Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Дома и участки: как отбирали и кому давали

Наталья Дремова

Видео дня

Буквально на второй день окончательного установления советской власти Ревком Крыма издал приказ: "Выселить из всех вилл, дач и имений представителей буржуазии и устроить дома отдыха". Через месяц на стол управляющего домами отдыха Центрального исполнительного комитета () легла папка с перечнем самых удобных и роскошных крымских резиденций.

Эти дачи и виллы сразу и стали готовить "под руководство", обеспечивая лучшую охрану, снабжение, обслуживание.

Так, статус дома отдыха ЦИК получил дворец Дюльбер в Кореизе. А 6 июня 1926 года были завершены формальности по включению во владения ЦИК дворца Кокорева в Мухалатке, курорта Суук-Су и дачи Гучкова в Гурзуфе. "Все перечисленные дома отдыха переходят в ведение ЦИК Союза ССР вместе с закрепленными за ними земельными участками, служебными постройками, оборудованием и инвентарем", - говорилось в протоколе 3 "О домах отдыха ЦИК Союза ССР". Ранее они числились за Совнаркомом СССР.

Мы решили вспомнить, как в 1920-30-е годы отличался крымский отдых "первых лиц" и рядовых курортников. Как советская власть оперативно разобралась с лучшими владениями Крыма и кого там стала принимать. 

Отдых у фонтана. Фото\: , 1925 г. Как императорскую Ливадию превращали в мечту крестьянhttps://crimea.ria.ru/history_crimea/20200628/1118444256/Kak-imperatorskuyu-Livadiyu-prevraschali-v-mechtu-krestyan.html

Заборы и шлагбаумы

Любой объект для избранных начинается с попытки скрыть его от глаз.

Дом отдыха ЦИК 2, занявший имение Суук-Су, тоже начинался с забора. Ограждение, полностью устраивавшее бывшую владелицу , признали легкомысленным. А вот глухой деревянный забор по периметру — самое то. К нему – обходы пограничников, дежурства в местах, откуда просматривались подходы к территории. А когда на дачи приезжали члены советского правительства, в море дежурили еще катера с охраной

Глухой забор скрывал и дом отдыха ЦИК 4 Мухалатка. Побывавший там - не на отдыхе, конечно, а с документами для отчета - инженер Василий Спроге вспоминал шлагбаум, закрывавший ответвление дороги и будку для часовых. "Скоро остановились на втором шлагбауме. Тоже будка, тоже красноармейцы, опять проверка документов, — перечислял он. — Направо и налево тянулись проволочные заграждения в 3-4 ряда Наконец мы тронулись в путь и проехали 05 км. Дорога уперлась вдруг в монументальные барочные ворота". Тут была третья проверка.

Вряд ли нога любопытного экскурсанта ступала на территорию Мухалатки, но вместе с тем путеводитель Пузанова за 1929 год, описывая дом отдыха ЦИКа в Суук-Су, уточнял: осмотр только с разрешения администрации.

В домах отдыха, принадлежавшим ГПУ, военным, партийному руководству ниже рангом, охрана была скромнее. А в прочих просто обходились сторожами. И случалось, что отдыхающие заявляли о "покражах" продуктов и вещей.

Члены и семьи

Гостями крымских резиденций ЦИК были члены правительства, партийцы высокого ранга, старые большевики. И члены их семей.

Мухалатку очень любила . В разное время приезжали сюда Рыков, Молотов, Бухарин, Микоян, Орджоникидзе, Ежов. Сталин, однажды побывав в Мухалатке с женой, уже в 30-е годы отправлял сюда сына и дочь.

В Суу-Су первыми отдыхающими были немецкие коммунисты, в том числе Эрнст Тельман и Клара Цеткин. 

Дворец Дюльбер недолго пробыл правительственной резиденцией

Дюльбер в Кореизе, переименованный в "Красное знамя", стал любимым крымским уголком председателя Совета народного хозяйства . Дюльберу не повезло: во время землетрясения 1927 года дворец сильно пострадал. Деньги в его ремонт вложили, но недостаточно. Статус здравницы понизили, и он стал просто "санаторием ЮБК "Красное знамя".

Шанс получить бесплатную путевку в ведомственный или профсоюзный санаторий у рядовых тружеников, конечно, был. Но небольшой. В Крым можно было поехать, заплатив за отдых самостоятельно.

Служащий низшего ранга в середине – конце 1920-х получал 35-40 рублей в месяц. Зарплата в 125 рублей считалась высокой. Такую получали, например, врачи со стажем, инженеры.

"Возле "Ласточкиного гнезда" Ялтинским курортным трестом построено 5 каменных корпусов и 6 деревянных домов для отдыхающих, — сообщал справочник по Крыму за 1929 год. — Цена комнаты 40-60 рублей, питание 130 рублей в месяц". В общем, чтобы провести здесь 30 дней, нужна была зарплата месяца за три-четыре.

Кому бесплатные уколы

В путеводителях по Крыму 1920-30-х очень любили упоминать эксплуататоров, у которых были изъята неправедно нажитая недвижимость. И восторгаться тем, что теперь — все для народа. Руководящего

Вот они\: самые обычные отдыхающие второй половины 20-х годов!

Роскошь правительственной резиденции описывал в "Красном Крыме" журналист Макс Поляновский в 1928 году. Он заботливо перечислял здания, собственную электростанцию, солярий, чистый изолированный пляж с душами из морской воды, собственную амбулаторию, теннисные корты, лодки и прочее. С 1935 года правительственные дачи стали оборудовать высокочастотной связью. Она обеспечивала более высокий уровень секретности переговоров.

В санатории обычному курортнику, случись что, первую бы помощь, конечно оказали. Но случись захворать в обычном доме отдыха или на съемной квартире Доцент кафедры истории России КФУ, кандидат исторических наук и автор книги "Всесоюзная здравница" приводит крымские цены на медуслуги. "Первичная врачебная консультация стоила 5 рублей, вызов специалиста на дом 10 рублей, курс уколов 15 рублей. Бесплатный отпуск лекарств и процедур осуществлялся только для так называемых государственных больных, поступавших строго на бесплатные койки".

Дома отдыха ЦИК окружала аура элитности, причастности к числу избранных. Создавалась она и такими мелочами, как, например, фирменные столовые наборы. Исследователь истории правительственных резиденций в своей книге "Госдачи Крыма" упоминал, что сюда свозили не только серебро и хрусталь из разных дворянских имений. "Вся посуда, включая ложки и вилки в домах отдыха ВЦИК, в том числе и в санатории Управления делами СНК "Форос", имели оттиски (вилки, ложки, ножи) и трафаретные логотипы (тарелки, супницы, соусницы и т. д.), соответствующие их ведомственной принадлежности".

И уровень сервиса тоже был несравним с домом отдыха или санаторием, где на отдыхающего могла рявкнуть уборщица, нахамить кастелянша. Для Суук-Су, например, выявили и собрали бывших работников имения.

Корона для "дурачка"

Дома отдыха ЦИК снабжались из собственных подсобных хозяйств и ближайших совхозов. Деликатесы вроде черной икры, стерляди, осетрины, мясопродуктов, шоколада завозили по заботливо составленным спискам.

К слову, в Крыму в 1929 году газеты пестрели заметками о том, что колбаса с суррогатными заменителями не менее полезна, чем натуральная. В Ялте обустраивали, как писал "Красный Крым", "специальный дом, куда будут собраны все безнадзорные женщины". Эти несчастные занимались проституцией не за деньги, а за еду. В маленьком Карасубазаре с семью тысячами населения поставили на учет 1,6 тысяч "нуждающихся в питании детей".

До обычных санаториев не всегда доходило продовольствие в нужном количестве. Даже для знаменитого крестьянского курорта Ливадия. В 1933 году партийный деятель Григорий Петровский писал председателю ЦИК СССР :

"Был в Ливадийском Всесоюзном курорте для крестьян (крестьянский санаторий). Меня окружило человек 100-150 и жаловались на плохую пищу. Мало жиров, масла, молочных продуктов не дают, яиц тоже, овощей нет. Никаких копченостей, консервов и мало круп дают. В весе они почти все убывают и только один кур.больной на 800 грамм в весе увеличился. Жаловались на антисанитарное состояние уборных, душ и многие другие жалобы. Так как санаторники более 600 человек — ударники-колхозники и рабочие (последних больше) собраны со всех концов СССР, уезжая отсюда, будут заниматься антисоветскими разговорами". 

Рядовые курортникам были доступны разные развлечения, в том числе экскурсии

А вот развлекались рядовые курортники не хуже "избранных". Ходили на экскурсии, концерты, танцы, представления в театрах, отправлялись в пешие походы и на морские прогулки. Отдыхавшие на правительственных дачах территорию покидали изредка. Но не скучали. описывал, как проводил вечера в Мухалатке:

"По вечерам в доме отдыха мы иногда играли в "дурачка". Оказывается, Дзержинский этой игре еще в тюрьме научился. Она отвлекала от всяких мыслей, и Дзержинский очень увлекался ее смешной стороной. Мы играли с ним в одной паре. Он из цветной бумаги сделал корону для "дурачка" и с большим удовольствием надевал ее на голову проигравшего".