Что ждет туристов в «ковидной» Турции в 2020 году

ИД «Собеседник» 8 октября 2020
Полупустые пляжи, маски и еда через стекло — корреспондент Sobesednik.ru узнала, так ли страшен ковид в Турции, как его малюют.
В интернете не утихают споры: опасно ли лететь сейчас отдыхать в Турцию или нет. Ходят слухи, что в стране Эрдогана бушует коронавирус, и реальная статистка по нему замалчивается. Корреспондент Sobesednik.ru отправилась на берег турецкий и увидела все своими глазами.
Всегда быть в маске — судьба моя
Лететь в этом году в Турцию в мое любимое время года, в бархатный сезон было страшно.
Во-первых, жесткие требования , который обязует всех вылетающих за границу регистрироваться на Госуслугах и сдавать по возвращении тест. Во-вторых, слухи о том, что туристов, контактировавших в пути с коронавирусными больными, даже не поселяют в обсерватор (отдых на балконе в Турции все же лучше, чем ничего), а выдворяют в Россию…
Регистрация на сайте Госуслуг и заполнение анкеты для прибывающих из-за границы заняли не десять минут, а добрых полчаса, и хорошо, что я сделала это не в самый последний момент перед тем, как садиться в такси. В турагентстве предупредили заранее: брать в ручную кладь рюкзак больше нельзя по требованию турецкой стороны, пройти на борт можно только с небольшой сумкой, и это печально — как многие туристы, я много всего вожу в ручной клади.
На стойке регистрации — я летела чартерным рейсом «России» — сотрудница аэропорта заглянула мне в сумку и, не найдя там ничего лишнего (можно вести аудио-, видеотехнику, документы), дала добро. Из-за беглого «досмотра» на стойке очередь двигалась чуть медленнее, чем обычно.
На удивление, самолет «России» вылетел минута в минуту, обычно чартеры всегда опаздывают минимум минут на двадцать, но сейчас рейсов мало, и все очень организованно. И в , и в самолете пришлось все время сидеть в маске. Тем, кто ее снимал, бортпроводницы делали замечание.
«Да как мы вашу анкету найдем?!»
По прибытии в Турцию и по возвращении в Россию туристы должны сдать анкеты. По дороге «туда» их принимают бортпроводницы, и не сдать анкету в общем-то не проблема — стюардессы не могут все контролировать, у них и без этих бумажек работы хватает.
Но я честно сдала анкету. Правда, случайно перепутав номер своего места в самолете. Внести поправку не получилось.
— Да как мы вашу анкету найдем?! У нас 500 пассажиров на борту! — развела руками замотанная стюардесса. Я в ответ тоже махнула рукой.
На выдаче багажа один за другим на ленту падали рюкзаки — вероятно, пассажиры планировали взять их в ручную кладь, но им не дали, заставив оплатить как багаж.
В отель меня доставили одну в микроавтобусе, что не могло меня не радовать: чем меньше контактов с другими туристами, тем лучше. Тут просто повезло: как правило, «наши» выбирают отели на «все включено», а я выбрала скромную «тройку» без шведского стола.
«Леди, стоп!»
В отеле сотрудник ресепшена — турок без маски — дал заполнить анкету при вселении и даже не измерил температуру. Впрочем, никакой необходимости в этом не было: в аэропорту у всех прибывающих ее измеряют датчики, и одну туристку с повышенной температурой при мне остановили до прохождения таможни.
— Леди, стоп! Плиз, стоп! — как резаная, кричала турецкая таможенница и бросилась вслед за туристкой.
Дальнейшая судьба русской леди с температурой не известна.
Бесплатные одноразовые маски в отеле мне, увы, не предложили. Отдыхавшая в «пятерке» двумя неделями ранее мама рассказывала, что им всем выдавали голубые маски. В номер заселили сразу, благо свободные номера имелись в наличии: народу немного, по моим ощущениям — отель заполнен на 70%.
«Такого плохого питания раньше не было»
Турецкий завтрак не отличался разнообразием, но самое неприятное — еду накладывал в тарелку турок в маске, который находился за стеклом.
— Я здесь второй раз уже отдыхаю, и такого питания плохого раньше не было, — жаловалась дама в очереди. — Раньше и блюд было больше, и накладывали сами, а сейчас посмотри — он каждый кусочек считает. Вот жадные!
На мой взгляд, это самый распространенный тип русских туристок-«пакетниц» в Турции: женщина 50+ плотного телосложения в широком пляжном платье. Они вечно чем-то недовольны, с надменными лицами и никогда не улыбаются.
Во многих отелях еду накладывают сотрудники отеля за стеклом в маске и перчатках
— А ты воду-то мне с помидорами не клади! Аккуратней давай! — шикнула на турка ее подруга.
Отель открылся всего месяц назад из-за пандемии, и понятно, что владельцы пытаются заработать. Пункт номер один экономии — это питание, которое стало заметно скромнее. Но я знала: еду не в пятизвездочный «Риксос», где этим летом отдыхали российские звезды, и не расстраивалась. Ведь южное море и солнце для всех туристов одинаковы, и в пандемию они никуда не делись.
Пляж находится в 3 километрах, и после завтрака многие рванули на микроавтобус от отеля, на многих были маски.
— Люда, а чего ты сегодня в маске? — вопрошала безмасочная туристка в ярком парео.
— Так ведь сегодня много новеньких, — отвечала та. — Бактериями, что ли, обмениваться с ними будем?
На пляже маски, разумеется, снимают: ходить в «наморднике» при температуре воздуха +33 градуса не очень-то комфортно.
Вообще, сознательность, как мне показалось, друг перед другом демонстрировали многие руссо туристо: приходили на завтраки в масках и даже пробовали держать социальную дистанцию.
На отельном пляже нас, туристов, было мало, от силы человек десять (миниотель). И часто на нашем участке моря купалась и блаженствовала я одна. Снова никаких контактов. Пляжи справа и слева от нашего вообще были пустые, мне невольно вспомнились фотографии переполненных пляжей в Сочи, и я мысленно хвалила себя за то, что не испугалась и не выбрала русский юг, бессмысленный и беспощадный…
В автобусах все в масках, в кафе — без
Анталья — большой город-курорт, его выбирают за возможность бродить по улочкам Старого города и шопиться в брендовых магазинах. Поэтому вечером я, конечно же, рванула из своего тихого пригорода в центр.
— Вас без маски в автобус не пустят, — предупредила меня продавец туров на улице.
Я это и так поняла, переступив порог супермаркета «Мигрос». Заметив, что я без маски, сотрудник тут же повел меня на кассу ее покупать. В Турции персонал магазинов бдительно следит за ношением масок. Водители автобусов, кажется, еще строже: если вы не натянули маску правильно, на нос, то при входе в салон вам обязательно сделают замечание на языке жестов.
В России такое почти не увидишь, а в Турции абсолютно все пассажиры автобуса в масках. Некоторые в одноразовых перчатках или держатся за поручень рукой с бумажной салфеткой.
Турки, как мне показалось, боятся коронавируса. Пожилая пара в супермаркете пропустила меня в узком коридоре, прижавшись к полкам, будто спасаясь от стихийного огня или пролетающей шаровой молнии. Хотя и я, и они были в маске.
В центре Антальи примерно половина людей в масках, половина без. Завидев на улице троих полицейских, оперативно снимаю маску с запястья и натягиваю на лицо, но, кажется, они никакого не отлавливают и не штрафуют.
Штраф за отсутствие маски в общественном месте — 900 лир (примерно девять тысяч рублей).
Старый город — главная городская достопримечательность, в нем всегда много людей. Вечером тут начинается самое веселье, в кафе и ресторанах играет живая музыка, отдыхающие пьют, едят и болтают. Все сплошь без масок, никакой специальной рассадки нет, о соблюдении социальной дистанции говорить сложно. Сюда приходят как раз для того, чтобы ее нарушить — завести новые знакомства.
Турецкие ловеласы не пропали с пандемией. Со словами «Ты очень красивая» они знакомятся с нашими дамами и получают свое — секс и деньги. Но не всегда. Наши женщины тоже не лыком шиты — некоторые вычисляют голодранцев на раз и дают от ворот поворот.
— Я ему номер телефона дала, а у него, оказывается, ни квартиры, ни машины нет. Зачем он мне такой нужен?! — сокрушалась 62-летняя туристка из Белоруссии Ольга.
Она, кстати, очень удивлялась, тому, что до «открытия» Турции наши туристы летали в Анталью через Минск. Сами белорусы летают через Киев, так на 200 долларов дешевле.
— У нас в Белоруссии, мне кажется, своих туроператоров нет, одни агентства, которые покупают туры в Украине и в России, — заметила она.
Обходя преграды
На обратном рейсе все повторилось: небыстрая регистрация, но все четко и слаженно, никаких задержек — самолет прилетел в Москву на полчаса раньше. При приземлении нам объявили, что таможенникам надо будет предъявить кюьар-код, его выдают при заполнении анкеты на сайте Госуслуг.
— Вован, у нас проблемы? — занервничала пассажирка на соседнем кресле.
— Прорвемся! — отвечал Вован.
При прохождении паспортного контроля таможенница, заметив, что я пытаюсь отыскать в своем смартфоне кюьар-код, недовольно буркнула:
— Мне ничего предъявлять не надо!
Это не обязанность таможни, их дело — паспорта и визы. На выходе группа людей в белых халатах принимала анкеты.
— Если у вас есть кюар-код, то сдавать анкету не надо, — пояснила сотрудница Роспотребнадзора.
В анкете, впрочем, написать можно все угодно: люди в белых халатах паспортные данные ведь не сверяют, да и вообще проход свободный — можно не сдать и прощайте.
На следующий день я сдала тест на коронавирус в обычной столичной поликлинике. В Москве можно записаться заранее и получить эту услугу бесплатно, а вот туристам из регионов приходится за нее безальтернативно платить и заказывать в частных лабораториях. Вылетавшая вместе со мной Вера из Ижевска очень переживала, что не успеет уложиться в 72 часа, отведенные Роспотребнадзором, и вовремя загрузить результаты теста, ведь ей еще нужно долететь до своего города…
Пожалуй, перспектива штрафа — единственный минус в моей поездке. Как мне показалось, заразиться коронавирусом в Анталье шансов намного меньше, чем в России.
Комментарии
6
Заграница , Видео , Все включено , Аэропорт Шереметьево , Роспотребнадзор , ИД "Собеседник"
Читайте также
«По уши в грязи и разрухе. Туристов ненавидят»
231
Отели для тех, кому необходимо уединение
Последние новости
Российские аэропорты могут ввести электронные посадочные талоны
Новый хакерский скандал, "Норникель", слежка мэрии и РАНХиГС. Главное к 20 октября
Авиарейсы между Москвой и Белградом начали осуществляться дважды в неделю