Новости путешествий
Отдых в России
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Прибайкальский нацпарк вводит электронную систему выдачи разрешений на посещение территории

Начало каждого нового года для россиян связано с одной и той же головной болью — новостями об увеличении тарифов, стоимости услуг, подорожании товаров. И если раньше это воспринималось как привычное, хоть и раздражающее явление, то сейчас на фоне падения реальных доходов оборачивается ощутимым социальным напряжением. Порцию негатива подкинул любителям отдыха на Байкале Прибайкальский нацпарк. Недовольство быстро вылилось в СМИ и социальные сети. Справедливо или нет возмущен народ — разбирался корреспондент «АН».Танцы на грабляхПрибайкальский национальный парк (ФГБУ «Заповедное Прибайкалье») в очередной раз наступает на одни и те же грабли — неумение работать с общественным мнением и неспособность просчитывать его. Даже не будем гадать: является ли это целенаправленной политикой или некомпетентностью отдельных сотрудников. Факт остается фактом. По какой-то причине госучреждение, вводя новшества, связанные с расходами для посетителей территорий нацпарка, даже не пытается грамотно и полноценно «отработать вопрос» заранее. Так было, например, в конце 2019 — начале 2020 года, когда произошло введение платы за выход на лед Малого моря. Только после того, как новость наделала немало шума, из сотрудников ФГБУ удалось вытащить хоть какую-то информацию. Правда, назвать ее максимально полезной было трудно. По большей части нацпарк оправдывался тем, что имеет право устанавливать плату за выход на лед (ссылаясь на различные постановления и законы), что готов штрафовать нарушителей. Никто нормально не удосужился растолковать главное: нововведение необходимо, чтобы контролировать и регулировать поток, налаживать цивилизованный туризм, обеспечивать нужную людям инфраструктуру.Обычные жители, как и туроператоры, в итоге решили: «Мы не против введения разумной платы за посещение той или иной территории, это нормальная практика для всех нацпарков. Но нам бы хотелось знать: как расходуются эти средства, видеть изменения своими глазами».Столкнувшись с такими настроениями, что следовало бы сделать? Как минимум, хотя бы раз, сразу же после завершения зимнего сезона отчитаться: «В этом году мы ввели новшество, в течение сезона на ледовых маршрутах оформили несколько тысяч туристов, собрали столько-то денег, потратили на такие-то мероприятия». Неплохо было бы для наглядности сопроводить отчет фотографиями. Ничего такого в публичном пространстве обнародовано не было. Руководитель ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» только в конце года (!) 23 декабря рассказал в числе прочего о том, что на льду Малого моря устанавливалось 12 туалетов сезонного использования.Как говорится, не прошло и года Сейчас разворачивается похожая история. Связана она с внедрением электронной системы выдачи разрешений на посещение территорий нацпарка. До сих пор получить «квиток» для того или иного маршрута можно было двумя способами: отправить заявку на электронную почту в главный офис ФГБУ или оформить ее непосредственно в визит-центрах (или лесничествах) — в Листвянке, Большом Голоустном, на Ольхоне и так далее. Новшество заключается в том, что теперь есть возможность и оформить разрешение, и оплатить его за пять минут с любого смартфона. Это изменение нацпарк анонсировал на протяжении полугода, правда, не упоминая двух важных нюансов — электронный пропуск оплачивается с комиссией, а альтернативные (прежние) варианты оформления будут работать со сбоями.Поднявшаяся ровно по этим причинам информационная буча застала нацпарк в уже привычной позиции «голова в песок». Четких, прозрачных, подробных объяснений не выпускается, многочисленные возмущенные комментарии людей в собственных же соцсетях «Заповедного Прибайкалья» попросту игнорируются.Нововведение зашло со скрипомЗа электронное оформление пропуска в нацпарк и правда начисляется неожиданно высокая комиссия — 20% плюсом. Понятно, что в рублевом эквиваленте это не катастрофическая сумма.Представители туротрасли, обсуждая нововведение, отмечают его сильные и слабые стороны. «Удобно для тех, кто занят в этой сфере бизнеса — реально экономит время оформления разрешений на целую группу и практически не влияет на цену готового турпродукта, — рассуждает байкальский гид Татьяна Постникова. — А вот от физических лиц в разгар сезона, в феврале-марте, можно ждать массу нареканий. Если люди не хотят тратить лишние деньги, то возможные сбои в привычной системе оформления могут показаться им непростительными. И да, для многих, даже просто психологически, комиссия в 20% кажется перебором».Если конкретно, то посещение Большой байкальской тропы или КБЖД жителю Иркутской области обходится в 50 рублей (гости из других регионов платят по 100 рублей), соответственно комиссия — 10 рублей. Та же сумма будет выставлена за путешествие по побережью Малого моря, Тажеранской степи или большей части Ольхона. Отдельно стоит выделить северную часть Ольхона, посещение которой само по себе стоит 300 рублей, плюс 50 рублей за визит на территорию нацпарка. Здесь комиссия составит уже 70 рублей.Не так много, скажете? Пожалуй, и так. Но все же интересно знать, кого мы «кормим», скидываясь таким образом — с туриста по копейке. Тем более что нас и так в повседневной жизни окружает слишком много комиссий. Но нацпарк не спешит объясняться.Что же касается прежних способов оформления — через офисы, в лесничествах, то в первую неделю января сложилась странная ситуация. В СМИ и соцсетях встречается информация о том, что при попытке выписать разрешение по старинке, через главный офис, туристы получают ответное письмо с мягкими рекомендациями воспользоваться новым сервисом. А оформление через визит-центры и лесничества либо оборачивается длительным ожиданием, либо невозможностью получить «квиток» в бумажном или электронном виде. Корреспондента «АН» 6 января в Листвянке сотрудник лесничества при входе на Большую байкальскую тропу, вместо того чтобы выписать разрешение (как это делал его коллега на том же месте еще в сентябре), тоже вежливо попросил воспользоваться новым элект­ронным приложением: «Теперь только так». О том, что альтернативные системы еще действуют, он либо не знал, либо предпочел умолчать.Редакция адресовала вопрос представителям нацпарка, его сотрудники объяснили лишь, что с нововведениями знакомы еще не все их коллеги, на местах продолжается обучение (и это спустя несколько месяцев после анонсирования системы — «АН»). Что до комиссионного сбора, то все средства перечисляются в адрес компании-инвестора, которая за свой счет разрабатывала приложение.Представитель компании инвестора ООО «РТ-Иркутская эколого-туристическая компания» Артем Мищенко готов подробно рассказать о комиссии: «Цифра в 20% выглядит внушительной, но в деньгах это от 10 до 20 рублей с человека за возможность не тратить рабочий день на оформление разрешения через главный офис, не искать где-то визит-центр. В декабре, когда система работала в тестовом режиме, мы оформили несколько сотен разрешений, заработав на этом всего лишь 6 тысяч рублей комиссии. Расходы на поддержание сервера, работу службы поддержки и банковские транзакции в этом месяце оказались куда выше. В разгар зимнего или летнего сезона, когда сумма сборов будет больше затрат на содержание, мы будем снижать размер комиссии».По его подсчетам, в течение года на этих платежах оператор может получить максимум выручки — около 2 млн рублей. Официальные цифры посещений, о которых отчитывается нацпарк, свидетельствуют примерно о том же. «Значительная часть уйдет на обслуживание системы, в итоге получается уровень «бизнеса», который не стоит воспринимать всерьез, отбиваются текущие расходы, да и ладно», — говорит Артем Мищенко.Необходимо пояснить: ООО «РТ-Иркутская эколого-туристическая компания» связана с ООО «РТ-НЭО Иркутск» — мусорным оператором юга Приангарья. К мусорной реформе и обновленным тарифам у населения тоже, как вы помните, масса вопросов. И вот вам очередная «прогрессивная идея» от родственной «РТ-НЭО Иркутск» компании.«Да хотелось как-то улучшить наш имидж, мы приняли решение пойти на такой шаг, потратить значительную сумму, миллионы рублей, чтобы создать электронную систему учета посетителей нацпарка, удобную электронную очередь на паром, чтобы люди не стояли часами на переправе, дистанционную систему оплаты посещений территорий нацпарка. Пока из всего этого заработал только последний компонент, но мы уже получили столько негатива, что едва не пожалели о принятых решениях, — признается Артем Мищенко. — В качестве первой реакции мы в ближайшее время начнем публиковать подробнейшие отчеты о поступивших и потраченных средствах, чтобы люди видели, какая сумма от комиссий собирается и на что расходуется. Надеюсь, что в феврале-марте информационный скандал пойдет на спад».Подводя промежуточные итоги этой скандальной истории, можно сделать вывод, что негатив в свой адрес Прибайкальский нацпарк получает, в общем-то, заслуженно. Пренебрежение элементарными правилами работы с информацией, нежелание выстраивать адекватную обратную связь с людьми ничем хорошим обычно не оборачиваются. На низкий результат в этой сфере уже обратили внимание депутаты Законодательного собрания Иркутской области. 11 января они обсуждали планы создания на территории нацпарка центра международного экологического туризма. Депутат заметил: «Уже проделана большая работа по разработке проекта, созданию информационного приложения. Вместе с тем ни на уровне населения или местного самоуправления, ни на региональном уровне столь грандиозный проект не обсуждался».Пора понять: игнорировать мнение широких слоев населения становится все сложнее. И если у кого-то хватает смелости продвигать современные цифровые информационные решения для новых поборов, то и достойные площадки для реального диалога, наверное, по силам создать и поддерживать.
Прибайкальский нацпарк вводит электронную систему выдачи разрешений на посещение территории
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели