Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

В Киргизии сохранились парки, заложенные русскими переселенцами

Больше века назад в жарком Оше было разбито несколько парковых зон, которые до сих пор остаются излюбленными местами отдыха горожан. Однако мало кто сегодня помнит о том, что эти оазисы крупнейшего города на юге республики с большой любовью и научным подходом заложил - обычный фельдшер местного лазарета.

В Киргизии сохранились парки, заложенные русскими переселенцами
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

Деревья Кондратьева

Видео дня

Ош конца XIX века представлял собой большой по тем временам торговый город. Шумел восточный базар, суетились многочисленные возницы. Летний зной гнал людей в бесчисленные чайханы, где подавали ароматный чай и свежие лепешки. Здесь можно было ненадолго укрыться от палящего зноя.

Именно таким впервые увидел Ош маленький Коля Кондратьев, который до этого даже представления не имел о Туркестане. Родители мальчика после отмены крепостного права в поисках лучшей доли отправились в Самарскую губернию. Там от тифа скончался сначала отец, а через месяц и мать. Шестилетний Коля остался совсем один в чужом краю. Наверняка его судьба сложилась бы плачевно, но провидение сжалилось над пареньком и послало покровителя в лице фельдшера полкового лазарета. Он увидел ребенка, который от голода так ослаб, что почти не мог ходить. Военный приютил сироту, научил грамоте и азам медицины. Так и прижился мальчонка в полку и вместе с этим войсковым подразделением попал в Туркестан.

Профессия медика пришлась ему по сердцу, и он с удовольствием пошел учиться в фельдшерское училище. С отличием сдал экзамен и получил военное звание. В 1880 году Николай Кондратьев был назначен в ошский лазарет. В том же году он женился на девушке по имени Татьяна. Молодая семья купила в Оше ветхий домишко. Хотя эту недвижимость трудно было назвать жильем, но Кондратьевы были счастливы иметь собственный угол, а не скитаться по чужим.

Молодожены снесли старую развалюшку и построили небольшой, но более современный домик. Особенно Николай радовался крохотному приусадебному участку. Крестьянские корни медика давали о себе знать, и через какое-то время заброшенный огород превратился в красивый сад, где можно было встретить редчайшие сорта фруктовых деревьев и ягодных кустарников.

Николай любил экспериментировать. Например, на одной яблоне он оставлял только пять ветвей, но на каждой из них росли яблоки разных сортов. Урожаем он часто угощал больных лазарета. А фрукты, выращенные в своем саду, Кондратьев выставлял на Нижегородской ярмарке, где плодам дважды были присуждены золотые медали.

Как-то вечером чудесный сад посетил первый уездный начальник Оша Михаил Ионов. Пораженный таким разнообразием, он попросил Николая Кондратьева подумать над озеленением всего города. Последний взялся за новое дело с большим энтузиазмом. Часто после рабочего дня в лазарете он до глубокой ночи засиживался над чертежами будущих аллей.

По всем правилам науки Кондратьев разработал схемы парков и скверов. Так, одну из центральных улиц, названную в то время в честь генерала (ныне улица имени Гапара Айтиева), полностью засадили белыми акациями. Густыми кронами они полностью закрывали улицу по всей ширине, давая спасительную тень в летний зной. Некоторые из этих деревьев растут и поныне. Старожилы, кстати, утверждают, что на том месте, где был сад Кондратьева, и сегодня можно отыскать фруктовые деревья.

Отдав медицине 35 лет жизни, Николай Кондратьев покинул службу. Но отдыхать было еще рано.

Слово и дело

Хозяйственный подход Кондратьева к исполнению возложенных обязанностей по озеленению не остался без внимания городского начальства, и его стали привлекать и к другим задачам.

В начале XX века недалеко от гарнизонной церкви в глубоком подвальном помещении была установлена аппаратура сейсмической станции, а рядом с ней находилась площадка с приборами для метеорологических наблюдений. Оба эти объекта строились при участии Николая Николаевича.

Неподалеку размешалась приходская школа, где обучались дети, чьи родители не могли оплачивать обучение в гимназии. Николай Кондратьев вошел в попечительский совет заведения, и благодаря его усилиям ученики занимались в теплых кабинетах и были обеспечены всем необходимым.

Николай Кондратьев несколько раз избирался депутатом в комиссию по заведованию городским благоустройством. В то время в Оше возводилось много новых зданий, и город испытывал дефицит стройматериалов. Особенно не хватало обожженного кирпича, который шел на возведение казенных зданий и военных объектов. Местные власти долго не могли решить вопрос. Кондратьев предложил взять в аренду все частные печи по обжигу кирпича и организовал там круглосуточную работу. Таким образом была решена проблема нехватки стройматериалов, а стоимость кирпича снизилась.Как депутат Кондратьев ежедневно контролировал качество строительных работ на главных стройках города - казначейства, церкви, городского управления, дома уездного начальника, тюрьмы, больницы - и неизменно добивался хороших результатов.

К приходу советской власти на юг Киргизии Николай Кондратьев относился неоднозначно. Впрочем, как и многие его друзья. Однако в противники нового режима записываться не стал и в политику не лез, просто продолжал помогал городу чем мог.

В 1919 году в окрестностях Оша активизировалась басмачи. Одна из банд подорвала дамбу на реке, и вода хлынула на город. Это уничтожило любимое детище Кондратьева - его сад. Гибель зеленых питомцев он пережить не смог и скончался от сердечного приступа.

Семейные черты

Николай и воспитали восьмерых детей. На судьбе каждого остановиться нет возможности. Расскажем о некоторых, которые остались в Киргизии.

Старший - Николай - получил военное образование в России. Он прошел фронты Первой мировой войны и закончил ее в звании подполковника. После Октябрьской революции Николай Кондратьев-младший пять лет служил в Красной Армии. Боролся за освобождение родины от басмачей. В 1922 году вышел в отставку и потом еще более 20 лет работал на Ошском шелковом комбинате.

Младший сын Валентин после окончания кадетского корпуса занялся коммерцией и даже одно время входил в акционерную компанию, которая первой в городе приобрела небольшой автобус для пассажирских перевозок между Ошем и Андижаном. Октябрьская революция застала Валентина Николаевича в Риге, где он прожил еще много лет, посвятив себя переводам и издательской деятельности. Он был знаком со многими писателями и художниками России, считался тонким ценителем искусства. Когда гитлеровцы оккупировали Прибалтику, Валентин Кондратьев чудом избежал ареста и концлагеря. Долгое время скрывался под чужой фамилией. По окончании войны вернулся в Среднюю Азию, жил в Ташкенте, где работал в Институте защиты растений от вредителей.

Особое место в семействе заняла жена второго сына Кондратьева Константина Анна Николаевна. Она родилась в Петербурге в 1881 году в семье балтийского моряка. В семнадцать лет закончила школу повивальных бабок и в звании фельдшера-акушерки служила на Дальнем Востоке в казачьем корпусе. Участвовала в войне с Японией, получила ранение. Затем ее направили уездной акушеркой в Туркестан, в город Ош, где она проработала по своей специальности 35 лет. Анна Николаевна стала первой женщиной в Киргизии, получившей в 1940 году звание "Отличник здравоохранения СССР". В то время квалифицированная акушерка была редкостью. Она помогла появиться на свет почти половине маленьких ошан, за что ее почитали местные женщины.

Из служебной записки

Александр Гиппиус, генерал-губернатор Ферганской области:

- "Строительство нового корпуса Ошской городской больницы ведется хозяйственным способом с любовью и добросовестным исполнением, успешному ходу работ обязаны городскому депутату Кондратьеву Н., о заслуге которого перед городом считаю своим приятным долгом засвидетельствовать. Ознакомившись с замечательными достижениями Николая Николаевича Кондратьева и дабы широко внедрить его опыт в промышленное садоводство Ферганской области, предлагаю назначить Кондратьева Н.Н. уездным садоводом с большими полномочиями. 12 сентября 1911 года".