египет и Судан категорически против строительства плотины, причем попытки усадить государства за стол переговоров, предпринимаемые уже почти десятилетие, успехом не увенчались.

Гарантом таких переговоров могла бы выступить Россия, имеющая высокий авторитет в северо-восточной Африке еще со времен Советского Союза. Правда, российская позиция последовательностью не отличается.

Если поначалу она поддерживала Египет, то вдруг стала выступать в поддержку «важности» эфиопского проекта. Правда, при условии, что он негативно не повлияет на соседние страны. По крайней мере, такое заявление представитель России сделал на внеочередном заседании , посвященном африканскому водному кризису, готовому легко перерасти в кризис военный.

Запретить АЭС уже потребовали, дело за туристами?

Не стоило бы столь подробно пересказывать историю африканской плотины, казалось бы, никакого отношения к большинству россиян не имеющего. На самом деле – имеющего. И самое прямое!

После выступления России в Совбезе ООН египетские журналисты, эксперты, общественные деятели и политики обрушились с уничтожительной критикой на Москву. Все они обвиняли Россию едва ли не в предательстве интересов Египта, который имеет одни из самых прочных российских экономических связей на континенте.

В частности, одна из самых крупных в арабском мире газет «Аль-Шорук», издаваемая в Каире, выпустила статью главного редактора Эмада ад-Дин Хусейна с недвусмысленным названием «Те, кто подвел нас в Совбезе». Журналист (кстати, выступающий во многих арабских и даже европейских изданиях) напоминает, что в тот же день, когда Москва выступила в защиту эфиопских интересов, она же и приняла решение возобновить полеты в Египет.

«Это было сочтено попыткой удовлетворить Египет туризмом, а Эфиопию плотиной», – пишет главный редактор. Правда, если он лишь констатирует очевидное, то, например, бывший египетский президент Мохамед Морси на своей страничке в фейсбуке прямо назвал позицию Россию «враждебной».

И даже призвал заморозить сотрудничество с Москвой по многим направлениям, в том числе строительства первой в стране атомной электростанции «Эд-Дабаа». К счастью, у Морси хватило ума не призывать к введению запрета на посещение Египта российскими туристами. Хоть для Москвы это и было бы болезненно, но в первую очередь ударило бы по экономике самого Египта.

Враг моего врага – мой друг. Но надолго ли?

Впрочем, позиция египетских политиков может измениться. Дело в том, что Россия в эфиопско-египетском конфликте все же делает выбор в сторону Аддис-Абебы, с которой подписала соглашение о военно-техническом сотрудничестве. Оно подразумевает модернизацию эфиопской армии, в которой та очень нуждается, поскольку прямо сейчас ведет вооруженную борьбу с повстанцами в провинции Тыграй.

Власти Эфиопии за чрезмерную жестокость в гражданской войне уже успели покритиковать США. Россия же, напротив, поддержала. Нетрудно догадаться, что сближение двух струн будет только ускоряться по принципу «враг моего врага – мой друг».

По крайней мере, в этом уверен профессор Каирского университета Атеф Мотамед, который на своей страничке в фейсбуке делает печальный вывод: «Русские подтвердили, что отношения Египта с Европой и с Вашингтоном намного прочнее, чем с Россией».