Ещё

Туристов в Россию заманят «винными дорогами» 

Фото: News.ru
Популярность так называемого винного туризма резко выросла в России. В сезон 2018 года дегустировать алкогольный напиток на юг России поехали примерно 5−7 тыс. человек. Для сравнения: ещё в 2017 году таких туристов было всего несколько сотен. Эти цифры озвучил президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович. Эксперт надеется, что любителей вина российского производства с каждым годом будет становиться всё больше, и в ближайшие пять лет появятся «десятки тысяч винных туристов».
Так называют граждан, которые едут в регион виноделия, чтобы попробовать разные сорта и виды напитка. Часто любители вина ездят на экскурсии на заводы, небольшие винодельни, а также пробуют домашний продукт. Во Франции, Италии, Чили и других винодельческих странах такие туры — обычное дело. В России они пока в новинку.
«Особенность современного российского винного туризма: люди едут не в рамках экскурсий, а самостоятельно. Чаще всего на личном автомобиле. Они приезжают на юг и уже на месте покупают какие-то экскурсии или сами находят винодельни и пробуют продукцию»,
— сказал Попович.
Задача представителей туриндустрии и виноделов — разработать организованные маршруты для туристов, чтобы человек имел возможность взять винный тур «под ключ» — с питанием, проживанием и экскурсиями. Такие существуют и сейчас, но их немного.
Всего в России сегодня собирают больше полумиллиона тонн винограда в год. Больше всего производителей вина в четырёх регионах РФ: Краснодарском, Ставропольском крае, Ростовской области и в Крыму. Именно там представители Союза виноградарей и виноделов России предлагают создать так называемые «винные дороги». Это устойчивые маршруты, по которым будут возить туристов.
В середине ноября Европейская Федерация Iter Vitis и Союз виноградарей и виноделов России подписали Меморандум об учреждении программы «Итер Витис — Россия». В рамках документа «винные» туристические маршруты будут интегрированы в международную систему винных дорог Европы — Inter Vitis. Привлекать пить российское вино будут не только наших соотечественников, но и иностранцев.
Также представители Союза виноградарей и виноделов России совместно с союзом Рестораторов и отельеров России заявили о необходимости развивать так называемую черноморскую кухню для привлечения туристов. Предполагается, что со временем она станет также популярна, как и средиземноморская.
Еда Чёрного миря — это разные виды рыб: барабулька, сарган, кефаль, ставрида, луфарь и керченская сельдь. Также на Чёрном море выращивают устриц. Всё перечисленное можно прекрасно сочетать с российским вином. Главное, разрушить поддерживаемый многими стереотип о том, что отечественное вино априори хуже импортного.
Во всём мире доля агротуризма (сектор туристской индустрии, ориентированный на использование природных, культурно-исторических и других ресурсов сельской местности) составляет около 20−30% от туризма вообще, в России — всего 2%. Чтобы исправить такое положение вещей, в Российском союзе туриндустрии сейчас идёт процесс создания комиссии по агротуризму.
«Нужно выяснить интересны туристической отрасли, отрасли производителей, винных компаний. Чтобы скоординировать их знания друг о друге. В регионах также необходимо создание распределительных центров для российских вин»,
— обращает внимание Елена Порман, руководитель продюсерского центра «Новое Русское Вино».
Очень успешно агротуризм развивается во Франции. Эту страну посещает 10 млн винных туристов в год, они приносят в казну до €5 млрд Ведь винные туристы, как правило, — люди при деньгах. Обеспеченные путешественники окупят инвестиции, вложенные бизнесменами в производство.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео
Z[~n~Ř"&j/ A;nY,#rH.ɡ9nhRE>ק>Ijdu\@G=3$"/EЊs?sá<w >Bfs 8,M~n`G^e@FvǜKвS}!"<CK;2ذYaA{>ѐBAB"G& l5Z1d 64p;,0ӊ )F,UCꈾCjC舆TP>vקoi8|b6@N?!u cZZ])au<(4T_BRqn,!I]Izh$Ew5I2$ݕ$5GYBVJy5i|P^M*hm դೌj6Ky2,HZtXiVZ$N̨chn6ťco٬f{NyR5OV\*g҄.0$!p䇞 Ŗq{—Ūr*9$x V)Ppq'æ4 X'h18& |:faƃzr~1?n=!*PL5@;E?nx&7]s-JtQ{rcZ´cp%4ZMa.:I艾턦ԓIKqG Ġ>5!& 9-ⲘTC ɑ:zT*/c|C2& t|";HkނSKSCBV)݁CzbTe5qDc.á^oCbX ;blN-'ά_Vv˖3~Lj'G?֬u-}.ym+zKm{WWhlrklfIl$Xm:Fߏ^^7oFo39WguQ B?WGho%ы7Oas0 {:sfN6/_xEπkwXH6|^/5l<\0*og!E/^̐,+rt1q:^+x']E9 Xw8p$R}G34k|h_K/K卿Ȩ'f ѐ$1#ULH"9м,\Ygn}!Æϰs8:}ֆn^lJcŵWlo8ׂϻ<$BP. bߗ1|P1_;89.V>ѐ!%3Xv [A.LMRDY 0y0\WCmgCRT{FJ@7hKdLli9Z2j~ gZV Uf"˄Z]4o{%jVP7O`:?ْdS2g 9+z~b@U9͝= BC&aՕVsnnhlx$H5<}Ku\[\o\'KLF,| NXf2hң{ZI,G7Zse4|<Ŝ"ǒ<|٠Oy;S9Г 2ZL\Z~KorlA(a%~;7"yHoafKZ:ks&V;.>Eܝy,D|\0vbZ\2a<&<2BG QHG["ED{t 4}(mr!Rbd4o#W 8p,K3 x)ӷ+*rEmLn g)!U  OqS0)d*U`t lI>)6 Y:Hn IPzN")u!iM# 0U91=Q.[v9=h:ruy\ O![PVT%V).(/+L3 "- 4a&w"iKkh(閼JС<,$IA 9֧CŠzYpN">T5ɡ߅؇r'B6*h='MHjbX5J Z–dKJR挻^tY2)dtLv$%VC7f[ Q@+UPf8%>kXM7`A߽֓tǭzM9*