Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Власти Приангарья не могут договориться о стратегии развития туризма в регионе

Разные «головы» или ветви иркутских областных властей не могут договориться друг с другом. Как результат, обычные жители не понимают — кто из чиновников и в чьих интересах работает. Например, в конце января — начале февраля губернатор много говорил о развитии туризма в регионе, встречался с главой Зариной Догузовой, было подписано соглашение о сотрудничестве с главой Республики Бурятия. А уже месяц спустя стало известно о постановлении регионального правительства, которое с подачи регионального фактически поставило крест на проведении зрелищных массовых мероприятий, способных развивать зимний туризм в Иркутской области и стать туристическим магнитом. Как получилось, что главы областных ветвей власти и ведомств превратились в героев известной басни, выяснял корреспондент «АН».Власти Иркутской области второй год пытаются актуализировать тему развития туризма на Байкале, оживления региональной экономики за счет потенциальных доходов от отрасли. В прошлом году, по понятным причинам, связанным с пандемией, дело дальше громких заявлений и планов не пошло. Но к началу этого года, к моменту постепенного снятия ограничений, кое-какой стартовый багаж удалось накопить.Так, власти Приангарья и соседней Бурятии смогли дважды «заманить» к себе главу Ростуризма Зарину Догузову. Высокопоставленная чиновница смогла увидеть как летний, так и зимний Байкал, после чего в своих соцсетях она оставляла об озере только положительные рекомендации для жителей страны.«Активный отдых на зимнем Байкале — это катание на снегоходах и хивусах, подлёдная рыбалка, коньки и даже возможность окунуться в целебные термальные источники и ещё многое другое — всё это подарит вам яркие, незабываемые впечатления. Советую попробовать как можно больше активностей», — написала Зарина Догузова на своей страничке в Instagram, выделив при этом особенности отдыха на разных берегах озера. Так, Бурятию глава Ростуризма порекомендовала посетить, чтобы «почувствовать колорит и этнику». А Иркутскую область отметила за «магические виды, например, Кругобайкальская железная дорога — настоящий музей под открытым небом».Воодушевленные вниманием власти двух регионов даже поспешили подписать протокол о намерениях по развитию туризма на Байкале. Согласно документу, Бурятия и Иркутская область объединят усилия для развития туристических кластеров на Байкале на базе общей концепции: «это и современное гостиничное предложение, и привлекательная городская среда, и круглогодичные обустроенные межрегиональные маршруты, а также связанные между собой логистически ключевые туристические аттракции — все это, безусловно, с учетом нагрузки на экосистемы».Кроме того, Игорь Кобзев пообещал приложить усилия, чтобы привлечь в регион как можно больше туристов через субсидированную программу перелетов, такую же, что уже действует в Бурятии. По его словам, для этого уже разработаны два маршрута совместно с компанией TUI, а вообще в запасе у области есть около 20 программ. Детальное обсуждение этой инициативы должно пройти в марте, когда Зарина Догузова пообещала в очередной раз приехать на Байкал. «В стратегии социально-экономического развития Иркутской области к 2024 году туристско-экскурсионный поток в Иркутскую область планируется увеличить на 80% (до 3,1 миллиона человек). Это достижимо, если отдых сделать недорогим и комфортным», — считают в областном правительстве.Казалось бы — вот оно оживление темы развития туризма в регионе, после нескольких лет очевидного застоя. Но возникают резонные вопросы — по емкости имеющегося номерного фонда, насыщенности туристической инфраструктурой (кафе, рестораны, транспортные услуги, сувенирные магазины), а еще — по выбору развлекательных мероприятий. Говоря проще, выстраивая планы развития, необходимо четко понимать: где туристы будут жить, есть, как передвигаться, на что тратить свои деньги и как развлекаться?По большей части с имеющимся сейчас потоком область худо-бедно справляется, хотя и не без нареканий. Но по части зрелищных мероприятий региону предложить нечего. Между тем города и страны, сделавшие ставку на зимний туризм, стараются выделиться в первую очередь именно яркой идеей. Харбинский международный фестиваль льда и снега (КНР), японский снежный фестиваль в Саппоро, канадский зимний карнавал в Квебеке собирают миллионы туристов. Российские регионы тоже не отстают: «Алтайская зимовка», фестиваль зимнего колокольного звона в Астрахани, «Зимние забавы» в Угличе и так далее.А что у нас? Потенциально мощный, способный стать туристической жемчужиной спортивно-культурный фестиваль «Зимниада» так и не смог «взлететь» из-за частой смены губернаторов. На смену ему ничего похожего ни по размаху, ни по разнообразию пока так и не пришло. Тем временем соседняя Бурятия времени даром не теряла, зарабатывая популярность на известном за пределами России фестивале «Байкальская миля» (гонки на льду на авто- и мототехнике) или чемпионате по подледной ловле «Байкальская рыбалка».В последние два-три года в Иркутской области благодаря местным энтузиастам-предпринимателям начали развиваться несколько не менее интересных мероприятий. Это и зрелищный забег на русских тройках на льду иркутского водохранилища, и фестиваль экстремальных видов спорта на льду «Байкальский разлом». Каждое из них собирало тысячи зрителей. В этом году мероприятия ожидались в последние выходные февраля, но буквально за две недели до старта стало известно, что областное правительство выпустило постановление, фактически поставившее крест на их проведении.Обычные жители, как и организаторы мероприятий, оказались шокированы. Председатель оргкомитета фестиваля «Байкальский разлом» рассказал на своей странице в «Фейсбук», что еще в декабре прошлого года фестиваль был поддержан как губернатором области, так и мэром города, в январе на совещании у руководителя аппарата губернатора присутствовали и МЧС, и Росприроднадзор, и , руководители министерств и ведомств — все были «за». Однако уже месяц спустя мероприятие оказалось под запретом. «Как оказалось, по инициативе МЧС 24 декабря 2020 года были внесены изменения в постановление правительства Иркутской области «Об утверждении Правил охраны жизни людей на водных объектах в Иркутской области», — объясняет Андрей Сурков. — Один из пунктов изложили в новой редакции: «недопущение на лед автотранспортных средств лиц, за исключением транспортных средств и спецтехники, необходимых для проведения аварийно-спасательных работ». Старая редакция: недопущение на лед автотранспортных средств, лиц, не участвующих непосредственно в проведении мероприятия». В старой редакции мы могли проводить мероприятия, в новой — нет».По его словам, потом еще было совещание в администрации города, «где нас, конечно же, тоже все поддержали, а руководитель Росприроднадзора даже сказала, что на совещании в Республике Бурятия , полномочный представитель президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе, посетовал на то, что пока мы все запрещаем, иностранцы же идут вперед, проводя красивые и яркие мероприятия, которые собирают тысячи туристов и приносят миллионы в местные бюджеты».Более эмоционально реагирует организатор забега на русских тройках, предприниматель и общественник Сергей Перевозников: «Все боялись ковида, а беда пришла с другой стороны. Подразделение МЧС — служба ГИМС — в очередной раз от усердия перепутало слово «безопасность» и слово «бессилие» и совершило ошибку. Пофиг наше естественное природное, историческое, географическое, экологическое, культурное, экономическое, характерообразующее, сибирское преимущество, наша слава, наша возможность и наше отличие от других. ГИМС на страже. Собственного покоя».Довольно образно и метко ситуацию комментирует и предприниматель, общественный деятель Александр Откидач: «Каждый житель области знает, что наша земля не очень насыщена яркими и интересными событиями. У нас запрещены митинги, запрещены события, запрещено писать в интернете слово из трех букв с недавних пор, и еще много чего запрещено. Недавно слышал от одного серьезного регионального чиновника о том, что он серьезно озабочен тем, что в регионе не хватает положительных инфоповодов. Через два дня после этого разговора в Иркутске отменяют два самых ожидаемых мероприятия зимы. Всевозможные контролеры три года не могли закрыть нелегальную гостиницу на Байкале, но, проведя с десяток судов, закрыли музей кукол на Байкале, открытый в честь Года культуры. То есть там, где эти бесчисленные структуры действительно нужны, они не работают. Бесчисленные переписки не в счет. А тут лошадки по льду поскачут. Закрыть! Запретить! Нарушители закона!».Любопытно, что после первых проявлений негативной общественной реакции региональное МЧС поспешило откреститься от своей инициативы. Правда, вместо внятных объяснений, которые бы действительно проливали свет на историю, ведомство выпустило заявление следующего содержания: «Отмененные в последнее время спортивные мероприятия не связаны с запретом министерства, поскольку ведомство не наделено подобными полномочиями. Все возможные ограничения связаны с региональными нормативными актами. В декабре 2020 года были внесены поправки в постановление правительства №280/59-ПП от 8 октября 2009 года «Об утверждении правил охраны жизни людей на водных объектах в Иркутской области». Нововведения запрещают проезд по льду водоемов вне ледовой переправы всех видов транспортных средств, за исключением спецтехники, предназначенной для проведения аварийно-спасательных и других неотложных работ. Ранее запрет проезда по льду был установлен только для автомобильного транспорта. Поправки вступили в силу с 9 января 2021 года».Подобное перекладывание ответственности общественники считают некорректным. «Председатель правительства Иркутской области подписал изменения в постановление только потому, что к документу прилагалась пояснительная записка от МЧС, где говорилось, сколько несчастных случаев в регионе происходит при выезде на лед. Речь не шла при этом о массовых, организованных мероприятиях, которые в итоге и пострадали. При этом по льду Малого моря вне переправ продолжают ездить частники, на северах по зимникам на замерзших реках возят людей и грузы, хотя все это по логике тоже нарушение», — недоумевает Андрей Сурков.Александр Откидач предполагает, что непродуманные запреты похожи на систему: «Четырнадцать лет я организую мероприятия в Иркутске. И неважно, какого пола человек напротив, какого статуса или ранга, в двух из трех случаях человек ищет возможность сказать «нет». Простите, ради бога, мое скромное активное гражданско-организаторское желание видеть цепочку действий и согласования таким образом. Я, как организатор, прихожу в какую-то точку и приношу уведомление о проведении мероприятия, а различные органы не ищут зацепку, за что бы отказать, а ищут возможности, при которых разрешить, — подчеркивает он. — Вы понимаете вообще ключевую разницу? Мы проводили День мыльных пузырей в Иркутске тринадцать раз. Для многих тысяч иркутян это был светлый и добрый праздник. В этом году его опять не будет. И, как мы видим, дело совсем не в администрациях. Мэры и губернаторы за, но против всевозможные силовые и контролирующие структуры. Это те, которые закрыли бассейны, но разрешили ездить в переполненных людьми ПАЗиках».«У нас в России было две беды — дураки и дороги. С дорогами справились более-менее, дураков всеобщее среднее подтянуло. Теперь в России другие две беды — вдруг и троечники! Вдруг — это те, кто под безопасностью понимает все, кроме безопасности, и говорит: «а вдруг»? А вдруг, и в стране кончились нестационарные детские лагеря. А вдруг, и в стране нельзя продавать соленья без уксуса. А вдруг, и в стране дети перестали ездить по экскурсиям еще до ковида. А вдруг, и нет никаких формальных и неформальных кружков, и в школах нет автодела и мастерских, — размышляет Сергей Перевозников. — Так сдают Аляску. Так теряют космос. Так покидают Родину люди. Именно поэтому дети не знают историю, двадцатилетние живут чужой культурой, мужики путают слово «поршень» и слово «Порше», дети год ходят в масках и не видят примеров другой жизни, кроме родителей на диване или на работе. Я честно бился… Как говорят французы, дай человеку один шанс, дай второй, но никогда не давай третьего. Я принял решение: больше русские тройки на льду я не делаю. Мне жаль, но се ля ви, простите еще раз».Администрация Иркутска готова отстаивать проведение уникальных мероприятий и уже обратилась в региональное правительство с просьбой внести изменения в Правила охраны жизни людей на водных объектах. Организаторы фестивалей тоже не намерены сидеть сложа руки. «Понятно, что в этом году уже ничего не состоится. Но мы намерены написать в адрес губернатора обращение, коллективное письмо, в котором призовем разобраться в ситуации. Наша задача договориться с областными властями и надзорными ведомствами таким образом, чтобы в регионе была возможность проводить такие массовые мероприятия на льду при соблюдении безопасности их участников и зрителей. Ведь это напрямую отражается на развитии туризма, восприятии региона за его пределами», — говорит Андрей Сурков.С момента, как стало известно об отмене мероприятий, прошла неделя. Публичной реакции или объяснений ни от губернатора региона, ни от членов областного правительства пока не последовало.

Власти Приангарья не могут договориться о стратегии развития туризма в регионе
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели