Ещё

Михаил Кожухов: Путешествия — это то, на что не жалко потратиться 

Как сегодня людям путешествовать? Евро и доллар прыгают, а ездить по миру хочется. В нашей стране, где, кажется, совсем недавно даже пенсионеры катались в теплые зарубежные страны, настали другие времена. Все начали осваивать маршруты внутреннего туризма. Но как лучше распорядиться своим отпускным временем, если хочешь и новое посмотреть, и сделать это, не отдавая последние копейки. Михаил Кожухов, президент «Клуба Путешествий», автор документальных фильмов и программ о разных странах, в беседе с обозревателем «РГ» делится своим опытом.
Михаил, если человек решил отдохнуть и при этом понимает, что путешествия — это то немногое, на что стоит тратить свою жизнь, но сегодняшние цены «кусаются», что делать?
Михаил Кожухов: Если человеку хочется только полежать на солнышке, я в этой теме не самый большой специалист. В любом случае, мой совет — искать предложения профильных агентств. Представления о том, что ты сам найдешь что-то привлекательное и дешевое, а жадные туроператоры только и мечтают, чтобы нажиться, — наивны. Конкуренция на туристическом рынке сегодня такая, что ни о какой наживе никто не помышляет. Как раз все ужимаются и демпингуют, чтобы достучаться до человека. Кстати, именно этот демпинг, в конечном счете, и привел к краху крупных туроператоров.
Мне самому все-таки ближе то, что называется путешествием, которое не предполагает лежание на пляже, а, наоборот, подразумевает перемещение в пространстве. Максимально возможное погружение в страну, в которую едешь, попытка увидеть ее глазами местного жителя. Но тут что посоветуешь? Я, например, предпочитаю не покупать никакой телевизор, если не могу купить хороший, ехать на метро, если мне не хватает на ту машину, о которой мечтаю, и то же самое — в путешествиях. Это то, на что мне не жалко тратиться, потому что полученные впечатления остаются с тобой на всю жизнь.
Времена действительно тяжелые. И все, кто попробовал этот сладкий наркотик дороги, конечно, с ужасом смотрят на цифры пунктов обменов валюты. И понимают, что много из того, что еще год назад было привычным, становится недосягаемым. Можно посоветовать тратить какое-то время на то, чтобы поймать скидки в авиакомпаниях и выбирать правильного партнера для того, чтобы твои ожидания от отпуска оправдались. Экономия от самостоятельного передвижения не стоит тех смысловых потерь и впечатлений, которые человек получает, если его поездка подготовлена профессионально.
Вы ни разу не жалели, что открыли такое продуманное, интересное агентство путешествий во время кризиса?
Михаил Кожухов: Мои экономические ожидания и надежды на то, что это станет прибыльным бизнесом, не оправдались. Оказалось, что это очень кропотливая работа с минимальным доходом. Но поскольку для меня это смесь удовольствия с экономикой, то, пока есть спортивный интерес и надежда на то, что все-таки это каким-то образом встанет на крыло, я буду этим заниматься.
У нас авторов и ведущих телепрограмм о путешествиях много. Но тех, кто потом сделал свое агентство и стал вести за собой, практически нет. Вы собрали интересных людей — каждый из них показывает свою страну. Наверное, это все долго разрабатывалось?
Михаил Кожухов: Да, это все разрабатывается гораздо дольше и труднее, чем я себе представлял. Иногда несколько месяцев уходит на то, чтобы сделать маршрут. Но в итоге получается то, что мы считаем своей находкой: путешествия с «душой компании». Например, как Алекс Дубас — он приглашает в Ригу, где прошли его студенческие годы, или в Стамбул, который обожает. Андрей Бильжо показывает такую Венецию, о которой даже не подозреваешь, приезжая туда обычным образом. Либо это Сергей Цигаль, которому интересно все, и он ездит в те места, где не был. Но мне кажется, что рядом с человеком, который прожил жизнь и достиг многого в разных ипостасях, интересно и новое постигать, и «отраженным светом» воспринимать Индонезию, Туркмению или другие страны. Для меня вообще открытие, что люди любят путешествовать небольшими стайками не только для того, чтобы сделать поездку чуть дешевле, а потому, что есть дефицит общения, друзей-спутников даже в век социальных сетей. Многие едут в эти путешествия, в том числе спасаясь от одиночества. Оказалось, что есть спрос именно на такой «эффект попутчика». Конечно, иногда это лотерея, и никто не может гарантировать, что понравятся все новые спутники. Но, все-таки, поскольку мы ориентируемся не на тех людей, которые летают на частных самолетах и арендуют острова, а на тех, кто может позволить себе куда-то ненадолго поехать, то все наши поездки чуть-чуть дороже, чем среднее предложение рынка. В Венецию без Бильжо поехать, конечно, дешевле, чем с ним. И это в какой-то степени отсекает людей случайных. Поэтому мы мечтаем не об увеличении трафика, а о возрастании аудитории, которую мы считаем своей. Той, для которой наш клуб не просто место, где покупается набор услуг, а еще одна «отдушина», куда они вернутся и где их приключения будут продолжаться и дома.
Вы сами ходите с группой туристов под парусами «Крузенштерна»? Вы даже фильм об этом делали.
Михаил Кожухов: Я делал большой фильм о первой русской кругосветке Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского. Там легендарный барк фигурирует как элемент декорации. Но тем не менее, да, сейчас как раз уезжаю на «Крузенштерн», к которому я прикипел и где присмотрел себе должность начпрода.
Это кто такой?
Михаил Кожухов: Человек, который должен в порту заказать необходимые продукты. Потому что управляться с шестью тысячами квадратных метров парусов мне пока ума не хватает. Это требует специальных знаний. В качестве матроса, наверное, я уже тяжеловат. А вот начпрод — это мне как раз по способностям. Кстати, на флоте есть традиция — четырехразовое питание. И приходится себя очень сильно сдерживать, чтобы не растолстеть. Я в последние годы ходил на многих кораблях, но все-таки кухня на «Крузенштерне» одна из самых вкусных. Я как-то спросил капитана: «Зачем мы так рано встаем, в 7.30?» Он сказал, что, если вставать позже, не представляется возможности организовать четырехразовое питание. А это — традиция русского флота.
И что вы там едите, макароны по-флотски?
Михаил Кожухов: Макароны по-флотски на российских кораблях запрещены: считается, что это блюдо слишком быстро портится. Звучит как анекдот, но это факт.
Когда люди с вами едут на парусник «Крузенштерн», это уж никак не пляжный отдых. Они бегают по палубе, натягивают паруса или мешают команде?
Михаил Кожухов: Бегают по палубе, натягивают паруса, и, конечно, некоторые из них мешают команде. Но все-таки команда воспринимает их как гостей, а я, наоборот, требую, чтобы с них драли по три шкуры. Чтобы все-таки у них было ощущение, что они стали частью команды, а не пассажирами. Но поскольку работа на реях требует известной ловкости и смелости, то каждый человек может найти себе такое место, которое ему подойдет. Есть учебные занятия, и они обязательны. Это — общее представление о парусных кораблях, о движении, о навигации, о спасательных средствах, об истории парусного флота. Есть практические занятия по вязанию морских узлов. Это, как правило, всем интересно. И есть парусные авралы, которые случаются по нескольку раз в день. И, конечно, если страшно подняться на марсельную площадку, на высоту 42 метра над палубой, никто туда никого насильно не погонит. Найдется место и на палубе. Но если пассажиру хочется только фотографировать, никто ему плохого слова не скажет. Это его право.
У вас будет новый фильм о путешествиях?
Михаил Кожухов: Я закончил съемки двухсерийного фильма о Северном морском пути для канала «Россия 1». И мне хочется надеяться, что я, может быть, даже первый, кому удалось не просто пройти весь Северный морской путь, но отснять его от Мурманска до Мыса Дежнева — самой северо-восточной точки, включая легендарные для истории освоения Арктики острова Колгуев и Вайгач, а еще Диксон, Дудинку, Сабетту, Певек. А также Архипелаг Новая Земля. Единственное, что мне пока не покорилось, — это Земля Санникова — Новосибирские острова. И, судя по всему, придется без них обойтись, хотя некоторые надежды есть.
Фильм — это и попытка напомнить о великих мужчинах, которые участвовали в разведке и освоении Северного морского пути. Среди них были удивительные фигуры. Например, легендарный боцман Бегичев, который участвовал во всех спасательных экспедициях начала века. Он спас жизнь Колчаку, который провалился в прорубь, еще тогда не адмирал, а участник экспедиции, искавшей пропавшего барона Толля на Новосибирских островах. Или, например, Николай Урванцев, открытиям которого обязан своим существованием Норильск. Урванцев нашел столько всего, что превратился для норильчан в такой же символ, как Че Гевара для Латинской Америки. Когда была открыта Северная Земля, Урванцеву правительство отказало в финансировании экспедиции, чтобы составить карты архипелага. Он взял, как частное лицо, кредит, который собирался отдать шкурами им убитых медведей. Для сегодняшнего времени это звучит как анекдот. Хотя действительно люди, которые остались в истории Арктики, часто руководствовались неправильными с точки зрения нашего времени мотивами. Они были не прагматичными, их толкало что-то другое. Мне было интересно узнать, что они думали, во имя чего все это происходило. На это нельзя получить однозначный ответ, но можно в какой-то степени попытаться прочувствовать. Однако мне было интересно еще и рассказать о том, что происходит там сейчас: о людях, которые там живут, — о ненцах, чукчах, которым эта земля всегда принадлежала. Тут картина не столь оптимистичная, потому что пока, к сожалению, в арктической теме больше разговоров, чем дела. Если всем нам было тяжело в 90-е годы, то Арктика просто была брошена. И потери столь значительные, что на восстановление ее жизнеспособности уйдет очень много времени.
Внутренний туризм в России — это целая тема для разговора…
Михаил Кожухов: …Разговора скорее не слишком веселого, который начинается со стоимости внутренних перелетов. Скажем, рейс из Анадыря до Москвы и обратно стоит 70 тысяч рублей. И семье, у которой двое детей, нужно планировать отпуск, который плюсуется к этой астрономической цифре. Наряду с традиционными странностями. Начиная с того, что в России ты платишь за гостиницу не когда выезжаешь, как это происходит в Зимбабве или Америке, а когда вселяешься. Или что ты не можешь записать на свой номер счет за кофе, потому что ресторан принадлежит другому собственнику, чем гостиница, в которой он находится. И заканчивая более сложными вещами, такими, как отсутствие какого-то осмысленного управления отраслью, действенной помощи всем тем людям, которые что-то пытаются сделать. Для меня это довольно больная и грустная тема.
У вас в клубе есть российские маршруты?
Михаил Кожухов: Зимний Байкал. Алтай на джипах. Сейчас появится Дагестан. Я был бы счастлив отвезти людей на плато Путорана. Оно находится на юго-западе от Норильска. Это уникальное горное плато, где, куда бы ты ни повернул голову, в поле зрения попадают, как минимум, три водопада. Невероятно красивая суровая природа! Но надо оплатить три часа вертолета. И это делает путешествие таким же недоступным, как, например, круиз на ледоколе «50 лет Победы» к Северному полюсу. У нас ведь люди готовы потратить деньги, чтобы съездить в Турцию в отель «все включено», а в России в их понимании все должно быть почти бесплатным. А в действительности мало того, что «домашние путешествия» уступают по уровню сервиса и комфортности, но они и по цене зачастую сопоставимы с поездками в далекие края.
Куда вы поедете в скором времени?
Михаил Кожухов: В ноябре — в Аргентину. Я бывал там не раз, но проехал мимо потрясающе красивых водопадов Игуасу. И уж заодно заглянем на север страны — в колониальные городки с красивой природой, с асьендами иезуитов. А в январе, сразу после Нового года, еду с группой на Кубу — прощаться с Островом свободы. Куба, понятно, никуда не денется, но, похоже, очень скоро там все может измениться.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео