Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Александр Лошманов, «Трансмашхолдинг»: «Основной драйвер развития отрасли — это пассажир»

По словам заместителя генерального директора «Трансмашхолдинга» (ТМХ) по развитию пассажирского транспорта Александра Лошманова, именно обратная связь от пассажиров позволяет компании создавать современный и комфортный подвижной состав, а глубокий подход к дизайну продукции — воплощать все актуальные требования и даже опережать их.

Александр Лошманов, «Трансмашхолдинг»: «Основной драйвер развития отрасли — это пассажир»
Фото: BFM.RUBFM.RU

Видео дня

В ноябре представил уже второй за этот год концепт нового пассажирского вагона — капсульный некупейный вагон. До этого, в октябре, общественности был представлен концепт некупейного модульного вагона. Оба они выполнены в так называемом габарите «Т». Расскажите об этих разработках.

Да, в этом году мы представили несколько концепций некупейных вагонов — модульного и капсульного. Работаем мы сегодня и над третьей концепцией некупейного вагона — ее представим общественности в первом полугодии 2021 года. Главная особенность уже представленных концепций — их исполнение в габарите «Т», который был ранее стандартом только для пригородных поездов. Идея использовать его стала логичным продолжением одной из трех концепций, которые мы представили в прошлом году на выставке «Транспорт России», вокзалах Москвы и Адлера. Некоторые пассажиры отметили, что им бы хотелось расширить пространство вагона и увеличить площадь спальных мест. Именно это наши конструкторы и сделали в габарите «Т» — впервые в мире. Простыми словами, вагон стал шире. В частности, относительно традиционного вагона дальнего следования его ширина увеличилась на 28 сантиметров, длина — на 73 сантиметра. При этом за счет перекомпоновки внутреннего пространства длина пассажирского салона увеличилась на 2,9 метра. Длина спального места тоже выросла на 12-15 сантиметров, до 187 сантиметров на боковых и 188 сантиметров — на полках открытого купе. То есть даже высоким пассажирам будет комфортно. Кстати, и проход между полками шире — у пассажиров будет пространство для маневра даже с крупногабаритным багажом. Во всех трех концепциях новых вагонов мы уделили особое внимание персональному пространству — это ключевой тренд современного пассажирского машиностроения. Внутри компании мы называем этот подход — «Все под рукой». Даже в модульном вагоне, где места располагаются как в традиционном плацкарте, мы, например, сделали столики и для пассажиров верхних полок: то есть для того, чтобы поесть, им больше не нужно спускаться вниз. На каждом пассажирском месте есть индивидуальное освещение, которое можно регулировать, как и воздушный поток, предусмотрена персональная шторка, USB-розетки. Есть и отдельные места для багажа, одежды и обуви. Вторая концепция плацкарта — капсульная — предусматривает принципиально новый взгляд на конфигурацию вагона. По бокам от центрального прохода места расположены по обе стороны — в шахматном порядке. То есть там больше нет тех самых «боковушек». А сами спальные места тоже увеличены. И здесь все те же индивидуальные столики, светильники, USB-розетки и так далее. И все это реализовано по итогам изучения обратной связи от пассажиров: мы регулярно проводим соответствующие исследования, изучаем мнения людей, их представления о комфортном поезде.

Главная особенность представленных концепций новых некупейных вагонов — модульного и капсульного — их исполнение в габарите «Т», который был ранее стандартом только для пригородных поездов. Фото:

«

Трансмашхолдинг

»

Как проходят эти исследования? Какие требования сегодня предъявляют пассажиры к вагонам дальнего следования и к пассажирскому железнодорожному транспорту в целом — в части комфорта, безопасности, дизайна?

Александр Лошманов:

Я бы сказал, что именно пассажир — главный драйвер развития отрасли транспортного машиностроения. Мы должны не просто спроектировать вагон, а в каждый момент времени думать о том, как им будет пользоваться человек, будет ли в нем удобно сидеть, спать, ходить, читать, работать, куда ему поставить вещи, как сделать так, чтобы ничего нет мешало. Комфорт гарантирует и качество времени, проведенного в поезде: человек не чувствует, что теряет его, находясь в пути. Именно обратная связь от людей, их мнения и ощущения позволяют нам ответить на эти вопросы и совершенствовать свой продукт.

При этом не могу не отметить, что меняются эти требования очень быстро сейчас, поэтому мы стараемся создавать такой подвижной состав, который был бы актуален долгое время. Если говорить о форматах нашего взаимодействия с пассажирами, то это прежде всего опросы. Мы проводим их в различных формах и на различных этапах работы над составом. Например, мы свои вагоны создаем сначала в виртуальной среде и уже на первом этапе предлагаем оценить модели пассажирам. Соответственно, обратную связь от них мы можем получить уже на этапе проектирования. Далее появляются макеты, которые пассажиры могут в прямом смысле слова потрогать, испытать и убедиться, удобно ли, например, расположен поручень, правильно ли светит светильник и так далее. А мы в дальнейшей работе учитываем все замечания и предложения.

Особое внимание персональному пространству — ключевой тренд современного пассажирского машиностроения, отмечают в «Трансмашхолдинге». Фото:

«

Трансмашхолдинг

»

Какие еще новинки в части вагонов поездов дальнего следования ТМХ представлял общественности в последнее время?

Александр Лошманов:

Одна из наших последних разработок для дальних железнодорожных перевозок — вагоны двухвагонного сцепа. Как видно из названия, речь идет сразу о двух вагонах. Они соединены между собой герметичным переходом, а служебное помещение для проводников расположено лишь в одном из них. Освободившееся место позволило организовать дополнительное общее пространство для пассажиров и предусмотреть душ, места для установки кофемашины, вендингового аппарата. От сервисной зоны либо санитарных комнат салон поезда теперь отделяют плавно открывающиеся двери, которыми можно управлять с помощью нажатия кнопки. Пассажиры больше не отвлекаются на шум хлопающей двери. Еще вместо традиционного титана здесь установлены современные пурифайеры — аппараты для раздачи горячей и холодной воды из системы водоснабжения вагона. В ней в свою очередь установлен компактный обеззараживатель воды, который позволяет очистить воду перед подачей. В этих вагонах, как и во всей пассажирской технике ТМХ, мы установили систему обеззараживания воздуха. Более десяти лет ее устанавливают во все новые и проходящие модернизацию вагоны. То есть мы начали работать над вопросами обеззараживания воздуха задолго до пандемии коронавируса. В основе работы установки — действие бактерицидных ультрафиолетовых ламп большой мощности. Они делают неактивными бактерии и вирусы, проходящие через них. Таким образом, воздух из вагона и с улицы, попадая в систему, обеззараживается и поступает в вагон чистым и безопасным. Схожим способом обеззараживается и питьевая вода в системе водоснабжения, а также вода, которой моют руки пассажиры. Все обеззараживающие установки прошли испытания во Всероссийском НИИ железнодорожнтребнадзора. В купейных вагонах традиционный столик теперь складывается и откидывается, освобождая в случае необходимости дополнительное место. Верхние полки в сложенном состоянии «сливаются» со стеной, а нижние представляют собой диваны с подголовниками. Розетки и разъемы USB есть как в купейных, так и в некупейных вагонах.

В двухвагонных сцепах есть дополнительное общее пространство для пассажиров и предусмотрен душ, места для установки кофемашины, вендингового аппарата. Фото:

«

Трансмашхолдинг

»

Концепция и модульного, и капсульного некупейного вагонов — одни из проектов, которые ТМХ реализовал в этом году в рамках так называемого года дизайна, объявленного в компании. Чем вызван такой серьезный и глубокий подход к дизайну? Его роль действительно настолько высока в транспортном машиностроении? Какие еще разработки компания реализовала в рамках такого подхода?

Александр Лошманов:

Если обратная связь от пассажиров определяет наш подход к тому, что мы будем делать, то дизайн — как мы будем это делать. То есть, если коротко, дизайн — это тот инструмент, с помощью которого мы выполняем требования людей к комфорту, функциональности, эстетике, безопасности всей нашей пассажирской продукции — вагонов поездов дальнего следования, электропоездов, поездов метро. При этом, как я упоминал выше, требования пассажиров меняются стремительно, поэтому мы стараемся опережать запросы. Для этого мы совершенствуем процессы дизайн-проектирования, строим

внутри компании сильную и конкурентоспособную систему креативного инжиниринга, которая станет примером новой, возрожденной российской инженерной школы. Именно для усиления и развития этих процессов мы объявили в компании уходящий 2020 год — годом дизайна. Он начался с презентации новой дизайн-концепции подвижного состава, которая позже была отмечена международной премией Red Dot Design 2020. За этот год мы изменили систему корпоративного инжиниринга ТМХ, в структуре которой впервые появилась должность шеф-дизайнера. В партнерстве с Национальным центром промышленного дизайна и инноваций «2050.ЛАБ» компания запустила серию проектов, которые уже сейчас позволяют говорить о трансформации образа российского транспорта. В их числе не только капсульный и модульный вагоны локомотивной тяги в габарите «Т», о которых мы говорили ранее, но и поезд «Москва-2020», а также принципиально новая лив для РЖД. В продолжение этой работы в 2021 году ТМХ планирует запустить более 20 проектов в области промышленного дизайна. В этот список войдут перспективные концепты и разработки, направленные на совершенствование функциональных, эксплуатационных и эстетических характеристик подвижного состава.

В России техника ТМХ широко распространена, а каковы перспективы пассажирской продукции компании за рубежом?

Александр Лошманов:

Сегодня ТМХ — не только ведущий российский производитель подвижного состава: на мировом рынке компания входит в топ-4 крупнейших производителей. С учетом того, что все наши продукты разрабатываются по принципу платформенности, они предназначены для различных условий эксплуатации, и это значит, мы можем предложить каждому клиенту продукт, подходящий именно для него. При этом по техническим характеристикам и по уровню оснащенности наши вагоны не уступают зарубежным аналогам. Кроме того, нашим конкурентным преимуществом является то, что наша техника отвечает гораздо более высоким требованиям с точки зрения прочности, надежности и готовности работать в разных погодных условиях по сравнению с требованиями, установленными, например, в Европе. В странах СНГ и ближнего зарубежья наша продукция уже пользуется устойчивым спросом. А что касается прицела на завоевание рынков дальнего зарубежья, тут мы готовы предложить не только сами вагоны, но и возможность организации производства и сервисных площадок не территории других стран. Под брендом TMH International нас уже знают в Восточной Европе, в Азии, в Латинской Америке и в Африке. Например, в настоящий момент мы реализуем крупный контракт на поставку 1300 вагонов Египту общей стоимостью более миллиарда евро. И география нашего присутствия постоянно расширяется.