Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

Память о Зое Космодемьянской заходит и через селфи

Память о Зое Космодемьянской заходит и через селфи
Фото: Деловая газета "Взгляд"Деловая газета "Взгляд"

«Фейсбук» полон возмущений по поводу заметки девочки и мальчика из «Зе Вилладж» про новый музей «Зоя» в деревне Петрищево. Там, напомнюая совершила свой подвиг, и там же фашисты ее замучили и повесили.

Видео дня

А заметка, в двух словах, о том, какое это новое модное красивое место на карте Подмосковья и как там хорошо делать фэшн-съемку.

Я живу на улице Зои и Александра Космодемьянских – она так названа, потому что эти прекрасные брат и сестра тут жили, в двух домах от моего. И просто исходя из этого факта чувствую некоторую свою ответственность за их память – тем более что потомков они оставить не успели.

Возможно, вы помните мой широко разошедшийся пост – более чем жесткую реакцию на поганые слова о Зое карикатуриста Бильжо.

Так вот, я хочу сказать, что эти юные хипстеры из «Зе Вилладж» – хоть и глупы, но правы. Память – это невероятно важно, это то, что делает нас нацией. Почтение к героям – даже бессмысленно обсуждать. Но.

Мы-то с вами живем сейчас. Здесь ключевые оба слова – «живем» и «сейчас». И жители деревни Петрищево живут сейчас. И для них территория музея – именно что рекреационная зона, красивая, удобная и, кстати, единственная в деревне.

Ну нельзя всю жизнь скорбеть, проходя мимо, это противоестественное состояние для человека. Или показное, что еще хуже. Естественное состояние человека – радость. Красивому зданию, красивому парку, красивому, кстати, названию.

18-летняя Зоя погибла не для того, чтобы мы скорбели, а именно для того, чтобы радовались. Начиная от газопровода и вплоть до фэшн-съемок в музее ее имени. Не просто же так Библия призывает нас радоваться – когда человек радуется, дьявол побежден. В том числе и тот, который на нас напал в 1941-м. Окончательно побежден, понимаете?

Даже для нас, кому сейчас полтос плюс-минус десять лет, Великая Отечественная война – это история. Недалекая, на уровне дедов, но все-таки история. Хотя мы еще активно общались с ветеранами. А для мальчиков и девочек из «Зе Вилладж» это совсем история, Отечественная война 1812 года и Великая Отечественная для них события примерно одного порядка.

Это не плохо, не хорошо – это обычное течение жизни. И живая память – она вовсе не обязательно про венки и траурные речи. Съездив в Петрищево, потому что там прикольная архитектура и парк, в котором хорошо делать селфи, они хотя бы узнают про Зою. И, кстати, большой вопрос, как лучше эта история «зайдет» – через селфи или через лекцию экскурсовода с фальшиво-скорбным лицом.

Я не о том, что из нашей памяти надо делать шоу. Я о том, что память меняется, в том числе и стилистически. Например, Ржевский солдат – он ведь принципиально иной, чем все, что сделано за 75 лет после войны. И в этом нет ничего плохого, кроме хорошего.

Та память – она была про смерть. А эта, новая – про жизнь. Главное, что она – есть.