Город утренней зари: железнодорожный вокзал Владивостока как две капли воды похож на столичный — Ярославский

Разрезанный орнаментом дорог, виляющих между оккупированных многоэтажками сопок, Владивосток нелогичен, непонятен и неповторим. Умышленно или нет, фасады многих жилых домов сделали оранжевыми, красными и желтыми, но на рассвете город просто горит. Это один из немногих городов России, который не выглядит серо-бурым даже в межсезонье. Доподлинно неизвестно, про какой именно дом в Новом Орлеане пелось в песне, но в России есть свой «дом восходящего солнца».

Город утренней зари: железнодорожный вокзал Владивостока как две капли воды похож на столичный — Ярославский
© Вечерняя Москва

Нередко можно услышать такое предложение: «А давайте проедем всю страну — от Калининграда до Владивостока». Для путешественников, причем не только российских, Владивосток становится своеобразным финишем. Эдакий «город-галочка»: доехал — поставил галочку. Но побывав в городе один раз, понимаешь — это ошибочный подход. Несмотря на максимальную отдаленность от Москвы, во Владивосток стоит ехать именно целенаправленно.

Обязательны для посещения

В каждом городе есть места, фотографии которых печатают для магнитов на холодильник. С одной стороны, совет посетить их прозвучит банально, с другой — без протокольной экскурсии впечатление будет неполным. Говорят, что во Владивостоке каждая семья так или иначе связана с морем. Да и вообще весь город, стоящий на берегу Японского моря (читай — Тихого океана), завязан на морскую тематику.

Все знают вантовый мост во Владивостоке. Пожалуй, это самый заметный объект в городе. Многие, кто приезжает в город впервые, думают, что смотрят на тот самый Русский мост, ведущий, как нетрудно догадаться, на остров Русский. Однако в большинстве случаев туристы видят перед собой Золотой мост через бухту Золотой Рог. Хотите сделать хорошие панорамные фото моста и бухты — поднимайтесь на смотровую площадку «Орлиное Гнездо», расположенную на одноименной сопке — самой высокой в городе. Отсюда же видны и военные суда Тихоокеанского флота, пришвартованные в бухте.

Если подниматься на сопку от самой воды, обязательно стоит прокатиться на фуникулере. Поездка длится всего полторы минуты, зато второй такой в каком-либо другом месте у вас, скорее всего, не будет. Фуникулер стал своего рода музеем, а милая женщина-кондуктор — экскурсоводом, который подскажет, на какой секунде доставать фотоаппарат.

Многие ошибочно полагают, что Хрущев распорядился построить фуникулер, прокатившись на подобном виде транспорта в Сан-Франциско в 1959 году. Однако на самом деле генеральный секретарь писал о необходимости создания во Владивостоке сети фуникулеров в записке в Президиум «О поездке по Дальнему Востоку и Сахалину» еще в 1954 году. Никита Хрущев писал, что Владивосток производит очень хорошее первое впечатление, но, знакомясь с городом поближе, становится понятно, что «городское хозяйство очень запущено».

— Дороги плохие, тротуары плохие, много полуразвалившихся хибарок. Нет целостности организованного города. Транспорт очень слабый, — гласит текст записки.

Поскольку город стоит на холмах, Хрущев пишет, что «надо построить несколько фуникулеров с тем, чтобы разгрузить город и дать возможность людям подниматься по вертикали на каком-то удобном и дешевом транспорте».

Сеть фуникулеров во Владивостоке так и не появилась, но первый и единственный действует до сих пор. Местные шутят, что с фуникулера началось превращение Владивостока в Сан-Франциско и на нем же закончилось.

Обязателен для посещения маяк «Токаревская кошка», расположенный на рукотворной косе в самой южной части города. Пока идешь к самому маяку, с одной стороны будут воды Амурского залива, с другой — пролива Босфор Восточный. Если повезет, компанию на прогулке составят любопытные тюлени, выглядывающие из воды.

Остров Русский — место, куда хотят обязательно попасть все, кто приезжает во Владивосток. Конечно, ехать туда лучше в летний сезон. Бродить по острову самостоятельно — не самая лучшая идея. Территория очень большая, лучше положиться на экскурсовода, который проведет по всем сохранившимся фортификационным сооружениям, подскажет лучшие видовые точки для фотографий, расскажет о монастыре в честь преподобного Серафима Саровского.

Одно можно сказать с уверенностью — ходить придется много. В межсезонье же на остров Русский можно съездить, чтобы посетить масштабнейший Приморский океанариум, кстати, единственный в стране входящий в структуру .

Во Владивостоке пролегают последние километры Транссибирской магистрали. Те москвичи, которые отважатся доехать сюда на поезде, по прибытии будут удивлены: местный железнодорожный вокзал как две капли воды похож на столичный Ярославский. Говорят, что во Владивостоке железная дорога закончилась, встретившись с океаном. Но, вдоволь нагулявшись по городу, можно повернуться к океану спиной, чтобы осознать — здесь дорога начинается.

Отпечаток эпох

Первая и главная улица Владивостока трижды меняла название. В ее архитектуре отпечатались три эпохи, а в некоторых домах писалась хроника целого города.

До 1873 года главная улица Владивостока называлась Американская — в честь пароходо-корвета «Америка», на котором генерал-губернатор Восточной Сибири Николай Николаевич Муравьев-Амурский прибыл в пролив Босфор Восточный. Муравьев-Амурский распорядился заложить военный пост Владивосток в бухте Золотой Рог.

В 1873 году улицу переименовали в Светланскую в память о визите фрегата «Светлана» с великими князем Алексеем Александровичем на борту. В 1924 году улицу переименовали в Ленинскую и только в 1992 году вернули название Светланская.

Почти все здания на Светланской — объекты культурного наследия федерального значения. Почти что каждый дом может похвастаться богатой историей. Начинается улица с бывшего здания гостиницы «Тихий океан» и пристроенного к ней одноименного театра. В начале прошлого века был открыт первый в городе кинотеатр, а сейчас это жилой дом. Множество бывших доходных домов, зданий банков и магазинов сегодня охраняются законом.

Гуляя по Светланской, важно не проглядеть за монументальностью дореволюционных построек настоящих жемчужин. В одном из проулков спрятался дом, в котором с 1894 по 1930 год жила жена владельца американского магазина во Владивостоке Эленора Прей.

По словам директора Музея истории Дальнего Востока имени В. К. Арсеньева Виктора Шалая, за 36 лет жизни во Владивостоке написала около 16 тысяч страниц писем, легших в основу книги.

— «Письма из Владивостока» стала бестселлером и читается во всей стране — это самая популярная книга о Владивостоке, в которой в красках и удивительных сюжетах описана жизнь этого дома, — отмечает .

В 2014 году на Светланской улице возле здания установили памятник Элеоноре Прей. Рядом со скульптурой на стене нанесены строчки из ее письма.

— Иногда я просто жажду убраться отсюда и покончить со всеми заботами и неприятностями повседневной жизни… Но, в глубине души, я знаю, что нигде мне не будет так хорошо, как в этом неухоженном, но прекрасном месте. Ибо именно здесь прошла лучшая часть моей жизни, — писала Прей в 1929 году.

В конце XIX — начале XX века на Дальнем Востоке Российской Империи существовала торговая фирма «Чурин и Ко». Торговый дом имел отделение в том числе и во Владивостоке. Сначала торговля велась в деревянной лавке на центральной улице, затем Чурин выкупил землю в центре города и построил двухэтажный магазин недалеко от почтамта. В 1914 году компания начала строительство нового, теперь уже четырехэтажного здания. Строить его собирались в два этапа — сначала одну половину, а потом вторую, зеркально отражающую первую. Но Октябрьская революция не дала планам свершиться, и на Светланской улице до сих пор стоит лишь одна половина здания, которое по задумке архитектора должно было стать симметричным.

— Оно как отрезанный торт. Это в архитектуре Светланской улицы самый простой способ увидеть, как сломалась эпоха, — отмечает Виктор Шалай.

Проведи из Владивостока прямую черту через Тихий океан — и попадешь в Сан-Франциско, город в Соединенных Штатах, сравнение с которым Владивостока стало уже своего рода клише. Вантовые мосты, смешение архитектурных стилей, гористый рельеф — все эти черты действительно делают города чем-то похожими друг на друга. Прогуляйтесь по Светланской — и вы сами в этом убедитесь. Сама же главная улица «города на сопках», как ни странно, самая прямая и ровная из всех.

Ближе, чем кажется

От Калининграда до Москвы два часа лету. От Севастополя до Симферополя — час езды, а оттуда до Москвы — два с половиной на самолете. Рейс Кемерово — Москва летит чуть больше четырех часов — тоже терпимо.

Владивосток же воспринимается не только москвичами, но и жителями европейской части страны и Западной Сибири как нечто недосягаемое, а самим жителям города восходящего солнца легче отправиться на выходные в Китай, чем слетать в Москву или Питер.

Однако во Владивостоке есть филиал Мариинского театра — даже лететь никуда не нужно. А в скором времени на острове Русский достроят и культурно-образовательный комплекс, который будет включать в себя филиалы Московской государственной академии хореографии (МГАХ), Центральной музыкальной школы при Московской консерватории (ЦМШ)и Российского государственного института сценических искусств (РГИСИ), а также театры и филиалы крупнейших музеев страны. В ходе визита во Владивосток заместитель министра культуры РФ Ольга Ярилова посетила строительную площадку, а также пообщалась с коллективами уже действующих в городе филиалов.

— Конечно, очень важно иметь возможность получать такое уникальное образование, не уезжая далеко, за несколько тысяч километров в Москву. Именно поэтому лучшие педагоги, лучшие методики будут сосредоточены в этих четырех городах, где строятся наши комплексы, — сказала замминистра. — Здания для наших учреждений культуры на острове Русский строятся по графику, но, несмотря на то, что филиалы пока еще не имеют собственных зданий, они уже вовсю работают.

Так, к примеру, филиал Центральной музыкальной школы пока что работает в стенах Дальневосточного государственного института. Директор филиала «Приморский» Алексей Ещенко рассказывает, что для обучения детей закупили массу новых музыкальных инструментов.

— Обмен опытом между педагогами, работающими в филиале, и педагогами, работающими в головном учреждении ЦМШ, происходит постоянно. До пандемии педагоги из головного учреждения регулярно приезжали во Владивосток для проведения открытых уроков. Теперь обмен опытом происходит в дистанционном режиме, — говорит Алексей Ещенко.

Безусловно, Москва и Санкт-Петербург притягивают таланты как магнит, однако не стоит недооценивать уровень региональных педагогов культурных образовательных учреждений. Тем не менее было удивительно слышать, что в филиале ЦМШ «Приморский» флейту преподает специалист из Санкт-Петербурга, виолончель — преподаватель из Москвы, ударные — педагог из Донецка. На вопрос, можно ли пообщаться с кем-то из московских педагогов, Алексей Ещенко ответил утвердительно и принялся искать в записной книжке телефона номер Терезы Чарыевой, солистки оркестра Приморской сцены Мариинского театра и по совместительству — преподавателя арфы.

В душе я романтик

Тереза Чарыева живет во Владивостоке уже семь лет.

— На моих глазах меняется обстановка в городе. Театр строился рядом с трущобами — это было самое темное место города. Сейчас оно преображается. И люди меняются, становятся фанатами театра, следят за нашей жизнью, ходят на спектакли. До пандемии зрители приезжали из Японии, Кореи, Китая, — рассказывает она.

Чарыева сама окончила Центральную музыкальную школу, а затем и консерваторию. В перестройку переехала из Москвы в Минск, где проработала много лет.

— Помню, как мы с девочками приехали на конкурс в Петербург, жили в общежитии училища рядом с Мариинкой. И тогда я думала, что в Петербург я, конечно, не поеду — здесь и своих кадров достаточно, своя молодежь, но в Мариинском театре очень хотелось бы поработать, — вспоминает Тереза Чарыева.

Так случилось, что через пару лет ей поступило приглашение на работу из приморского филиала Мариинского театра — так и поверишь в чудо. Во Владивостоке никогда не было преподавателя арфы, и Чарыева стала своего рода миссионером от мира музыки.

— Я привезла сюда свою арфу в салоне самолета. Меня пускать не хотели, и пришлось прямо на досмотре в играть «Щелкунчика», — смеется она. — Они не смогли устоять.

На вопрос, как можно решиться на такие кардинальные перемены в жизни, на переезд буквально в другой конец страны, Чарыева задумчиво отвечает: «Наверное, в душе я романтик». Но на романтике долго не протянешь, дух авантюризма быстро закончится, если не подпитывать его новыми авантюрами.

— Это не так сложно, если ты хочешь не просто доживать до пенсии, а развиваться, — говорит Чарыева. — Я ученица легендарной Веры Дуловой, народной артистки СССР. Она очень щедро делилась знаниями со своими учениками, мы были у нее как родные дети. Мне хочется передать это отношение, хочется нести людям этот редчайший инструмент. И потом, Дулова даже на Северном полюсе была с арфой, а вы говорите — Владивосток.

ЦИФРА

22 сопки находятся в границах Владивостока. Самая высокая — Орлиное Гнездо. Ее высота — 199 метров над уровнем моря.

КСТАТИ

На Корабельной набережной во Владивостоке стоит подводная лодка С-56. Сегодня это один из самых популярных в городе музеев: можно зайти внутрь субмарины и пройти по всем ее отсекам. В годы Великой Отечественной войны С-56 совершила восемь боевых походов, выпустила 30 торпед и потопила 10 кораблей противника, еще четырем судам нанесла серьезные повреждения. На эту подводную лодку было сброшено более трех тысяч глубинных бомб. С-56 считается самой результативной советской подводной лодкой в Великой Отечественной войне.