Новости путешествий
Отдых в России
Личный опыт
Заграница
Лайфхаки
Путеводители

«Происходящее покажется безумием» Столица-призрак, языческие племена и жестокие ритуалы. Чем Мьянма удивляет туристов?

Совсем недавно, еще в начале XXI века, республика Мьянма была крайне закрытым государством — здесь правила военная хунта во главе с диктатором Тан Шве, и в разных частях страны возникали ожесточенные конфликты. В то время редкому туристу пришло бы в голову провести отпуск в азиатской республике.

Мьянма: столица-призрак и жестокие ритуалы
Фото: Lenta.ruLenta.ru

Однако в 2008 году все изменилось: правительство избрало путь демократии и радушно распахнуло двери для любопытных путешественников. В Мьянме действительно есть на что посмотреть — древнейшие традиции, призрачная безлюдная столица с шикарными дворцами и, конечно, необычные племена с татуировками на лицах. Российский путешественник Алексей Терентьев отправился в современную Мьянму, чтобы изучить уклады жителей штата Чин. Его снимки и репортаж — в материале «Ленты.ру».

Видео дня

Путь лежит неблизкий

Для многих не только штат Чин, но и сама Мьянма, — что-то далекое и неопределенное. Одни думают, что страна находится где-то на Востоке или в Африке, другие предполагают, что небольшое государство затерялось в Латинской Америке. И даже если произнести старое название республики — Бирма — не каждый вспомнит, что это такое.

А ведь когда-то из Москвы в Янгон, бывшую столицу Мьянмы, летали прямые рейсы «Аэрофлота», привозя в страну, расположенную между Индией и Таиландом, талантливых инженеров, которые помогали бирманцам строить различные объекты в стране. И отношения у нас всегда были очень теплыми и дружественными. Правда, с тех пор прошло немало лет, прямые рейсы давно отменили, и сегодня, чтобы добраться до Мьянмы, нужно совершить настоящее путешествие, закладывая как минимум пару дней на дорогу только в одну сторону.

Лететь в Мьянму удобнее всего через Таиланд или Малайзию, где можно пересесть на самолет одной из местных авиалиний или выбрать популярный в Азии лоукостер AirAsia, который доставит вас в один из двух основных международных аэропортов Мьянмы — Янгон или Мандалай. В Янгон летает больше рейсов, но, если цель поездки штат Чин, то лететь нужно до Мандалая.

Забавный факт заключается в том, что ни тот, ни другой населенный пункт не являются столицей страны. На самом деле столица Мьянмы в 2005 году была перенесена из Янгона в Нейпьидо, который, по рассказам туристов, сейчас похож на город призрак. По официальным данным, в Нейпьидо проживают около миллиона человек, однако гости столицы описывают, что на длинных красивых проспектах почти нет людей, а на 20-полосных магистралях редко можно увидеть автомобиль.

Говорят, столицу так и не удалось заселить, поскольку жители Мьянмы в большинстве своем — очень бедные люди, которые не могут позволить себе переезд. Тем не менее в Нейпьидо действительно есть на что посмотреть. Например, на Пагоду Уппатасанти, которая считается жемчужиной Мьянмы, Национальный парк с оранжереями и парк фонтанов.

Что важно знать туристу?

Предварительно для посещения Мьянмы необходимо получить визу: либо в посольстве страны в Москве, либо электронно — так было до начала пандемии, но до сих пор возобновления выдачи виз для российских граждан не произошло.

Алексей Терентьев

Приземлившись в аэропорту Мандалая и пройдя все формальности, первым делом важно обменять доллары на местную валюту — кьяты. Дело в том, что доллары здесь принимают лишь в нескольких отелях и в паре крупных магазинов, а в остальных случаях в ходу только местные деньги. При этом нужно быть готовым к тому, что в обменнике вам дадут огромную пачку купюр, которые еще нужно умудриться разложить по карманам. Все потому, что кьят — валюта крайне слабая (за один доллар можно купить аж 1700 кьят).

После этого можно смело отправляться исследовать страну. Немаловажно, что пока находишься в центральной части республики и не уходишь с основных туристических маршрутов, чувствуешь себя в полной безопасности. Возможно, на это повлияла религия, исповедуемая в этих регионах (буддизм), или благоприятный климат, но факт остается фактом — жизнь здесь течет размеренно, а люди очень радушны и гостеприимны.

Для ночлега можно спокойно выбрать любой отель на сайтах Booking.com или Agoda, а для передвижения лучше заказать машину с водителем на день прямо в гостинице. Также необходимо учитывать, что жители в Мандалае за хлебом на такси не ездят, поэтому, если турист окажется вдали от отеля, ему придется либо добираться назад пешком либо ловить тук-туки. Учитывая жаркий климат, это может отнять немало сил и времени.

Впрочем, климат здесь тоже имеет свои сезоны, которые стоит учитывать. Самое сухое и жаркое время приходится на весну — в мае здесь царит невообразимая духота, летом же идет сезон дождей, а вот зимой — любимое время года у приезжих — стоит нежаркая ясная и сухая погода.

Однако все написанное выше в полной мере относится только к центральной части Мьянмы. Стоит обратить свой взор к территориям, граничащим с Индией, как картина разительно меняется. Равнины уступают место холмам, покрытым густыми лесами, а гостеприимные буддисты сменяются поселениями языческих племен, многие из которых до сегодняшних дней сохранили привычки и образ жизни своих предков.

Чтобы попасть в эти места, нужно проделать немалый путь, и вот сюда, в отличие от центра страны, точно не стоит отправляться без проводников и гидов, хорошо знающих местные традиции и обычаи. Но красота мира состоит в его многообразии, и именно поэтому каждая часть загадочной республики достойна внимания и исследования.

Уродство на всю жизнь

Штат Чин расположен ближе, чем пограничные с Индией районы, практически в центре — это большой горный массив, покрытый лесами, в которых и сохранились местные племена с самобытным образом жизни. Самой высокой точкой горного хребта является пик Виктория — почти три тысячи метров, что совсем немало для плоской Мьянмы. Возможно, сырой, холодный, полный туманов климат был некомфортен для большинства бирманцев, поэтому терпения остаться здесь хватило только у тех племен, которые жили тут изначально.

Наш путь в штат Чин начался из Багана, древней столицы одноименного царства на территории современной Мьянмы, и уже через пять-шесть часов пейзаж за окном автомобиля стал меняться. Все чаще дорога шла через высокие холмы, все чаще по краям возникали полосы леса. И вот в какой-то момент среди местных жителей стали мелькать женские лица, покрытые татуировками. Верный знак, что мы уже близко к цели.

В одном из первых поселений, где остановился водитель, в магазине нам сразу же встретилась женщина с рисунками на лице. Правда, магазином в полном смысле это назвать сложно: обычный деревенский дом из бамбуковых панелей и листьев на крыше. Дверь открыта, а в первой же комнате на полу разложены товары: местные овощи и что-то в упаковках для длительного хранения. Впрочем, других магазинов здесь нет. Хозяйка радушно заулыбалась, увидев в дверях иностранных гостей. Понимая, что туристов интересуют не товары, а она сама, женщина с радостью пригласила нас в свой дом и согласилась ответить на все вопросы через переводчика.

По словам милой сельчанки, татуировку она делала еще совсем маленькой девочкой: тогда на дом приходила мастер, и родители платили ей за работу едой — рисом и курами. Процесс длился три полных дня, а после лицо заживало еще около трех месяцев.

«Было очень-очень больно, ведь рисунок должен был покрывать всю площадь лица, даже область рядом с глазами. Но варианта отказаться тогда у меня не было. С тех пор прошло уже много лет, я привыкла к рисунку и даже его не замечаю. Сегодня молодые девушки уже не делают татуировки на лицах. Наверное, это правильно. Сейчас у каждого должен быть выбор», — поделилась женщина.

Существует много версий, объясняющих появление такой странной и болезненной традиции. Как рассказал наш гид, в давние времена в этих местах жил бирманский правитель — большой любитель красивых молодых девушек. Его слуги обыскивали все окрестности в поисках красавиц, которые похищались и доставлялись ко двору короля. Чтобы как-то защититься от посягательства сластолюбивого правителя, местные девочки стали наносить на лица татуировки. Когда слуги короля видели покрытые рисунком лица, они оставляли их в покое. Король давно умер, а традиция сохранилась.

Там, за туманами

Водитель повез нас дальше. Дорога неуклонно шла только в гору, становилось ощутимо холоднее. Все чаще окрестности пропадали в тумане и облаках, которые притягивала к себе вершина. В этой плотной дымке мелькающие и растворяющиеся силуэты местных жителей начали напоминать духов. После жары долины холод и сырость этого места ощущались особенно сильно.

Алексей Терентьев

Остановиться в небольшом частном отеле, принадлежащем местной семье, было лучшей идеей. Его держат в основном для тех туристов, которые приезжают сюда, чтобы совершить трекинг к вершине пика Виктория. Как только постояльцы выходят из машины, им сразу же приносят теплые пледы и горячий чай со сладким молоком (что-то вроде нашей сгущенки), и ничего вкуснее и желаннее в этот момент представить невозможно.

Местное поселение имеет свой административный центр — Канпетлет — по сути, это несколько деревень, объединенных вместе. Здесь же расположен единственный в этих местах буддийский монастырь — последняя религиозная связь с центральной Бирмой. Однако среди местных жителей буддисты составляют явное меньшинство. Исконно здешние поселенцы исповедовали анимизм — верили в духов природы. Так продолжалось до прихода в XIX веке миссионеров, которые стали строить протестантские церкви и обращать людей в христианство

Пользуясь случаем, можно заехать пообщаться домой к местному пастору, который проживает в маленьком одноэтажном домике возле церкви. В его жилище все очень просто, как и положено аскетам: объединенная с гостиной спальня, отдельная пристройка-кухня.

«Я не читаю проповедей, рассказываю о Христе, о загробной жизни, о том, что нужно жить достойно сегодня, и тогда после смерти человек сможет попасть в рай. На самом деле эти представления достаточно органично легли на старое мировоззрение людей, просто раньше они верили, что после смерти их души становятся духами природы и молились не богу, а душам ушедших предков, духам природы, живущим в горах, на деревьях. Главная же задача, которую я ставлю перед собой, — это просвещение.

Я активно поддерживаю школы, сегодня начальная школа есть в каждой деревне. Стараюсь давать самую элементарную информацию о чистоте и гигиене, профилактике болезней. Считаю, что постепенно жизнь в этих местах меняется к лучшему. Сейчас уже почти вся молодежь считает себя протестантами, ходит в церковь, связывает с нами свое будущее. Именно благодаря нашим действиям мы смогли остановить ужасающий обычай наносить на лица девочкам татуировки», — делится пастор.

Помимо классических протестантских церквей в этих местах появились и храмы с немного странными названиями. Например, «Церковь новой жизни». Здесь на месте алтаря большой крест. В роли священников выступают двое мужчин — один играет на гитаре и поет, а другой задает темп ударами в бубен. Перед ними сидят несколько прихожан, большинство из которых выглядят так, будто они в трансе. Они слушают с закрытыми глазами, раскачиваясь из стороны в сторону в такт музыке.

У некоторых из них по традиции лица покрыты татуировками. Перед прихожанами на полу лежат подношения, которые они принесли в церковь, — чаще всего это какая-то еда в целлофановых пакетиках. Цивилизованным жителям европейской части планеты происходящее в «Церкви новой жизни» покажется безумием, однако для местных это важная часть каждодневной рутины. Без веры и ритуалов здесь не жили никогда. Слишком тяжелые условия жизни и выживания заставляют людей искать помощи и заступничества у высших сил.

Новые смыслы

Всего в этих местах живут несколько разных народностей. Чтобы понять отличия между ними, нужно быть знатоком-этнографом, но для проводника разница очевидна — видите, отличаются рисунки татуировок на лицах, разные диалекты, типы лиц, и дома тоже строят немного по-разному.

Алексей Терентьев

Их деревни разбросаны по всему склону горы. Некоторые прячутся далеко в лесах, и чтобы добраться до них, необходимо несколько часов идти по узкой горной тропинке. В таких поселениях обычно стоят с десяток домов на сваях. Да и домами-то эти постройки можно назвать только с натяжкой.

Стебли бамбука связывают вместе — так получаются щиты, из которых делают пол и стены, а крышу заваливают листьями. Вот и весь дом, часто состоящий из одной или двух комнат. Под такими сооружениями ставят клетки с курами или свиньями. Если деревня побольше, то в ней обязательно есть начальная школа и протестантская церковь

В одном из таких поселений мы зашли в гости к местной жительнице. Она отдыхала на стуле перед своим жильем — грелась на солнце. Выяснилось, что пожилую незнакомку зовут Дони Кви, на момент нашей встречи ей было уже 92 года. Удивительно, но, несмотря на трудные условия жизни, долголетие здесь совсем не редкость — для местных жителей и 100 лет не является труднодостижимым пределом.

У Дони Кви вся жизнь прошла в одной деревне, из которой она никогда не уезжала. Сейчас ей уже трудно ходить, и из дома на улицу ее выносят близкие. Сам дом — это деревянная хижина, кухни нет, еду готовят прямо на улице на огне. Рядом с очагом на земле горой навалены дрова. На натянутых веревках сушится выстиранное белье. Как и многим другим девочкам, в детстве Дони Кви сделали татуировку.

Ее наносили несколько месяцев в несколько заходов — сперва одну часть, потом ждали, пока лицо заживет, потом следующую. Женщина рассказала, что это было неотъемлемой частью веры.

«Мы верили, что татуировка является ключом, который позволит после смерти нашей душе вернуться к духам природы. Поэтому вопроса делать или не делать для нас никогда не существовало», — пояснила Дони и посмеялась над версией гида про царя-обольстителя.

Со временем эта женщина, как и некоторые другие жители деревни, отказалась от языческих верований и приняла буддизм. «После принятия буддизма жизнь во многом изменилась, — продолжила Дони. — Самое главное, мы перестали совершать жертвоприношения, которые раньше были важной частью традиций. Каждая молитва к духам природы, каждая просьба сопровождалась убийством — в жертву приносили именно кровь, поэтому мы убивали много кур, коз, щенков, других животных. Сейчас это полностью прекратилось. Мы по-прежнему жертвуем, но теперь это деньги или еда.

Многие люди, приняв буддизм, стали практиковать ежедневную медитацию, что приносит в нашу жизнь мир и спокойствие. Но для меня ближе молитва, которую я обязательно произношу каждый день. В молитве я прошу, чтобы в следующей жизни я родилась человеком и чтобы в следующей жизни у меня было здоровье — это самое главное. Все мои мысли и молитвы сейчас о моей следующей жизни».

В семье Дони не все исповедуют буддизм. Например, дочь вышла замуж за мужчину из семьи, которая приняла христианство. Поэтому, когда приходит воскресенье, кто-то идет в буддийский храм, кто-то — в церковь. Это не вызывает никаких проблем и противоречий. Всего у Дони шестеро детей, а также много внуков.

И хотя Дони много думает о будущей жизни, она всегда добавляет, что просто молиться недостаточно, нужно делать много хорошего уже сейчас, больше помогать другим, и только тогда молитвы о счастливой следующей жизни будут услышаны

Позже мы еще долго вспоминали и обдумывали слова нашей новой знакомой. Переход от язычества к буддизму и христианству проявился не столько в прекращении жертвоприношений, сколько в понимании необходимости бескорыстной заботы и помощи другим людям, понимании, что именно эти вещи и определяют развитие человека, постепенный переход от примитивного состоянию к более развитому.

Хорошо, что духовное развитие гармонично идет рука об руку с образованием, медициной и общим ростом уровня жизни людей. А для нас, возможно, главный смысл любого путешествия не столько в том, чтобы увидеть жизнь других людей, сколько посмотреть на собственную жизнь под новым углом, немного со стороны. Бесценный дар, который дается каждому увлеченному путешественнику.