Ещё

Гид в законе. Почему работу экскурсоводов никто не регулирует? 

Гид в законе. Почему работу экскурсоводов никто не регулирует?
Фото: АиФ Иркутск
Турпоток в Россию увеличивается с каждым годом. Например, по официальным данным агентства по туризму Приангарья, в 2018 году регион посетили почти 300 тыс. иностранных гостей, это едва ли не вполовину больше, чем годом ранее. А за последние три года число интуристов выросло в 1,9 раза.
Казалось бы, в таких шикарных условиях отечественные гиды-переводчики должны были уже озолотиться, особенно те, кто работает с путешественниками из Поднебесной: китайский турист едет и едет (в прошлом году к нам пожаловали больше 180 тыс. таких гостей) — работай не хочу. Однако зачастую экскурсоводы сидят без дела.
Почему так случается и поможет ли исправить это федеральный закон о гидах, которого профессиональное сообщество очень ждёт уже несколько лет? Корреспондент «АиФ в ВС» выяснял это накануне Всемирного дня экскурсовода, который отмечается в феврале.
Тяжела и неказиста работа гида-китаиста?
18 февраля нынешнего года гостья из Китая во время экскурсии в Листвянке потеряла сумочку, видимо, засмотревшись на байкальские пейзажи. Просто выронила ридикюль, и даже не заметила этого. А когда поняла, что в руках пусто, сразу же запаниковала и стала выливать эмоции на гида — Светлану (имя изменено по её просьбе). «Девушка сильно занервничала, просила позвонить то в консульство, то в полицию. Экскурсию пришлось прервать, искали её сумочку едва ли не всей Листвянкой, хорошо, что гид я бывалый — меня там каждая собака знает. В итоге местные помогли написать о пропаже в группы жителей посёлка в соцсетях, и (о чудо!) потерю нашли. Сибиряки всё-таки народ отзывчивый», — рассказывает Светлана, добавляла, что такое эмоциональное поведение характерно для туристов из Поднебесной. Во многом из-за этого работа с ними считается довольно сложной. «Конечно, культуры у нас невероятно разные, в этом смысле между нами — пропасть. Ну, и в работе с китайцами очень много мелочей. Они уверены, что гид отвечает за всё, что с ними происходит: пересолили еду в кафе — виновата я, в отеле лампочка перегорела — все претензии к гиду, человек в группе опоздал — угадайте, с кого спрос. А ещё тысяча и один вопрос, на который нужно сиюминутно дать пояснения», — перечисляет экскурсовод.
Однако, по её словам, несмотря на тонкости общения, желающих работать с путешественниками из Китая меньше не становится, труд этот прибыльный, поэтому конкуренция среди гидов серьёзная. Притом борются за туриста не только русские профессионалы, но и, как говорит Светлана, целый батальон из китайских «экскурсоводов», которым достаётся львиная доля работы. Притом, что трудятся они незаконно. «Мне кажется, таких гидов-китайцев на нашем рынке сотни. Я их уже узнаю. В каком-нибудь музее замечаю и понимаю: вот этого товарища видела уже раз десять», — говорит девушка.
Кто такая «встречалка»?
Светлана поясняет, откуда берутся нерусские гиды: группы туристов из Поднебесной въезжают в нашу страну по спискам. Их китайская сторона передаёт российским партнёрам, те заверяют перечень путешественников в уполномоченном органе, а затем должны обслуживать гостей, в том числе предоставлять им гида — нашего соотечественника. Однако нередко русский контрагент продаёт утверждённый перечень гостей китайской фирме, которая работает на нашем рынке нелегально, она, понятно, предоставляет путешественникам своих экскурсоводов. «Мне встречались туристы, которые говорили: „Сколько по миру путешествую, в первый раз вижу гида местного“, — делится Светлана. — Видимо, свою отработанную схему китайцы используют не только в нашей стране. Хотя у нас в городах проблем хватает: экскурсоводы в Петербурге от этого устали, московские — не боролись за работу и вообще остались почти ни с чем. Проблема не в самих нелегалах — им дали возможность подзаработать, вот они и рады. Корень зла — в их работодателях».
Масла в огонь, по словам девушки, подливают и наши соотечественники, готовые поддерживать «чёрные» схемы за пару тысяч рублей: к примеру, в аэропорту областного центра можно увидеть «встречалок» — русских девушек, которые ждут в воздушной гавани гостей, прилетевших из Поднебесной. Они ездят с ними в туристических автобусах на все экскурсии для отвода глаз: если вдруг кто-то спросит — вот он, «русский гид-переводчик», ни слова, правда, не понимающий на китайском. «Всё это очень для нас досадно, — делает вывод Светлана. — Бывает, сидишь без работы, а сам натыкаешься где-нибудь на толпы китайских туристов, которых водят нелегалы».
«Крыть нечем»
Впрочем, со статусом российских гидов тоже не всё гладко. По закону любой наш соотечественник может объявить себя экскурсоводом и пойти зарабатывать даже если его знаний, навыков и опыта для этой профессии не хватает. «У нас в стране нет отличающих признаков представителя этой профессии: аккредитации, аттестации, требований, кто вообще может быть гидом. Раньше такие специалисты работали при фирмах, туроператорах, сейчас рынок в основном отдан фрилансерам. Как им выйти в легальное поле? Мы помогаем гидам открыть ИП, просим, чтобы они брали патенты на свою деятельность. Но у них нет для этого мотивации», — говорит представитель правления Сибирской Байкальской ассоциации туризма Вадим Копылов.
Несколько лет назад ассоциация пыталась проводить добровольную аттестацию гидов, её прошли тогда лишь 40 специалистов, которые работают в Приангарье. «На этом процесс встал. Они спрашивают: „А что нам эта аккредитация вообще даёт?“ — Крыть нечем, — разводит руками Копылов. — Мы поняли, что сами не справляемся, и в 2017 году решили подключить правительство региона. Когда начали создавать документы, появилась информация, что готовится федеральный закон об обязательной аккредитации гидов, причём чуть ли не с 1 января 2018 года. Мы тогда свою работу приостановили».
Правда, в январе 2018-го ничего не ввели, да и зимой 2019-го тоже. Профессиональное сообщество до сих пор находится в режиме ожидания. Как говорит эксперт, это происходит из-за того, что параллельно с законопроектом РФ готовит профстандарты для каждой категории гидов. А их множество, к ним относятся в том числе и инструкторы-проводники, которые водят туристов в походы.
Кстати, таких инструкторов и фирм, которые обещают показать небывалые природные красоты, сейчас развелось много, в основном они рекламируют себя через соцсети, показывая картинки с захватывающими дух пейзажами. Но далеко не все они профессионалы и могут отвечать за безопасность туристов. «Кто-то один раз сходил в поход и уже набирает себе коммерческую группу, не понимая реальных рисков, — говорит заядлая туристка Наталья из Иркутска. — Есть даже сложные, категорийные вершины в Восточных Саянах, куда решаются повести людей непрофессионалы. Я несколько раз в год поднимаюсь на вершину Мунку-Сардык и часто встречаю группы туристов, которые идут в чём попало: надевают кроссовки, тонкую куртку, не зная, что погода в горах меняется с космической скоростью и даже летом на вершине можно отморозить ноги в кроссовках».
Комментарий
Инструктор по спортивному туризму, секретарь маршрутно-квалификационной комиссии федерации спортивного туризма Иркутской области Евгений Янущак:
«Сейчас идет взрывное развитие туризма на Байкале, в том числе спортивного, и люди, которые хоть какое-то малейшее отношение к путешествиям имеют, чувствуют деньги и начинают водить группы. При этом инструкторов-проводников, имеющих удостоверения, до сих пор очень мало.
Подготовка настоящего инструктора-проводника идёт через систему спортивного туризма, другой в России нет. Гид должен, во-первых, пройти обучение в школе туристской подготовки, во-вторых — пройти сами категорийные походы, официально зарегистрировав их. Только на основании двух документов, полученных после этого, ему выдадут удостоверение инструктора-проводника. «Корочки» имеют разные уровни (с первого по шестой — это самый сложный) и делятся по видам туризма: водный, пеший, лыжный.
Определить статус инструктора не так сложно, у него даже «корочку» просить не надо. Существует Всероссийский реестр инструкторов-проводников. Вам стоит посмотреть, есть ли в списках ваш гид».
Особое мнение
Генеральный директор одной из туркомпаний Людмила Шпорина:
«В советские времена желающие быть гидами проходили строгие курсы, сдавали экзамены, а теперь системного обучения вообще нет. Это проблема не только Иркутска, а всей страны: хороших гидов-переводчиков очень мало, особенно тяжёлое положение — с немецким языком, который сейчас мало кто учит (при этом туристы из Германии — на третьем месте в Иркутской области по турпотоку. — Прим. ред.).
Я пришла работать гидом в 1968 году после третьего курса института, трудилась в «Интуристе». Каждый год мы сдавали письменно и устно иностранный язык, каждые два — три года ездили на повышение квалификации в Москву. Подготовка новичка в те времена занимала три месяца, но за это время учили не языку, а непосредственно работе гида. Среди дисциплин были экономика, политика, социология, психология. Сейчас есть курсы, которые длятся полгода, но заканчивать их начинающие гиды не торопятся — это стоит 18-20 тыс. руб. и времени столько! Зачем? Если и так можно деньги зарабатывать. У меня был случай: прибывает поезд с туристами, а что-то случилось с переводчицей. У гидов есть своя группа в соцсети, и какая-то девочка откликнулась заменить. Но уже через два слова разговора я поняла, что человек на немецком языке плохо понимает. Спрашиваю: «Что закончила?» Она говорит: «Лицей». Уточняю, почему не училась дальше, и получаю ответ: «Я и так всё хорошо знаю».
Кстати
По данным Агентства по туризму Приагарья на 2017 год, в регионе работали 290 гидов. Скорее всего, чиновники тогда подсчитали экскурсоводов, которые аккредитованы в крупных музеях области (только там аккредитация сейчас обязательна). Хотя бы примерной цифры, сколько гидов водят туристов по региону в целом, а не только по музеям, — не даёт никто.
Видео дня. Машины стоят в пробке в лесу уже 70 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео