Фонари-виселицы и фото на фоне призрака: Новый музей Зои Космодемьянской оснастили муляжами 

Фонари-виселицы и фото на фоне призрака: Новый музей Зои Космодемьянской оснастили муляжами
Фото: Экспресс газета
Журналисты издания The Village пропиарили музейный комплекс, открытый в мае этого года в деревне Петрищево под Москвой. Да так, что не знаешь — слезы лить или материться. Поначалу кажется, что авторы всех троллят. Место казни отважной комсомолки они обозвали «идеальным фоном для фешн-съемки». «Осталось Вечный огонь развести, чтобы шашлыки пожарить», — возмутились читатели. Все это выглядит особенно кощунственно, ведь 28 ноября будет очередная, 79-я годовщина подвига разведчицы.
Дальше в опусе натыкаешься на чудовищные нелепицы, и понимаешь: молодые люди, взращенные ЕГЭ, просто не врубаются, о ком пишут. И им абсолютно все равно.
Зато бурный восторг у них вызывает модная локация, «где хочется гулять, пить кофе и кататься на роликах». Впрочем, другие эмоции на территории новодела вряд ли предусмотрены. Загрустили? Пройдите в кафе с латте, фитнес-батончиками и комплексным обедом якобы из военно-полевой кухни. При чем здесь ? Ах, да, вот здесь про нее что-то написано.
Последние четыре года после гадкой истории с карикатуристом , решившим вдруг уведомить всех о неадекватности комсомолки Зои Космодемьянской, повешенной фашистами в деревне Петрищево, я несколько раз приезжала в Петрищево. Во-первых, здесь много лет был классный музей, в котором работали хорошие люди. Экспозиция размещалась в старой бревенчатой избе, где на простецких стендах можно было рассмотреть дневники и тетради Зои и Шуры Космодемьянских и в очередной раз послушать рассказ экскурсовода Татьяны Григорьевны Теньковой. Все было настоящим и задевало за живое.
В прошлый выходной тоже туда поехала. По привычке сунулась было в знакомую избу — на воротах замок. У памятника Зое Космодемьянской — ни цветочка. Стрелка на прикрученном к забору листе указывает на строение, белеющее в поле: музей теперь там. Рядом плакат, сообщающий, что в старом здании откроют разведшколу.
Газ за полмиллиона
Издали новый комплекс похож на гигантский ангар. К нему тянется свежий асфальт. В мой последний приезд здесь на прудах голосили лягушки. А теперь по периметру здания бетонная площадка. Бетон в зонах отдыха со скамейками и зыбкими деревцами, тянущимися из зеленых кругов. Дорожки разбегаются по полю и ведут к обелиску на месте гибели. Его не перестроили — и то радость. Только ограждение убрали.
Повсюду торчащие из земли черные палки, загнутые кверху. Говорят, это виселицы. Концептуально.
Немногочисленная публика забавляется с селфи. Местная жительница, скребущая листья перед домом, с которой я остановилась перекинуться словом, оперлась на грабли. Ольга Дмитриевна:
— Мы с внуками в новом музее два раза были. Там все современное, движется — танк, например, прямо на тебя едет. Ребятам понравилось.
Женщина рассказывает, что летом сюда приезжала туча народу. Да, фотосессии часто устраивают. Были такие в черном, с железками на лице. Соседи сказали: готы. Сама она любит гулять вечерами по дорожкам. Приятно. И яму перед домом засыпали, забор новый поставили — тоже хорошо. А вот с газом не сложилось. Разводку по деревне наконец протянули, но, чтобы подключиться, нужно полмиллиона. Где ж их возьмешь?
Заглянула к старому знакомому  — тот тоже пожаловался, что газ ему не светит. Да и с забором обнесли — двор предпоследний по улице, не на глазах у туристов. На старике сэкономили. Седову 84. В 1941-м было пять, и он помнит, как фашисты казнили Зою. Еще одному свидетелю трагедии, , 82. То, что происходило в Петрищеве, он знает больше из рассказов родственников. В его доме находился немецкий штаб, где фрицы стегали партизанку ремнем. Ничего не добившись, повели мучить в другой дом.
— Не для нас, стариков, это все построили, — машут рукой мои собеседники. — Для туристов. Красота без души. Были бы живы родные Космодемьянских, мать Любовь Тимофеевна, вряд ли бы им понравилось, что на месте гибели устраивают гуляния.
Перед отъездом позвонила директору старого музея .
— А я больше не работаю, — огорошила та. — Пришлось уйти. Попросили… Мы закрылись, да. Но все экспонаты на месте, не знаю, что с ними будет. Только скамью, на которой сидела Зоя, забрали в новый музей. Все остальное там — муляжи.
Убрали Сталина
До закрытия музейного комплекса на карантин там побывал публицист и тележурналист Константин Семин. Очень сильный отзыв:
— …Контраст разительный… В новом музее — керамогранит, белый и черный цвета. Везде перевод на английский. Дескать, ребенок может потрогать, может ощутить. Но, если вчитаться в текст на стенах, то ощутить он может только ужас перед надвигавшимися ордами фашистов, останавливать которых были брошены необученные ополченцы с одной винтовкой на троих. Космодемьянская жгла дома и конюшни, за что ее и выдал немцам староста Семен Свиридов. Другой предатель — Василий Клубков, как написано на стене «дал свое согласие на сотрудничество». Для справки — оба расстреляны в 42-м году за измену Родине. Возможно, я пропустил экскурсию, не послушал аудиосопровождение. Возможно, там все это есть. Но в поясняющих материалах нет ничего. И лично у меня сложилось мнение, что музей необходим: а) для закрытия комсомольской избы; б) для отмыва бюджетных денег на строительство; в) для того чтобы было куда возить иностранных гостей. Именно для иностранных гостей рядом с каждым экспонатом куцый, корявый перевод на английский. Для них же — на бревнах землянки выцарапаны цитаты из Рузвельта, Де Голля и почему-то Черчиля (с одной буквой л). Это их имена бойцы Красной армии, что ли, уходя на смерть, вырезали?..
И главное — практически полное отсутствие другого имени и другой фамилии. Да, в классе, где занималась маленькая Зоя… висят портреты Сталина и Ленина. Но из последней речи Космодемьянской фамилия Сталина убрана. Хотя рядом висит кривоватый скан из советской газеты, где все черным по белому написано.
…Причем в газетной статье Зоя кричит перед смертью: «Нас 200 миллионов», а на музейной стене уже «Нас сто семьдесят миллионов». Ну хорошо хоть не 143.
Ну а к чему все это, становится ясно, когда… доходишь до лавки с сувенирами. Там можно купить… книжку одного из активных нацистских деятелей Штрассера. (Он был левее Гитлера. Но что это меняет?) Можно — воспоминания мифического разведчика Новобранца… Новобранец, оказывается, предупреждал глупого Сталина о нападении Германии, а потом, пройдя через гитлеровские лагеря, чуть ли не в одиночку освобождал Норвегию и даже дружил с норвежским королем.
Ну и в такой авторитетной компании совершенно нормально ие сочинения гражданина Старикова — напомню, он считает Ленина британским шпионом, книжки историка Прокопенко с РЕН-ТВ. А если у вас есть рублей 600 — можно затариться мифами СССР за авторством Владимира Мединского. Чистая случайность, просто хороший историк…
Вот такой музей. Кушайте, не обляпайтесь. Любите Родину. Защищайте Родину. Зое Космодемьянской, наверное, понравилось бы.
Память под замком
28 ноября — годовщина подвига Героя Советского Союза Зои Космодемьянской. Будет жаль, если даже цветы к памятнику не получится возложить — проход к старому музею сейчас закрыт. На территории нового сооружения есть арт-объект — фрагментарный, из листов металла. Если смотреть с одной точки — собирается в силуэт девушки, с другой — разваливается по частям. В сумерках напоминает призрак. Но хипстерам и школьникам нравится: фоточки в Instagram набирают много лайков.
Видео дня. Туристы сняли на видео мощную лавину
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео