«Неужели я умру прямо здесь?»

Lenta.ru 13 декабря 2020
Фото: Lenta.ru
Исландия из года в год попадает в рейтинги самых безопасных стран для туристов. Низкий уровень преступности, отсутствие социальных конфликтов и междоусобиц, высокий уровень жизни — все это делает северное государство одним из наиболее благоприятных для жизни и путешествий. Тем не менее путешественник Аарон Шэнкс, который привык бросать угрожающие жизни вызовы, смог найти опасность и приключения даже в Исландии. В одиночку он отправился в неисследованные горы, взяв с собой лишь минимум воды и немного сушеной рыбы. Невероятная история его выживания — в цикле «Ленты.ру», созданном на основе подскастов Diaries of the Wild Ones («Дневники диких путешественников»).
Навязчивая идея
Мои ноги едва выдерживали напряжение, а все тело тряслось от слабости и невыносимой усталости. Я больше не мог идти, едва дышал и почти потерял рассудок. Одно неверное решение едва не стоило мне целой жизни. «Неужели я умру прямо здесь? Из-за собственной глупости? Собственного высокомерия и эго?» — отдавался голос в голове. Вокруг меня была лишь тишина и белая мгла, и никто не мог прийти мне на помощь.
Я знал, что затеял плохую игру, слишком много на себя взвалил. Я отправился в прежде никем не исследованные горы совершенно один, без поддержки, палатки, с минимальным количеством воды и сушеной рыбы. «Современный викинг», который даже не представляет, как выживать в подобных условиях. Просто посмешище. Еще шаг, еще десять шагов. И бездыханное тело снова падает в снег, чтобы прийти в себя. Я не мог двигаться и практически сдался, но, вспомнив, почему оказался здесь, продолжил свой путь.
Изначально я приехал в Исландию, чтобы заняться серфингом в ледяном океане с заснеженными холмами на фоне и северным сиянием над головой. Мечта, которая давно преследовала меня. Однако моя изощренная фантазия и неизлечимая зависимость от приключений совершенно спонтанно превратили путешествие в нечто большее — очередной вызов, который я бросил себе, чтобы проверить собственные способности.
@diariesofthewildones
В первый же день поездки мой исландский друг Хайдар Логи повез меня на север страны, чтобы показать лучшее место для серфинга. Но вместо идеальных волн со мной случилось настоящее потрясение. Еще никогда я не видел ничего более прекрасного, чем то, что возникло перед нами, — белоснежный горный хребет, освещенный одной Луной, словно атлант, держащий небо, вздымался над гладким, как зеркало, океаном.
Хайдар рассказал мне, что, вероятнее всего, эти горы покоряли лишь викинги, которые не знали, что такое усталость, и могли питаться сушеной рыбой на протяжении нескольких дней. С того момента навязчивая идея застряла в моей голове. «Каково это, покорить горы в стране с самым непредсказуемым и суровым климатом? Каково это, быть одним из викингов и повторить их подвиги? Есть ли шанс вернуться оттуда живым и способен ли на это мой организм?»
Мне хотелось узнать ответы наверняка. И ничто не могло меня остановить.
Псих или герой?
«Слушай, парень, мне совсем не нравится то, что ты собираешься сделать. Но я вижу, что ты упрям, и если не поддержу тебя, ты просто умрешь. Твоя затея больше похожа на самоубийство, чем на подвиг викинга. Однако я испытываю к тебе симпатию, поэтому сделаю для тебя все, что в моих силах».
Так я заручился поддержкой 40-летнего матерого путешественника и основателя компании The Empire Expeditions. Перед тем как постучаться к нему в дверь, я обивал пороги других исландских турагентств, но все, кроме Стива, смотрели на меня как на последнего психа и не верили в мой успех.
Он был опытным альпинистом, провел немало времени в горах и организовал несколько полярных экспедиций. Этот добрый семьянин согласился не только помочь случайному проходимцу, но также дать ему все необходимое оборудование и даже спонсировать поход с одним лишь условием — я должен был пройти подготовку.
@diariesofthewildones
Тренировки начались в тот же день. Любезная женщина, коллега Стива, посадила меня в огромный джип (такие обычно используют для арктических экспедиций) и повезла прямо к подножию одной из гор, чтобы продемонстрировать всю суровость предстоящего мне пути.
«Этот малый не понимает, что его ждет. Здесь нет никаких троп и маршрутов. Это Исландия, суровый климат, тебе придется сражаться с самим собой и природой, действия которой невозможно предсказать», — сказал Стив нам вслед. Перед первым уроком мы заехали на склад, чтобы взять необходимое снаряжение.
Путешествовать с таким арсеналом мне еще не приходилось никогда — в багажнике громыхали кошки, ледорубы, специальные сплитборды, которые помогают быстрее проходить длинные расстояния за счет скольжения по снегу, небольшая лопата, снежный зонд для измерения уровня снега, GPS-прибор и прочее необходимое для покорения ледяных и каменных глыб оборудование.
Под покровом снега
Оказавшись в горной долине, я внимательно начал вслушиваться. Такой оглушающей тишины, как в этих горах, я еще нигде не слышал — вокруг все словно застыло, все живое было похоронено под толщей снега. Ни ветра, ни шума городов и машин, ни даже звуков диких животных — ничего.
Сперва эта тишина казалась мне пугающей, невыносимой, но со временем я понял, что она помогает альпинистам спасти себе жизнь. Аккуратно ступая по поверхности сугробов, они ориентируются на звук, чтобы понять, где под снегом может протекать ручей или в каком месте есть опасность провалиться. Лучший учитель в этих вопросах — опыт. И мне, увы, не хватало именно его.
В последующие дни мы со Стивом тщательно анализировали местность в районе хребта, чтобы нарисовать идеальный путь. Досконально изучили Google карты, несколько раз запустили туда дрон и объехали горный хребет по кругу, делая снимки на каждом шагу.
Назвать это восхождением было бы трудно, поскольку гряда гор имела несколько уровней, несколько возвышений и спусков, сменяющихся белоснежными равнинами и холмами. По сути, мне нужно было покорить не один пик, а сразу три или четыре за один поход. И все это с 20-килограммовым рюкзаком на плечах. Вопрос моего ночлега оставался открытым.
«Горы — непредсказуемая среда, а исландские горы — тем более. Если ты научишься делать убежище для ночлега в самых плохих погодных условиях, то ты сможешь выжить в любых других!» — Стив специально выждал момент, когда на север Исландии обрушится снежный шторм, и отправил меня в горы одного, чтобы я научился выкапывать себе снежную пещеру
Честно говоря, пещера — это ад для клаустрофобов. Тебе приходится засыпать в узком снежном тоннеле, уровень которого постоянно снижается под давлением. Свои плюсы подобное жилище, конечно, тоже имеет — во-первых, оно играет роль холодильника, температура в котором не опускается ниже нуля, а во-вторых, в случае бури и непогоды повышает твои шансы выжить.
Шторм должен был прийти в горы к двум часам, так что ранним утром я отправился в путь. Удивительно, что даже тренировки, не говоря уже о финальном испытании, требовали немало усилий, навыков и также заставляли меня выживать. Перед выходом я, конечно, посмотрел несколько обучающих уроков по строительству снежной пещеры на YouTube, но, мягко говоря, австралийцу, который толком-то снега не видел, это мало помогло.
Пот стекал с меня ручьями, а руки дрожали от напряжения. Когда плотные темные тучи нависли над головой, я был у цели лишь на одну треть, и пришлось копать быстрее. Дело оставалось за малым — придать интерьеру очертания и обустроиться внутри. В моей пещере было пространство, в котором я мог сесть и переодеться, возвышение в качестве кровати для спального мешка и маленькое углубление для свечки — очень уютно!
@diariesofthewildones
Я закрыл сплитбордом вход — так меня не заметет снегом, если ветер изменит направление, — разогрел горячую воду и лег спать. Ночевать в снежной яме — это то еще приключение для психики. Всю ночь я ворочался и просыпался от кошмаров, в которых потолок обрушивался мне прямо на голову, а пещеру заваливало снегом. Но утром, высунув голову наружу, я понял, что шторм миновал. Последнее задание Стива было успешно пройдено. Осталось лишь дождаться хорошей погоды, чтобы приступить к финальному испытанию.
Поворот не туда
«Эгоист, глупец, идиот, недоумок… о чем ты только думал?» — мысленно без остановки я бранил себя всеми словами, которые только знал. Глупость и эго затмили мне глаза настолько, что я едва не лишился жизни в первые же пару часов своего «викингского похода».
После моего испытания с пещерой прошел почти месяц. В Исландии наступил март, а с ним и хорошие погодные условия. В тот день, когда я выдвинулся в горы, в стране установился температурный рекорд — за всю историю местные жители не могли припомнить подобной жары в начале весны.
Световой день растянулся, и я, наивно думая, что это облегчит мне все задачи, решил сам усложнить себе путь. Поднявшись на определенный уровень, я оказался перед простым выбором — забраться на гору поменьше или покорить самый высокий пик.
Надо сказать, что любой опытный альпинист, будучи на моем месте, даже не задавался таким вопросом, потому что в горах всегда принято выбирать самую легкую тропу. Я же подумал, что никакого подвига не случится, если постоянно облегчать себе задачу, и выбрал сложнейший путь
Спустя два часа восхождения силы закончились, а пика по-прежнему не было видно. Думаю, каждому, кто хоть раз выходил в горы, знакомо это ощущение — ты идешь, казалось бы, уже вечность, и каждый раз тебе кажется, что вот она вершина! Но стоит до нее добраться — и ты видишь, что за вершину ты принял очередной выступ, а до самого конца еще очень далеко.
Кроме того, я не учел, что из-за таяния снег покрылся тонким слоем льда, а под некоторыми сугробами даже потекли ручьи и водопады, которые увеличивали риск схода лавины. Все это затрудняло и замедляло мое движение в разы, и, устав обманывать самого себя, я спустился вниз, чтобы выбрать гору поменьше и начать все заново.
Прощание с жизнью
Сил на новое восхождение почти не оставалось. Я был изнурен, голоден и зол на самого себя. Я потерял слишком много калорий и стал отдыхать каждые десять шагов. Затем увеличил дистанцию до 20, после до 30. Я поднялся очень высоко, хоть снизу эта гора и казалась мне совсем небольшой. Но идти я больше не мог. Я буквально не мог пошевелить ни одним миллиметром своего тела, не мог напрячь ни одной мышцы.
Своих мыслей я не помню — мозг переключился в режим выживания и перестал понимать происходящее вокруг. Помню лишь свою уверенность в том, что это конец. Что я умер и мое тело продолжает лежать на склоне этой горы. Немного успокоившись, я снова стал считать шаги. 35, 36, 37, 38… Я рухнул на колени и начал рыдать навзрыд.
@diariesofthewildones
Впервые в своей жизни я почувствовал, насколько ничтожен. Эта ситуация сломала меня, перемолола изнутри. Я хотел почувствовать себя викингом, а вместо этого сидел один посреди исландских гор и рыдал как пятилетняя девочка, которой подарили не ту куклу. Что будет теперь? Я не могу никому позвонить, не могу вызвать помощь, не могу даже попрощаться со своими близкими…
Из последних сил я поднял голову к небесам и… увидел, что до вершины оставалось буквально десять шагов. Надежда вернулась ко мне, а вместе с ней и последние силы. Эти 10 шагов были, без сомнения, самыми тяжелыми в моей жизни, но, оказавшись на вершине, я стал самым счастливым человеком на планете.
На тот момент шел седьмой час моего подъема. Времени на спуск оставалось не так много. Из рюкзака я достал батончик шоколада, получил свою дозу протеина и начал думать, как спускаться с этой горы. Спуститься на сплитборде с закрытыми глазами или аккуратно карабкаться вниз, используя кошки и ледоруб? «Хватит быть идиотом, Аарон. Ты не профессиональный сноубордист и даже не видишь гору целиком, хочешь толкнуть себя на очередное самоубийство?» — говорил я сам с собой.
Покорно отстегнув сплитборд, я пристегнул к ботинкам шипы и начал постепенно спускаться. Через несколько минут я благодарил себя за это решение, поскольку ближе к долине снег практически растаял, и вместо него остались лишь камни, ручьи и сухая трава. Если бы эго вновь взяло верх над разумом, я бы разбился насмерть.
Мои навыки строительства снежной пещеры не пригодились, а горная долина приготовила мне приятный сюрприз. Прямо у подножия гор, вдалеке, я заметил полуразрушенный дом. Не представляю, какому безумцу могло прийти в голову обзаводиться недвижимостью в таком месте, но он сильно облегчил мне жизнь.
Используя подручные средства, я смог соорудить себе ночлег, а каменные стены защищали меня от ветра. После всего, что мне пришлось пережить в этот день, исландская сушеная акула впервые не вызывала у меня рвотного рефлекса и даже казалась вкусной. Встретив великолепный закат, окрасивший всю горную долину и снежные верхушки в малиновый цвет, я крепко заснул. Так завершился первый день главного челленджа в моей жизни.
Последний рубеж
Поскольку световой день растянулся на несколько часов, мне выпал шанс преодолеть весь путь всего за двое суток. И они должны были стать последними. Быстро собрав все свои вещи, я отправился в путь. Сперва мне предстояло пройти часть долины, а затем покорить две горы подряд. И если первый пункт плана был выполнен без загвоздок, то со вторым, на который у меня оставалось всего шесть часов, пришлось попотеть.
Aaron Shanks
Поднимаясь на гору, я услышал, как где-то подо мной журчит вода. И, не успев скорректировать траекторию движения, вдруг начал проваливаться под снег одной ногой. Мягко переместил вес — и под снег провалилась другая нога. Теперь я буквально по пояс оказался в сугробе, а малейшее движение могло спровоцировать сход лавины.
Я застыл в страхе. А затем, немного подумав, начал раскачиваться и снова перемещать свой вес влево, чтобы выкарабкаться. Не знаю, как мне это удалось, но освободиться из снежного плена я смог и дойти до вершины — тоже. Оттуда я с облечением посмотрел вниз и увидел дорогу, на которой меня должны были встречать друзья.
Когда я спустился вниз, ребята заобнимали меня, вручили мне банку пива и отвезли на барбекю, чтобы отпраздновать победу. Но, если честно, победителем я себя не ощущал. Вместо этого я чувствовал себя полнейшим дураком. Я смог завершить этот поход не потому, что был сильным или мудрым, а лишь благодаря удаче, которая могла покинуть меня в любой момент.
Я подверг свою жизнь бессмысленному риску, и самое удивительное — мое тело так сильно от этого пострадало, что на следующий же день я заболел очень сильно и провалялся в кровати больше двух недель. Я будто использовал всю свою энергию, весь адреналин. Это была тяжелейшая простуда в моей жизни
Выздоровев, я еще несколько дней пытался ужиться с мыслью, что почти умер из-за собственной глупости. Это состояние трудно объяснить. Ты просто находишься в ужасе от того, что сделал, и понимаешь, что один шаг мог стоить всей прожитой жизни. Какой урок я из этого извлек? Я решил больше никогда не брать на себя такие непосильные задачи. Да, я уже выживал в привычной мне среде — не необитаемом острове в Австралии. Однако Исландия была совершенно другим опытом. Это горы, никем не покоренные горы, которые просто меня пожалели.
Но важнее всего было то, что я понял — когда отправляешься в дикую природу, эго нужно оставить дома. Не стоит выбирать самый тернистый, самый сложный и неизведанный путь. Природа всегда укажет тебе на твое место и, если ты захочешь ей воспротивиться, она превратит тебя в пыль.
Комментарии
2
Заграница , Google , Lenta.ru
Читайте также
Загадка Кататумбо: место, где безостановочно бьют молнии
1
Россияне скупают туры в Занзибар и Дубай. Что там происходит
Последние новости
На Большунова написали заявление в полицию из-за стычки с финским соперником
В России впервые с ноября выявили менее 20 тысяч случаев коронавируса
Курс рубля взлетел